Один из главных парадоксов второго президентского срока Джорджа У. Буша заключается в том, что две основные политические партии США полностью поменялись местами в своем истолковании американских интересов по всему миру.

Республиканцы фактически взяли на вооружение политику 'гуманитарных интервенций' и неограниченной поддержки демократии, а Демократическая партия напротив, выступает сегодня за прагматизм, осторожность, и ставит во главу угла национальную безопасность в узком толковании этого понятия. Тем, что это произошло, мы обязаны исторической случайности, а что касается будущего, то вопрос стоит так: останутся ли обе партии на этих позициях, когда с плеч страны свалится 'иракское бремя'.

В 1990е гг. многие республиканцы брюзжали, что администрация Клинтона применяет военную силу исключительно в ситуациях, нисколько не затрагивающих жизненные интересы США. Одним из первых внешнеполитических шагов Билла Клинтона на посту президента стало расширение задач интервенции в Сомали с гуманитарной помощи до государственного строительства - это закончилось гибелью 18 рейнджеров и выводом американского контингента; затем он отправил войска на Гаити, использовал военно-воздушные силы и вес американской дипломатии, чтобы добиться Дейтонских соглашений по Боснии, и возглавил натовскую коалицию, созданную, чтобы защитить косоваров от сербской агрессии. В ответ Кондолиза Райс (Condoleezza Rice), будучи еще советником Буша в ходе предвыборной кампании 2000 г., заявила, что 'американские войска не следует использовать для охраны школьников', как это делалось на Балканах. Да и сам г-н Буш тогда произнес знаменитую фразу: 'Не думаю, что наши войска следует использовать для так называемого государственного строительства. На мой взгляд, наши войска следует использовать, чтобы вести и выигрывать войны'.

Перенесемся в начало 2005 г., и мы увидим, что республиканцы оправдывают войну в Ираке, представляя ее как благородную акцию с целью поддержки демократии на Ближнем Востоке - в свете недавних событий в Ливане и Египте эти утверждения выглядят более обоснованными. Во второй инаугурационной речи г-н Буш, в чисто вильсоновском духе, заявил, что 'конечная цель' Америки состоит в том, чтобы 'покончить с тиранией на планете', и что ее внешнеполитический курс неизбежно должен быть направлен на распространение демократии, поскольку это необходимо для защиты демократии в самих США.

Демократы, напротив, и в ходе предвыборной кампании, и в заявлениях по поводу таких событий, как иракские выборы 30 января, были вынуждены выступать в роли 'бухгалтеров', сетуя на высокую стоимость войны с точки зрения финансов и людских потерь. Неудивительно, что в результате по сравнению с президентом они выглядят мелочными, а их предложения не получили никакой поддержки.

В том, как мы оказались в этой ситуации, никакой загадки нет. Администрация Буша уже давно оправдывает вторжение в Ирак необходимостью свержения Саддама Хусейна из-за нарушения его режимом прав человека - наряду с аргументами о программе г-на Хусейна по созданию оружия массового поражения и его связях с террористами. Однако раньше с точки зрения приоритетности этот аргумент стоял на третьем месте, и официально был впервые озвучен только в выступлении Буша в феврале 2002 г., за год с небольшим до начала войны. От аргументов, связанных с ОМП, пришлось отказаться, когда специально созданная после вторжения группа экспертов не сумела найти в Ираке этого оружия, а предполагаемая связь г-на Хусейна с 'Аль-Каидой' вызывает большие сомнения. Учитывая, какое самопожертвование проявляют американские солдаты в Ираке и их родные в США, нет ничего удивительного, что теперь администрация изо всех сил выдвигает на первый план благородную задачу освобождения страны. Демократы, в свою очередь, поняли, что простая поддержка действий президента не принесет им особых преимуществ, и из столь же конъюнктурных соображений заняли противоположную позицию.

Конечно, и те и другие в чем-то лукавят. Республиканцы отлично понимают: если бы осенью 2002 г. они попытались получить от Конгресса полномочия на ведение войны, заявив, что намерены потратить несколько сот миллиардов долларов и уложить несколько тысяч американских солдат ради того, чтобы утвердить демократию в стране с 24-миллионным населением под названием Ирак, их просто подняли бы на смех. Демократы, в свою очередь, должны понимать, что своим вторжением в Ирак США породили в этой стране угрозу терроризма, и победа последнего обернулась бы весьма негативными последствиями. Поэтому установление конкретного срока вывода американских войск из Ирака, как они предлагают, лишь даст мятежникам ориентир для планирования будущих операций.

Сложившаяся ситуация полна парадоксов. Накануне иракской войны министру обороны Дональду Рамсфелду (Donald Rumsfeld) задали вопрос, почему бы Соединенным Штатам не вторгнуться на Кубу и не освободить эту страну. Тогда он выдал один из характерных раздраженных ответов по принципу 'боже, что за чушь', в том духе, что Америка не может просто бегать туда-сюда, решая все проблемы сегодняшнего мира.

Тем не менее, республиканцы официально поддержали принцип 'гуманитарных интервенций', а демократы выступают против этого из соображений целесообразности. Неясно, насколько долго сохранится эта ситуация, когда критический момент в Ираке окажется позади.

Ответ связан с развитием событий в Ираке и на всем Большом Ближнем Востоке, а также с исходом разворачивающейся борьбы между 'реалистами' и 'идеалистами' в самой республиканской партии. В правых кругах войну в Ираке поддержал альянс консерваторов-националистов, которые всегда были против 'гуманитарных интервенций', и неоконсерваторов, эти интервенции поддерживавших. Вторжение произошло вопреки обоснованным предостережениям 'реалистов' вроде бывшего советника по национальной безопасности Брента Скаукрофта (Brent Scowcroft), и по мере ухудшения положения в Ираке авторитет последних начал расти.

Однако не исключено, что в роли тех, кто 'смеется последним' все же окажутся неоконсерваторы - это произойдет в том случае, если в ближневосточном регионе действительно начнется волна политических реформ. При таком исходе их альянс с традиционными консерваторами, 'джексоновской Америкой', по выражению Уолтера Рассела Мида (Walter Russel Mead) - жителями 'красных штатов' [штаты США, в основном на юге и в центре страны, традиционно голосующие за республиканцев- прим. перев.], чьи сыновья и дочери сражаются сегодня в Ираке - только укрепится.

Слова - мощная сила, и недооценивать ее не стоит. Г-н Буш связывает США обязательством по поддержке демократии в мире - в соответствии с благородными традициями внешней политики США. Надеюсь, в будущем эта задача будет осуществляться не столько военными, сколько политическими средствами. Разработанный президентом новый бюджет предусматривает увеличение расходов на борьбу с ВИЧ/СПИДом, экономическую помощь, восстановление стран, пострадавших от конфликта и другие элементы 'мягкого влияния'. Тем, кто критиковал президента за войну в Ираке - как в лагере демократов, так и в Европе - не следует требовать самоизоляции США и поддерживать статус-кво, то есть выступать с прямо противоположных позиций. Вместо этого, им следует заставлять его выполнять обещанное, задавая вопрос: почему, если освобождение Ирака стоило пролитой крови и затраченных денег, свобода жителей других регионов, скажем, Дарфура, этого не стоит?

Фрэнсис Фукуяма - профессор политэкономии в Школе фундаментальных международных исследований при Университете Джона Гопкинса (Johns Hopkins School of Advanced International Studies)и автор книги 'Государственное строительство: управление и международное устройство в 21 веке' ('State-Building: Governance and World Order in the 21st Century')

____________________________________________________________

Избранные сочинения Фрэнсиса Фукуямы на ИноСМИ.Ru

Кальвинистский манифест ("The New York Times", США)

'Этот мир в состоянии шока. О государстве' ("Le Nouvel Observateur", Франция)

И Фукуяма прокричал: 'Моисей! Моисей!' ("La Vanguardia", Испания)

'Путин надеется на то, что Запад закроет глаза' ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Париж-Вашингтон: общая судьба ("Le Figaro", Франция)

Буш должен понять, что длительная оккупация Ирака неизбежна ("The Wall Street Journal", США)

Лицемерие - характеристика не только Соединенных Штатов' ("Clarin", Аргентина)