Отвечая на бесцеремонные шаги администрации Буша (Bush), направленные на то, чтобы прочно обосноваться с помощью своего военного присутствия в центрах добычи энергоносителей на Ближнем Востоке, ведущие евразийские страны уже давно принимают энергичные меры для того, чтобы гарантировать снабжение энергоносителями, а, тем самым, - и свое существование. Последние два года выкристаллизовывается система торговых и экономических соглашений, инициаторами которой являются Пекин, Москва, Дели, Бразилиа и в последнее время - Тегеран. Уже в конце 2002 года четыре ведущие страны подписали Договор о торговле и сотрудничестве и назвали его БРИК (BRIC) - аббревиатура из первых букв названий стран: Бразилии, России, Индии и Китая.

Словно по иронии судьбы, этот превентивный шаг ведет к серьезной коллизии интересов с Соединенными Штатами, ведь страны БРИК олицетворяют собой часть 'геополитических вызовов времени', на которые Джордж Буш хотел ответить доктриной национальной безопасности (Доктрина Буша), провозглашенной в сентябре 2002 года.

В связи с прогнозируемым сокращением в мире сырьевых ресурсов и попытками США взять заблаговременно под свой контроль все ключевые стратегические позиции энергетического трансферта Китай, Индия и Европейский союз концентрируют свое внимание на тех государствах, которые предлагают им энергетическую альтернативу: на таких нефтедобывающих странах, как Россия, страны Каспийского бассейна и Иран. Все политические игры Парижа, Москвы и Пекина в кошки-мышки происходят вокруг этой жестокой реальности. Не будет преувеличением говорить о 'новой холодной войне' - 'холодной войне' за энергоносители.

Китайская система

Между тем, для Китая вопрос энергетики в бюджете на период после 2010 года приобретает стратегическое значение. Народная Республика стала вторым после США импортером нефти в мире. Премьер-министр добивался от Путина продажи с аукциона солидного пакета акций империи ЮКОС, и российский глава государства намекнул, что считает это возможным.

Параллельно с этим Китай пригрозил наложить в Совете безопасности ООН вето на введение санкций, инициатором которого являются США, на Судан в связи с кризисом в Дарфуре. Китайская компания National Petroleum Company построила в Южном Судане, вложив три миллиарда долларов, нефтепровод, ведущий к терминалам на Красном море, откуда нефть танкерами будет доставляться в Китай. Это в какой-то мере компенсирует недопоставки нефти из Ирака в связи с оккупацией страны американцами: нефть должна была поступать согласно договорам, заключенным с правительством Саддама Хусейна (Saddam Hussein).

В ноябре 2004 года президент Китая побывал в Бразилии, Аргентине и в Венесуэле с целью обеспечения китайского участия в нефтяных и газовых проектах. Только в Бразилии были подписаны одиннадцать двусторонних соглашений на общую сумму десять миллиардов долларов США. Итог таков: Китай еще никогда не проявлял такой активности, как сегодня, на так называемом 'заднем дворе Соединенных Штатов', которые всегда рассматривали, по крайней мере, Бразилию как 'сферу своих стратегических интересов' высшего приоритета.

Намечающуюся систему договоров дополняет китайско-иранское соглашение о поставках природного газа, тоже подписанное осенью 2004 года. Это соглашение идет вразрез со всеми статьями политики санкций США, введенных в отношении Исламской Республики 25 лет назад. Тегеран, между тем, надеется привлечь также инвесторов из стран ЕС, и, таким образом, смело ответить на санкции США.

Любовь Индии к геометрии

В начале 2004 года правительство Дели встречало президента Бразилии, чтобы обсудить 'новую торговую геометрию', связывающую Юг с Югом. Была достигнута договоренность о введении особых таможенных пошлин, а Бразилия дополнительно взяла на себя договорные обязательства поставлять в Индию биотопливо, сахар и нефть.

Далее в январе 2005 года Индия подписала комплексное торговое соглашение с Россией и Ираном (общая стоимость - 40 миллиардов долларов США) о долгосрочных поставках нефти. Соглашение предусматривает также поставки в течение 25 лет в Индию природного газа. Иными словами, Индия обрела деловых партнеров, которые могут стать союзниками в деле противодействия давлению со стороны США.

Помимо этого в октябре 2004 года посол Китая в Индии предложил двустороннее сотрудничество в интересах энергетической безопасности, в то время как министр нефтяной промышленности улетел в Москву, чтобы обсудить вопрос о 'стратегическом альянсе с Россией', а правительство премьера Сингха (Singh) созвало первый 'круглый стол министров энергетики стран Азии'. Сингх предложил сформировать в духе новой торговой геометрии единый региональный рынок нефти. Если это произойдет, то будет нанесен удар по американским и британским нефтяным гигантам. Иран выступил при этом с инициативой создания 'Азиатского банка финансирования энергетики', который бы мог заняться освоением имеющихся сырьевых ресурсов.

Рулетка, но не русская

10 ноября 2004 года газета India Daily писала: 'Российский президент Путин играет ведущую роль в самой мощной коалиции региональных держав и сверхдержав нашего времени. Эта коалиция включает Индию, Китай, Россию и Бразилию, и она сломит господство Америки'. В качестве неофициального партнера можно также считать Организацию Шанхайского Сотрудничества, в которой объединены Китай, Россия, Таджикистан, Казахстан, Киргизия и Узбекистан.

Бразилия в ноябре прошлого года получила от Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) зеленый свет на дальнейшее осуществление своей программы по обогащению урана, после того, как президент Путин побывал с визитом в стране и, по слухам, и там, как в Ираке, договорился об оказании технологической помощи.

Индия и Китай, будучи государствами БРИК, стремятся к сотрудничеству в военной сфере. Индийский начальник Генерального штаба побывал в прошлом году в Пекине и, тем самым, закрепил то, что считалось невозможным между двумя прежде враждебными государствами: сотрудничество не только в политической, но и в военной области. Помимо этого объявлено о проведении в 2005 году совместных маневров Китая и России.

Никого не удивляет, что администрация Буша, видимо, вынуждена идти на сбалансированные дипломатические шаги с тем, чтобы отреагировать на эти процессы. Встречи американского президента с канцлером Шредером (Schroeder) и президентом Шираком (Chirac) во время его поездки по странам Европы, очевидно, имели целью отговорить Германию и Францию от участия в российско-китайской оси. Однако, немецкая экономика, что касается снабжения нефтью и природным газом, попадает во все большую зависимость от России.

Переговоры по вопросам энергетики, носящие стратегический характер, являются сигналом того, что между ведущими странами Евразии и Соединенными Штатами намечается серьезная конфронтация из-за энергоносителей. И происходит это именно так, как это описал в 1997 году в своей книге 'Единственная мировая держава' Збигнев Бжезинский.