14 марта 2005 года. В прошлый четверг поздно вечером, выиграв только что престижный шахматный турнир Линарес в Испании, Гарри Каспаров объявил, что уходит из профессиональных шахмат. Один мой коллега спросил меня, что это значит. Я сказал, что это равноценно тому, как если бы Рональдино (Ronaldinho) внезапно повернулся спиной к профессиональному футболу: гений, величайший игрок мира, внезапно завершает спортивную карьеру.

Мне понравилась это сравнение, и я его повторил в разговоре с Каспаровым, когда спустя два дня мы встретились в Лондоне. Он присутствовал на игре "Челси"-"Барселона" и изумлялся магическому голу, который забил Рональдино. Я полагал, что он будет польщен. Ничуть. "Не думаю, что Вы можете делать подобное сравнение, - сказал он. - Я был на вершине в течение 20 лет".

Каспаров осознает свое положение в истории шахмат: игрок самой высокой квалификации, в свои 22 года самый молодой чемпион мира, игрок номер один в течение двух десятилетий - разве можно его сравнивать с Рональдино! Но он настолько притягателен и экспансивен, что ему прощаешь его большое самомнение. Его антрепренер предупредил меня, что он только что прилетел из Испании и чувствует себя утомленным. Если это был утомленный Каспаров, тогда энергичный Каспаров был бы по-настоящему страшной перспективой.

Его решение уйти после Линареса казалось странным, потому что он снова был в своей наилучшей форме. Так почему же в 41 год он решил уйти? "Я принял обдуманное решение задолго до турнира, - говорит он. - Решения такого рода не принимаются в одночасье. Нужно время, чтобы принять решение уйти из одной из самых успешных карьер в истории любого спорта. Я вырос с шахматами, выработал свой характер с шахматами, выиграл все на шахматной доске, получил признание как лучший шахматист мира. А поэтому для меня каждый аспект жизни был связан с шахматами. Когда тебе в шахматах только еще перевалило за 40, то мысли об уходе не возникает, в особенности, если ты все еще являешься игроком номер один в мире. Но мне пришлось найти новую цель в жизни. По своей природе я таков, что мне необходимо возбуждаться с помощью большого вызова".

И этим вызовом стала российская политика. Кроме, разве что, того, что Каспаров говорит, что сам термин "российская политика" является неправильным. "Я бы не сказал, что я вступаю в российскую политику, потому что в России нет политики в том смысле, в котором Вы используете этот термин здесь, - разъясняет он. - Я попытаюсь помочь России вернуться к нормальной политической жизни и сделать так, чтобы моя страна жила цивилизованной жизнью".

Каспаров уже является одной из ведущих фигур в продемократической организации "Комитет-2008: Свободный выбор", которая была создана в прошлом году. И вот теперь он решил, что угроза свободе слова в России настолько велика, что ему нужно целиком посвятить себя кампании за демократию.

Его называют потенциальным соперником Владимира Путина на президентских выборах 2008 года, и он не исключает, что когда-нибудь будет баллотироваться на эту должность, но его подлинную тревогу вызывает перспектива того, что не будет выборов, на которых он смог бы баллотироваться. "Люди мне говорят: 'Гарри, ты планируешь участвовать в гонке 2008 года?', и я им отвечаю: 'В гонке за что?' В России наметилась очень четкая тенденция: Путин отказывается от демократии как института. Он не хочет, чтобы были выборы. Будет назначенный парламент, который затем назначит президента. Это будет подобно вечному двигателю".

Если судить по тому, что Каспаров осуждает Путина, тогда его политический стиль, скорее всего, будет таким же неустанно резким, что и его игра в шахматы, известная своим агрессивным, рискованным стилем. "При Ельцине у системы было много недостатков, но это была демократия, - говорит он. - Существовали независимая пресса, независимое телевидение, парламент, политические партии. Оппозиция могла нам не нравиться - это была коммунистическая оппозиция - но мы имели все необходимые элементы демократического общества. И вот теперь, спустя 5 лет после того, как Путин пришел к власти, нет независимой прессы, нет независимого телевидения, выборы региональных губернаторов отменены, выборы в парламент изменены, парламент является частью исполнительной власти, и Путин контролирует практически весь процесс принятия решений во всей стране".

"Трагедия России - и западные лидеры не хотят это признать - в том, что Путин уже пересек красную линию, где мог просто уйти в отставку, как это сделал Ельцин. Он и его группа должны бороться, чтобы удержать в своих руках власть, потому что у них слишком много врагов, слишком много неурегулированных счетов - и именно поэтому они так отчаянно хотят сохранить власть. Их богатство основано на том, что они обладают властью. Они используют свою власть, чтобы захватывать все новую собственность, усиливать свой контроль над российскими финансами. Как только власть от них ускользнет, вся игра станет иной".

Он возмущается по поводу того, что Запад не сумел призвать к ответу Путина. "Путин понял, что в силу определенных геополитических реалий - война с террором, высокие цены на нефть - он является защищенным от критики. Он знает, что получит достаточно сильную политическую поддержку от Ширака (Chirac), Шредера (Schroeder), Берлускони (Berlusconi), Блэра (Blair), все из которых поддерживают преступный режим в России".

Решение Каспарова уйти отражает его ощущение, что у России остается мало времени, но также и его неудовлетворенность анархическим состоянием мировых шахмат и чемпионов-соперников, предпочитающих играть в стиле бокса. В 2002 году он проиграл тот вариант титула, который у него был, своему соотечественнику Владимиру Крамнику и с тех пор не получил возможности вернуть его себе. Каспаров остается мировым игроком самого высокого класса, но его попытки провести бесспорный чемпионат мира не удались, и Каспаров больше не хочет дожидаться, когда все элементы головоломки сложатся вместе.

Его победы в Линаресе и на российском чемпионате в ноябре прошлого года стали его способом доказать, что, несмотря на то, что он проиграл свой мировой титул, он все еще остается первым. "Я доказал, что не утратил навыков, - говорит он. - В двух моих последних турнирах я показал, что за шахматной доской я очень хорош. Наконец-то мы закрыли этот вопрос. Я не был уверен, что сумею выиграть в Линересе, я не был хорошо подготовлен. Я тратил слишком много времени на другие виды деятельности, но у меня было странное чувство, что все для меня сложится удачно, и чудесным образом я победил. Я сыграл несколько по-настоящему великих партий. Я играл так, как играл 20 лет назад, хотя в конце я свалился. После игры с Мики (Mickey Adams - английский шахматист номер один) я просто потерял всякий интерес, потому что уже выиграл главный трофей. Мои мысли уже были где-то далеко".

Другой амбициозной мечтой, которую он исполнил, было показать своему 8-летнему сыну, каким великим шахматистом является его отец. "Помнится, в 1999 году, когда люди спрашивали меня о моей шахматной карьере, я говорил, что хочу играть, когда мой сын подрастет, чтобы он мог видеть, как его отец выиграет чемпионат мира. Мне такого шанса не представили, но он видел меня в Москве на чемпионате России, который я выиграл. Он присутствовал на заключительной церемонии, он получил мою медаль и повесил ее мне на шею. Миссия выполнена!"

Личная жизнь Каспарова очень запутана. У него есть 11-летняя дочь от первой жены, Маши. Они живут в штате Нью-Джерси, и его бывшая жена выиграла иск в суде, запрещающий его дочери навещать Каспарова в Москве из опасения, что она не возвратится в Соединенные Штаты. Эта судебная баталия шла как раз накануне его матча с Крамником, и многие полагают, что она помешала Каспарову подготовиться к игре. У него родился сын от второй жены, Юлии, но они сейчас тоже разводятся. Каспаров в настоящее время обручен с молодой выпускницей бизнес-колледжа Дарьей Тарасовой.

В его деловой жизни тоже был период неразберихи. Его шахматный портал в Интернете потерпел крах, когда лопнула группа интернет-компаний, и в какой-то момент ему угрожали судебным преследованием - что также негативно сказалось на его форме. Но сейчас эти трудности разрешены, серия написанных им книг о его предшественниках - чемпионах мира по шахматам разошлась хорошо, и он в настоящее время работает над книгой, которая называется "Как жизнь имитирует шахматы" (How Life Imitates Chess). Он находится в Великобритании, чтобы на Лондонской книжной ярмарке встретиться с 15 издателями, которые купили у него права (на издание его книг) в различных уголках планеты.

Его новая книга увидит свет в начале следующего года, и Каспаров надеется, что она выведет шахматы за пределы традиционной рыночной ниши. "Я хочу представить (книгу) широкой публике как нечто очень важное, - разъясняет он, - не просто как крошечную игру, в которую играют некоторые неуклюжие люди, но как игру, имеющую такие ценности, которые важны для нашего понимания человеческой природы". Он также планирует написать книгу о битве между человеком и машинами - он провел несколько знаменитых шахматных партий с компьютерами - и продолжить писать колонки для газеты "The Wall Street Journal", которая разделяет его прочное правое мировоззрение. Впрочем, когда я высказал мнение, что он является неисправимым консерватором, он мне возразил.

"На американской политической арене я, вероятно, стоял бы где-то рядом с Арнольдом Шварцнеггером (Arnold Schwarzenegger), - говорит он. - Консервативный в экономике, но без социальных предрассудков, определенно выступающий за разрешение абортов и нерелигиозный. Я не подхожу на роль нового республиканца. Но, с другой стороны, я буду выступать за снижение налогов и сокращение размеров государства".

"В любом случае, - говорит он, - поскольку в России нет политики в общепринятом смысле, такие термины, как 'правый' и 'левый', являются избыточными. Вот почему мы можем работать со странными партнерами. Нужно просто отыскать ряд жизненно важных элементов, по которым люди могут прийти к согласию. Это касается разрушения государства 'номенклатуры' и возвращения в Россию главенства закона".

Каспаров помешан на том, что Джордж Буш-старший (George Bush Sr.) когда-то назвал "проницательностью" (the vision thing). "Сегодня у нас очень мало провидцев, если они вообще есть, - говорит он. - Слишком много менеджеров. Разумеется, менеджеры нужны, но нужны также и провидцы. Всякий может ехать по автомагистрали, но когда подъезжаешь к пересечению дорог, нужно предвидеть, куда ты поедешь. Сегодня я считаю, что наша цивилизация стоит на перепутье, однако мы все еще пытаемся справиться с этим вопросом административными методами".

Каспаров, разумеется, верит, что у него более чем достаточно предвидения, которое он отточил за шахматной доской, и которое он сейчас применяет к более трудной игре - что еще хуже, к игре, где российские власти каждую неделю меняют правила. Он считает, что способен помочь в прокладке в России нового курса, замены эмоций и эгоистичных интересов логикой и рациональным анализом, однако его самоуверенность сдерживается реализмом. "Я не настолько сумасшедший, чтобы представлять, что способен в одночасье менять положение дел, просто щелкнув пальцами, - говорит он, - но я верю, что мое присутствие может стать решающим фактором, поскольку оно может убедить других людей присоединиться к этой борьбе".

Он также осознает те риски, которым он подвергается, когда нападает на Путина. "Я уверен, все мои телефоны прослушиваются. Это нормальная практика в России. Здесь, в Англии, Вы устраиваете дискуссии по поводу закона о терроризме, но в России мы живем в условиях, которые несказанно более плохи. Мы понимаем, что живем в государстве, которое ведет себя, как советское государство, не обращая никакого внимания на конституционные права своих граждан, но мы предполагаем, что все еще существуют рубежи, которых они не могут преступить".

Поначалу, говорит он, меня станут чернить. "Я ожидаю злобных нападок со стороны находящихся под контролем правительства прессы и телевидения. Они сделают из меня посмешище, говоря: 'Что может шахматист знать о политике?' Я знаю, что самое худшее для меня еще впереди: большая часть того, что я ожидаю в предстоящие несколько месяцев, будет очень негативной".

Он также признает опасность более серьезной кары. "Эти люди не имеют аллергии на кровь. Но надобно действовать. Если я себя убедил, что мне надо действовать, я действую. Если я считаю, что делаю все правильно и своевременно, то я не беру в расчет фактор риска. Это входит в игру".

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru:

Политика - последний гамбит Каспарова ("The Times", Великобритания)

Московский Калигула ("The Wall Street Journal", США)

Каспаров опасается 'жестокой диктатуры' ("Die Welt", Германия)

Каспаров намерен 'поставить мат' Путину ("BBC", Великобритания)

Гарри Каспаров: 'Сказать 'нет' фашизму и Владимиру Путину' ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Умиротворители Путина ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Путин должен уйти ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Террор против открытости ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Хватит 'моральной уравниловки' ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Кто теряет Россию? ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров хочет, чтобы на Путина накинули узду ("The Globe And Mail", Канада)

Гарри Каспаров: Ка-гэ-бэшное государство ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Выиграть более длительную войну ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Путин по-прежнему остается агентом КГБ ("La Vanguardia", Испания)