В своей совокупности американская и китайская политика приводит к перекосу на мировых энергетических рынках. Различные представления Вашингтона и Пекина о стратегической важности источников энергии приводят к дальнейшему повышению цен. Если США и Китай не скоординируют свои интересы как потребители энергии, такой перекос еще больше усилит и без того быстро растущее геополитическое соперничество.

Главное здесь состоит не в американо-китайском соперничестве за получение доступа к нефтяным рынкам. В принципе, механизм глобального энергетического рынка не должен позволять такому соперничеству влиять на цены. Однако США и Китай понимают свои энергетические интересы по-разному. Китай рассматривает долгосрочные соглашения о поставках энергоресурсов в качестве средства достижения своих основных целей: обеспечения экономического развития и предотвращения финансового краха, способного вызвать политические беспорядки. Потребности Китая в энергии растут с потрясающей скоростью. Сегодня страна вынуждена импортировать в два раза больше нефти, чем всего пять лет назад. Если потребление нефти в Китае будет увеличиваться со среднегодовыми темпами в 47 процентов (а именно такими темпами оно растет с 1990 года), Китаю к 2022 году ежедневно будет нужен 21 миллион баррелей - именно столько сегодня потребляют Соединенные Штаты.

Именно поэтому главным приоритетом Китая стало заключение соглашений о поставках источников энергии со все новыми поставщиками. Чтобы обеспечить долгосрочные поставки, Пекин зачастую платит гораздо больше рыночной цены, только чтобы добиться заключения сделки. А это создает перекос в рыночных ценах. Кроме того, Китай нацеливается на рынки, где конкуренция не столь интенсивна. Это заставляет Пекин заключать сделки с политически изолированными режимами, которые, естественно, жаждут получить выход на такой рынок, как китайский. Именно здесь лежат истинные корни конфликта, потому что США стремятся к изоляции таких режимов, а Китай дает им деньги и политическое прикрытие.

Например, Китай сегодня стал основным препятствием, мешающим оказанию многостороннего давления на Иран с тем, чтобы он отказался от своих ядерных устремлений. В ноябре Китай подписал с Ираном меморандум о договоренности о заключении соглашения на 70 миллиардов долларов о закупке в течение 30 лет 250 тонн сжиженного природного газа. В результате этого Китай, скорее всего, будет блокировать любые попытки США использовать Совет Безопасности ООН для введения эмбарго на иранские нефть и газ.

Поиск Китаем источников энергии также осложняет усилия Соединенных Штатов прекратить то, что администрация Буша называет государственным геноцидом в суданском районе Дарфур. Южный Дарфур богат нефтью, и Китайская Национальная Нефтяная Корпорация CNPC имеет здесь крупную нефтяную концессию. А поскольку китайский флот пока не может противостоять военно-морскому господству США в Азии, военно-политический кризис из-за, скажем, Тайваня, может привести к тому, что Соединенные Штаты блокируют поставки нефти в Китай с Ближнего Востока и из Северной Африки. Чтобы снизить свою уязвимость в случае возникновения подобного сценария, Китай рассматривает возможность прокладки нефтепровода через Бирму - государство, которое администрация Буша включила в свой список 'форпостов тирании'.

В то же время, администрация Буша использует энергетическую политику для продвижения своих геостратегических интересов. Вашингтон поддерживает идею диверсификации трубопроводов. Однако он хочет, чтобы трубопроводные ветки обходили стороной те государства, которые ему не нравятся. Отказываясь по политическим причинам или по соображениям безопасности поддерживать строительство более дешевых трубопроводов, США также деформируют нефтяной рынок.

С точки зрения экономической перспективы, интересы Соединенных Штатов и Китая должны гармонично сочетаться. Вместе они потребляют огромную и все время увеличивающуюся часть мировой нефти. И Соединенные Штаты, и Китай заинтересованы в снижении цен на нее. Если бы топливные потребности Китая меньше заставляли его осуществлять шаги, приводящие к конфликту с США, от этого бы выиграли обе стороны. Соединенные Штаты должны помогать Китаю в повышении его энергоэффективности. Тогда у Китая будет меньше необходимости формировать отношения с государствами, которые США хотят изолировать; тогда Китай будет меньше зависеть от импорта энергоресурсов, а нефтяные рынки приблизятся к равновесной цене.

США могут наращивать усилия в рамках американо-китайского Протокола о развитии возобновляемых источников энергии и энергоэффективности, чтобы помочь Китаю в разработке альтернативных источников энергии. Американские компании, поставляющие в Китай технику и технологии, обеспечивающие большую энергоэффективность, окажутся в прямой выгоде. Вашингтон также может помочь Китаю в разработке азиатских стратегических нефтяных запасов. Китай импортирует половину нефти с неспокойного Ближнего Востока, поэтому он уязвим для внезапных политических потрясений в этом регионе. С финансовой помощью Запада Китай может создать чрезвычайный стратегический запас нефти на 90 дней. Сегодня этот резерв рассчитан менее чем на 30 дней.

Совмещение и синхронизация американских и китайских интересов позволит этим странам координировать противодействие спекуляции на мировых энергетических рынках, а также снять остроту со своего геополитического соперничества. Это также поможет устранить сегодняшнюю несбалансированность цен на нефть. Но если Вашингтон и Пекин будут продолжать работать на базе противоположных намерений, конфликт будет разрастаться, а платить за это придется всем импортерам энергоресурсов.

Автор является президентом Евразийской группы и старшим научным сотрудников Института всемирной политики

_________________________________________________________

Избранные сочинения Яна Бреммера на ИноСМИ.Ru

Время собирать национальное достояние ("The Moscow Times", Россия)

Украина на перепутье ("United Press International", США)

Высокие рейтинговые оценки не могут скрыть нарастающих проблем в России ("The Financial Times", Великобритания)

Дело "ЮКОСа": Вмешательство Путина может дорого обойтись России ("The International Herald Tribune", США)

Ничья в борьбе за контроль над энергоносителями Центральной Азии ("United Press International", США), совместно с Николасом Гвоздевым