Фрэнк Гаффни - президент Центра политики безопасности

15 марта 2005 года. "Продвижение надежды на Ближнем Востоке. . . требует нового мышления в столицах великих демократий, включая Вашингтон, федеральный округ Колумбия. К настоящему времени уже должно быть ясно, что десятилетия попустительства и угодничества перед тиранией в интересах стабильности привели только лишь к несправедливости, к нестабильности и к трагедии. Должно быть ясно, что рост демократии ведет к миру, потому что правительства, которые уважают права своего народа, уважают также и права своих соседей. Должно быть ясно, что наилучшим антидотом для радикализма и террора является терпимость и надежда, воспламенившаяся в свободных обществах. И наш долг сейчас ясен: ради нашей долгосрочной безопасности все свободные нации должны объединиться с силами демократии и справедливости, которые начали трансформировать Ближний Восток". Так сказал президент Джордж Буш-младший (George W. Bush) в Университете национальной обороны (National Defense University) неделю назад.

В момент, когда президент Буш извлекал этот урок из прошлого, ведущие нации Европы, Великобритания, Франция и Германия, соблазняли его администрацию присоединиться к ним в самом свежем примере великих демократий, осуществляющих политику "попустительства и угодничества" перед тиранией ради достижения того, что выдается ими за "стабильность".

Не прошло и нескольких дней с той сильной речи, с которой президент США выступил в Университете национальной обороны, как еврофаустианцы (Eurofaustians) стали соблазнять его присоединиться к их попыткам заключить сделку, которая практически легитимизирует, увековечивает и обогащает деспотичную муллократию (mullahocracy) Ирана.

Если судить по словам государственного секретаря США Кондолизы Райс (Condoleezza Rice) и советника президента США по национальной безопасности Стивена Хадли (Stephen Hadley), политика США в отношении Ирана не претерпела изменений. Скорее, США - в интересах того, чтобы побудить иранский режим отказаться от его ядерных амбиций - просто "сняли свои возражения" против того, что Европа станет платить Тегерану валютой, которую мы контролируем (вступление Ирана во Всемирную торговую организацию и поставки ему запчастей для устаревающих авиалайнеров "Boeing-737").

В обмен на эти, казалось бы, скромные уступки нас теперь заверяют, что мы вместе с европейцами провели новые, общие "красные линии". Если иранцы не согласятся отказаться от своих амбиций в плане ядерного оружия, мы можем рассчитывать на то, что так называемая "троица" Европейского союза (ЕС) поддержит нас в том, чтобы перенести рассмотрение данного вопроса в Совет Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН) для принятия мер.

Нам, однако, не следует заблуждаться. Мы пришли на базар, и всем следует понимать, что находящееся на столе предложение является не более чем исходным предложением цены. Муллы уже отреагировали тем, что заявили, что не откажутся от своей программы обогащения урана, которая является центральной для производства ядерного оружия. Совершенно ясно, они ожидают новых западных предложений, которые призваны побудить их стать более покладистыми.

К сожалению, предсказуемым является то обстоятельство, что европейцы будут более чем готовы делать дальнейшие предложения в интересах "поддержания диалога" и избежания разрыва с Тегераном, который стал бы рассматриваться, как открытие пути для иранской бомбы. (Аналогичная логика побуждает еврофаустианцев возобновить продажу оружия коммунистическому Китаю, несмотря даже на то, что Китай неумолимо осуществляет свои планы в отношении реаннексии Тайваня, если потребуется, силой.)

Однако тщетность попыток еврофаустианцев заключить сделку гарантируется, поскольку нет возможности добиться, чтобы Тегеран соблюдал новое обещание "заморозить" свою ядерную программу лучше, чем прежние обещания такого рода.

Например, мы недавно узнали, что частью обширного иранского комплекса для тайной разработки и производства ядерного оружия являются высокозащищенные тоннели на глубине более полумили (1 сухопутная миля = 1,609 км). Узнать, что происходит внутри объектов такого рода, так же трудно, как и уничтожить их.

Сделка с репрессивным, нечестным и агрессивным иранским режимом дает иранским муллам то, что им больше всего нужно: время. То есть, время для того, чтобы завершить их тайную ядерную программу. Время для того, чтобы пристыковать ядерные головные части к иранским баллистическим и крылатым ракетам большой дальности, арсенал которых постоянно увеличивается. Время для того, чтобы гарантировать, что китайские и российские друзья Ирана погубят любую резолюцию СБ ООН, которую могли бы предложить США, чтобы убедить "троицу" из ЕС поддержать ее.

Возможно, еще более коварной является перспектива того, что иранский народ станет считать, что администрация Буша, по крайней мере, косвенно заключила, что сделка с иранским режимом для нее более важна, чем "становление на сторону народа Ирана", который жаждет свободы от мулл. Это тем более прискорбно, поскольку не только ставит под вопрос центральный организующий принцип президента для войны с террором, но также, как представляется, предотвращает или, по меньшей мере, сильно затрудняет использование единственного инструмента, который мог бы фактически предотвратить становление Ирана ядерной державой: смену режима в пользу свободы.

На встрече с редакционным советом газеты "The Washington Times" в прошлую пятницу г-жа Райс подтвердила эту дилемму. "Мы должны и дальше высказываться в поддержку стремлений иранского народа даже тогда, когда решаем ближнесрочные вопросы вроде иранской ядерной программы. И президент полон решимости делать это, полон решимости не снижать акцента на права и надежды всех народов, включая иранский народ, жить в условиях свободы. Мы не хотим делать ничего, что прямо легитимизирует это правительство - мулл. И поэтому с нашей стороны нет никаких признаков, которые указывали бы на "потепление отношений".

Проблема в том, что, даже если г-жа Райс права и - вопреки всяким внешним проявлениям и, если честно, ожиданиям - эти возглавляемые европейцами переговоры не кончатся тем, что обманным путем вовлекут Соединенные Штаты в процесс легитимизации иранского режима и принудят к отказу от поддержки стремлений иранского народа, они затруднят принятие мер с целью реализации этих стремлений. Нам нужно вести политическую войну против муллократии, если мы хотим, чтобы оставался хоть какой-то шанс освобождения иранского народа и недопущения того, чтобы ядерная бомба оказалась в руках сторонников террора. И ни время, ни еврофаустианцы не будут на нашей стороне в такой войне.

____________________________________________________________

Избранные сочинения Фрэнка Гаффни-младшего на ИноСМИ.Ru

Арсеналы тирании ("The Washington Times", США)

Куда уходить американцам из Ирака? ("The Washington Times", США)

Прощай, Новая Европа? ("The Washington Times", США)

Палестина: время воевать ("The Washington Times", США)