Президенты Литвы и Эстонии участвовать в торжествах 9 мая в Москве, посвященных 60 годовщине советской победы над нацистской Германией, не будут. Решению, которое на прошлой неделе приняли Владас Адамкус (Vladas Adamkus) и Арнольд Рюйтель (Arnold Rueuetel), предшествовала продолжавшаяся три месяца дискуссия. Удивление вызвала президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга (Vaira Vike-Freiberga), к бойкоту поездки не присоединившаяся. 'Мы не сиамские близнецы', - заявила она. Ее саму по праву опережает в Москве слава жесткой леди.

Достаточную почву для конфликта создает заявление боевитой латышки: мол, Россия в качестве преемницы СССР обязана признать оккупацию прибалтийских государств. Окончание войны, по ее словам, равноценно началу 'жестокой оккупации со стороны тоталитарной страны, Советского Союза'. Красная Армия, конечно, освободила прибалтов от фашизма, но в ее ранце вместо свободы и самоопределения были 50 лет оккупации и тоталитарная диктатура, жертвами которой стали сотни тысяч людей.

Прибалты не один год требуют от России признания оккупации и объявления пакта Молотова-Риббентропа (Ribbentrop), поделившего Восточную Европу на зоны влияния гитлеровской Германии и Советского Союза, противоречащим международному праву.

Москва повода для этого не видит. В феврале президент Путин оправдывал пакт, называя его мерой, направленной, на 'обеспечение государственных интересов и безопасности западных границ'. Дума приняла резолюцию, в которой твердо говорится о 60 годовщине освобождения Прибалтики.

После торжеств должны были быть подписаны двусторонние соглашения. До этого дело не дойдет. В проекте Москвы поднимается вопрос о русскоязычных меньшинствах, но не говорится о времени оккупации и предлагается открыть 'в двусторонних отношениях новую главу'. Это могло бы показаться безобидным, беспокоятся прибалты, если бы не предавалась забвению история. Помимо этого им пришлось бы быть подотчетными соседу в вопросах, связанных с национальными меньшинствами.

Россия без одобрения соглашений отказывается подписывать пограничные договора с Эстонией и Латвией. 'У Москвы кончается терпение, мы должны напомнить прибалтам, что Россия могущественная страна', - считает советник Кремля Вячеслав Никонов. Только благодаря воле российского руководства государства получили в 1991 году самостоятельность. Этой логике следует также Министерство иностранных дел. Короче говоря, вступление в состав СССР было добровольным.

В Польше тоже разгорелся ожесточенный спор по вопросу, должен ли президент Александр Квасьневский (Aleksander Kwasniewski) ехать 9 мая 2005 года в Москву на торжества, посвященные годовщине окончания войны. Участие было бы молчаливым согласием с решениями Ялтинской конференции в феврале 1945 года. В то время Великобритания, США и СССР передвинули в пользу Советского Союза границы Польши в сторону Запада, лишив ее 180000 квадратных километров территории.

Если 9 мая в Москве не будет сказано также о том, что Польша в 1945 году, конечно, была освобождена от нацистов, но и потеряла половину своих территорий на Востоке, попав на десятилетия в зависимость от Советов, Квасневский ехать не должен. К тому же как откровенное оскорбление следует рассматривать тот факт, что Путин не хочет передавать Польше остающиеся дела, связанные с массовым убийством советской стороной в 1940 году в Катыни польских офицеров. После визита в Литву Квасьневский все же принял решение в Москву поехать. Годовщина это не научный симпозиум, на котором каждый выдвигает свои аргументы и оценивает историю, сказал Квасьневский по польскому радио: 'Мы в Москве отмечаем победу над фашизмом. И следует признать, что большая доля в этой победе за русскими, понесшими миллионные жертвы. У них есть право на то, чтобы мир почтил память этих жертв по-доброму'. Это ничего не меняет в том, что Европа после 1945 года была поделена, и Польша оказалась в сфере советского влияния, как и Литва, Латвия и Эстония. 'Об этом надо говорить', - считает Квасьневский. Бойкот торжеств ничему не поможет.