Министр иностранных дел Литвы Антанас Валионис объясняет, почему президент его страны ответил отказом на приглашение россиян принять участие в торжествах, посвященных 9 мая 1945 года.

Le Figaro - В отличие от президента Латвии, президенты Литвы и Эстонии ответили отказом на приглашение России прибыть в Москву на празднование 60-летия победы над нацизмом. Почему?

Антанас Валионис - Мы всегда говорили, что необходимо отпраздновать победу над нацизмом, победу, в которую Россия внесла огромный вклад. И мы собираемся это сделать. Но следует понять, что для Литвы 9 мая - это не только праздник. Это начало великого несчастья. Вместе с избавлением от нацистского ига пришла советская оккупация, оккупация, которая повлекла за собой депортацию и гибель сотен тысяч наших соотечественников и которая на целых пятьдесят лет лишила нас демократии и независимости. Мы ждем от России, что она это признает. Мой отец участвовал в антинацистской кампании, он закончил войну под Бреслау (современный Вроцлав). Но мне кажется, что его реакция была бы такой же, как и у президента. Поэтому мое министерство посоветовало президенту Адамкусу ответить отказом на российское приглашение.

Чего именно вы ждете от русских? На каких условиях смогли бы вы поехать в Москву?

В 1991 году в договоре о сотрудничестве, который мы подписали с только что избранным президентом России Борисом Ельциным, в то время как СССР еще существовал, факт аннексии был признан. И сегодня нам необходим открытый и искренний диалог с Россией по поводу нашей общей истории. С нашей стороны речь идет скорее о моральных требованиях. Мы надеемся, что русские признают репрессии, которые осуществлялись против нас сталинским режимом. Россия - страна, заплатившая самую большую дань жестокости этого режима. Однако, как это ни странно, когда мы заговариваем о ценностях, о памяти и демократии, Москва в ответ начинает говорить о законности своих интересов в этом регионе мира. Так в Братиславе Путин объяснил, что оккупация балтийских стран была рациональным решением Сталина, направленным на обеспечение безопасности западных границ. . .

Не является ли неспособность России признать оккупацию и, в более общих чертах, обратиться к своему прошлому, признаком усиления национализма в период правления Путина?

Это проявление как национализма, так и имперских замашек, очень заметно. Однако в то же самое время в Братиславе, во время встречи с Бушем, он говорил о необратимости демократического процесса в России. Мы рады этому. Хотелось бы только знать, что конкретно произойдет в России во имя этой демократической идеи. Мы должны по-прежнему быть начеку и одновременно уметь проявлять терпение. Так как для нас сотрудничество с Россией является основным. Литва не может представить себе будущего без хороших отношений с Россией.

Разве не было бы лучше для стран Балтии выработать общую позицию по этому деликатному вопросу?

Мы с уважением относимся к независимому решению президента Латвии. Между нами нет существенных разногласий. И все же, 12 марта министры иностранных дел трех стран Балтии соберутся, чтобы выработать точку зрения.