Популярное не так давно изречение о том, что Америка - воплощение бога войны Марса, а Европа - проявление человеколюбия Венеры, нуждается в серьезном переосмыслении. Сегодня, когда речь заходит о внешней политике, Европа больше напоминает Плутоса, древнегреческого бога богатства и жадности.

Возможно, кому-то это утверждение покажется, по меньшей мере, странным, так как у большинства людей именно Америка ассоциируется с алчным стремлением к обогащению. Тем не менее, как раз европейские политики сегодня все больше руководствуются любовью или, если хотите, жаждой получения выгоды.

В решении любой важной внешнеполитической проблемы, стоящей сегодня перед Европой и Соединенными Штатами, будь то отношения с Китаем, Ираном или Россией, старая добрая Европа, ведомая Парижем и Берлином, неизменно делает ставку на более тесные экономические связи в противовес жесткой позиции Вашингтона. Вопросы обеспечения прав человека и защиты демократических свобод, которые Джордж Буш (George Bush) поставил во главу угла своей внешней политики, лишь вскользь упоминаются президентом Франции Жаком Шираком (Jacques Chirac) и канцлером Германии Герхардом Шредером (Gerhard Schroeder). Как правило, они занимают удобную для себя позицию, согласно которой продажа большего количества европейских товаров странам, не соблюдающим нормы международного права, должна каким-то волшебным образом поспособствовать достижению вышеупомянутых благих целей.

С этой точки зрения мы болтаемся где-то по середине, с одной стороны отстаивая преимущества свободной торговли, с другой - рассматривая экономические санкции как действенное средство достижения своих политических целей. Но такая позиция предполагает существование такого режима международной торговли, который практически полностью независим от государственного вмешательства. Применительно к Европе, торговля - не только предмет государственного регулирования, но и такая сфера экономической деятельности, в которой государство хотело бы господствовать безраздельно.

На прошлой неделе господин Шредер завершил семидневное турне по странам Персидского залива, в котором его сопровождала целая ватага бизнесменом, умудрившихся назаключать сделок общей стоимостью в более чем четыре миллиарда долларов США. Пока канцлер Германии колесил по ближневосточному региону в качестве главного коммивояжера своей страны, продавая направо и налево поезда, самолеты и оружие, он ни словом не обмолвился о правах человека и демократии.

Точно так же Герхард Шредер не спешит и с критикой российского президента Владимира Путина. Более того, он убежден, что его друг управляет 'безупречной демократией'. Господин Шредер не заметил 'существенных отклонений' в ходе проведения выборов в Чечне, не говоря уже о ста тысячах людей, ставших жертвами ожесточенного вооруженного конфликта с Россией. Вместо этого он подталкивает немецкие энергетические концерны к укреплению сотрудничества с российскими нефтегазовыми компаниями.

И все же именно Китай, со своим 1,3-миллиардным потребительским зевом, привлекает внимание европейцев как ни одна другая страна в мире. В ходе своей прошлогодней поездки в Поднебесную Жак Ширак, сопровождаемый главами крупных французских компаний, также не стал говорить о правах человека. Нет, домой он возвратился, имея на руках контракты общей стоимостью в четыре миллиарда долларов США. Чтобы, не дай Бог, не отстать от своего коллеги, Герхард Шредер недавно совершил уже шестую поездку в Китай, откуда вернулся нагруженный многомиллиардными соглашениями на поставку энергоносителей.

Подобного рода вещи выходят из-под контроля тогда, когда торговля начинает убивать людей. Не то чтобы самые пылкие сторонники свободной торговли отрицают необходимость существования ограничений на продажу смертоносных материалов, но Париж и Берлин играют с огнем, призывая к отмене введенного Европейским Союзом эмбарго на поставку оружия в Китай. В свете недавней экономической статистики отказ старой Европы от своих вековых моральных принципов представляется фолом последней надежды. Беднякам выбирать не приходится, как гласит старая поговорка.

С каждым годом Европа все чаще и чаще приходится играть роль такого вот бедняка. Согласно конфиденциальной информации, ставшей достоянием общественности на прошлой неделе благодаря утечке, уже в следующем месяце Международный валютный фонд (МВФ) снизит свой первоначальный прогноз роста валового внутреннего продукта (ВВП) в странах евро-зоны с 2,2% до 1,6%. По данным все того же МВФ, в этом году объем немецкой экономики, на долю которой приходится до трети всей выпускаемой в Европе продукции, увеличится всего-навсего на 0,8%, что значительно ниже ранее прогнозируемого показателя в 1,8%. Это очень плохие новости для 10% и 12% безработных во Франции и Германии соответственно.

К слову сказать, специалисты МВФ уверены, что в Соединенных Штатах, где уровень безработицы почти вдвое ниже, чем в Германии, экономический рост в этом году должен составить 3,7%, а не 3,5%, как считалось ранее.

Результатом этого усугубляющегося с каждым годом экономического недомогания стало то, что даже в рамках своей 'последовательной' политики экономического обольщения и переговоров Европа, похоже, больше не принадлежит сама себе и становится заложником внешних обстоятельств. После неудачной попытки снизить зависимость от экспортных поставок, принятие внешнеэкономической политики, таким либо образом вредящей коммерческим интересам, становится абсолютно неприемлемым вариантом развития событий для всех без исключения европейских политиков.

Последние, кстати, нашли всему этому разумное оправдание, утверждая, что экономические перспективы, маячащие перед глазами стран-изгоев, могут удержать их от проявлений агрессии.

Но в любой логической цепочке неизбежно обнаруживается слабое звено, что и подтвердили недавние переговоры с Ираном. В Европе искренне верят в то, что Тегеран посчитает предложенные экономические инициативы более ценными в сравнении с завершением продолжающейся вот уже почти десять лет погони за ядерным оружием. Если бы экономическое развитие представляло хоть какой-то интерес для Ирана, то эта богатая нефтью страна не стала бы швыряться миллиардами долларов, рассчитывая поскорей получить в свое распоряжение оружие массового поражения.

Но хуже всего то, что экономический упадок Европы не остался незамеченным.

В Тегеране мудро рассудили, что Европе эта сделка нужна больше, чем самому Ирану - в первую очередь по дипломатическим и экономическим соображениям. Поэтому иранские политики стали угрожать выходом из переговорного процесса, если он в ближайшем будущем не выберется из тупика. В воскресенье Иран даже признался в существовании секретной ядерной программы и заявил, что его ученые обладают достаточным багажом знаний для осуществления всего спектра действий, касающихся производства обогащенного урана. В итоге провал переговоров, предпринятых Европой в надежде снизить ядерную угрозу со стороны Ирана и предотвратить возможность вооруженного противостояния, только накалил страсти на международной арене. Получается, что для того, чтобы сделать мир в перспективе более безопасным и спокойным местом, необходимо не просто помогать целой армии безработных в Европе, но и заниматься возрождением экономики всего Старого Света.