Далай-лама признает растущее экономическое влияние Китая

Похоже, что Далай-лама - лидер Тибета в изгнании - изменил свою позицию. Тибет был слаборазвитой, отсталой в материальном плане страной, "и потому в наших же собственных интересах мы хотим быть частью. . . Китая". Взамен Китай должен гарантировать сохранение уникального культурного, религиозного и экологического наследия Тибета. Это означает изменение прежнего предложения Далай-ламы, которое тот сделал в Европарламенте в 1988 году, что Тибет должен быть "самоуправляемой демократической политической единицей", а Пекин будет отвечать лишь за вопросы обороны и внешней политики.

Немаловажно, что духовный лидер Тибета изложил свой изменившийся подход к тибетским вопросам в годовщину неудачного восстания тибетцев против китайской оккупации в 1959 году. С той поры тибетская культура и тибетский буддизм стали более знакомы жителям Запада, а Далай-лама получил Нобелевскую премию мира.

Совершенный Далай-ламой пересмотр имеет прагматический характер: экономический рост Китая открывает важные возможности для тибетцев. Но верно и то, что культура и религия Тибета, которые стали источником вдохновения для Запада, могут сходным образом предоставить духовную пищу и китайцам.

Было ли его послание услышано, еще предстоит узнать. Влияние Далай-ламы на Тибете не слабеет, и потому кажется маловероятным, что китайцы позволят ему вернуться. Это - просто стыд: положение самого Китая укрепилось бы, если бы он пошел на эту уступку.

Изменив свою позицию, Далай-лама признал то, как экономическое процветание повысило влияние Китая. В противостоянии неодолимой силе необходим компромисс.

Растущая экономика Китая важна и для Австралии, вследствие чего ожидается начало официальных переговоров о торговой сделке с китайцами (премьер-министр Джон Говард посетит Пекин на следующей неделе). Это потребует признания Австралией Китая в качестве рыночной экономики, что, как опасаются, будет иметь тяжелые последствия для местных производителей (не мешало бы рассмотреть предложение Австралийской конфедерации профсоюзов о том, чтобы во избежание демпинга в соглашение было включено положение о введении теста на "предотвращение урона").

Менее осязаемым будет влияние Пекина на нашу готовность высказываться по вопросам, которые определяют нас как либеральную демократию. Свобода речи, совести и право на несогласие сейчас в Китае неведомы. Однако эти ценности дороги для Австралии.

Отсюда вытекает вопрос для г-на Говарда и Далай-ламы: как они примирят свои ценности с экономическим императивом ведения дел с Китаем?