Теперь отношения Финляндии и России изменятся и закончится лицемерие и ханжество, которые ранее пронизывали наши взаимоотношения! Так заявил первый президент Российской Федерации Борис Ельцин во время своего визита в Финляндию на начальном этапе нахождения у власти в 1992 году.

Мы в Финляндии прислушались к его хорошему совету. Мы открыто обсуждаем проблемы, связанные с нашими войнами и их последствиями, открыто рассматриваем и мучительные для Финляндии события. Мы рассуждаем и о том, надо ли было поступить иначе в том или ином случае.

Зимняя война (с СССР 1939 -1940 гг.) укрепила национальное единство Финляндии. Только Зимняя война - как писал, находясь в тюрьме, Эдвин Линкомиес (Edvin Linkomies - премьер-министр Финляндии с 1943 года, после войны в 1946 году - был приговорен к тюремному заключению как военный преступник вместе с бывшим президентом Ристо Рюти, позже помилован, прим. пер.) - заставила, наконец, весь мир убедиться в том, что мы действительно хотим независимости и способны защитить свою страну в борьбе даже против явно превосходящего силами противника.

После завершения Зимней войны президентом страны был избран бывший в дни этой войны премьер-министром правительства Ристо Рюти (Risto Ryti), но маршал Маннергейм сохранил в своих руках бразды военного правления в качестве главнокомандующего (финляндских сил самообороны). Ведь война на самом деле не закончилась - прекратились только военные действия. Для продолжения борьбы шла подготовка по двум направлениям: опасались, что СССР вновь попытается оккупировать Финляндию, и надеялись, что Финляндия еще получит возможность вернуть свои отторгнутые (в пользу Советского Союза) в результате Зимней войны территории.

Когда Германия оккупировала Данию и Норвегию, Швеция оказалась в окружении, а Финляндия потеряла свободные пути на запад. Наконец, в августе 1940 года немецкий торговец оружием передал Маннергейму многообещающее тайное послание, и в Финляндии появились германские солдаты - 'отпускники', направлявшиеся в северную Норвегию.

Полученную в те времена военную поддержку со стороны Германии понимали как помощь в нейтрализации планов СССР по захвату всей Финляндии. Это были оборонительные действия. Но в начале следующего года роли нападающей и защищающейся сторон поменялись.

Гитлер и заметная часть населения Германии заболели манией величия (hybris). Блиц-криг против Франции закончился победой и многие считали, что и СССР будет повержен в результате быстрой победоносной войны. Немецкие войска, начавшие в июне вторжение на восток, даже не запаслись зимним обмундированием - ведь к осени война должна была быть завершена. Так думали не только немцы, но и противники Германии - американцы и британцы. И, конечно, финны.

Вера в молниеносную победу германского оружия привела в Финляндии к возникновению двух целей - одна реальная, а другая национально-романтическая. Реальная означала возврат отторгнутых территорий, а другая - присоединение к Финляндии территорий, на которых проживали братские (финно-угорские) народы. Но непобедимая германская армия испытала стыд поражения под Сталинградом, и все сделали вывод: Германия уже не в состоянии победить СССР.

В Финляндии сменилось правительство, во главе нового кабинета министров оказался Эдвин Линкомиес с задачей по возможности быстрее 'отойти' от Германии. Национально-романтические мечты и устремления быстро забылись.

Когда десантники союзнических войск высадились 6 июня 1944 года на побережье Франции, в Финляндии, как и вообще на западе, ожидали перехода советских войск в наступление на Берлин. И через три дня (после открытия второго фронта) Красная армия действительно перешла в наступление - но на Карельском перешейке в направлении Выборга.

Для военного руководства Финляндии это было явной неожиданностью. Почему мы не были готовы к такому сценарию развития событий? Это до сих пор один из мучительнейших вопросов нашей военной истории.

Ответом может послужить предположение о том, что представление об 'особой' войне, которую мы вели против СССР, очень глубоко проникло в сознание - ведь война была справедливой: Финляндия первой подверглась в Зимней войне нападению со стороны СССР. Цель войны-реванш ('Яткосота' 1941-1944) была вернуть утраченные территории, исправить несправедливость в отношении Финляндии, что и оправдывало морально ведение боевых действий (против СССР). Согласно официальной позиции, Финляндия не была союзницей Германии - Суоми просто 'воевала в том же направлении, что и Германия'.

Красная армия продолжала продвижение на запад, Выборг был взят, и руководство Финляндии оказалось между двух огней: Москва выдвигала требования по капитуляции, а министр иностранных дел (Германии) фон Риббентроп настаивал на том, чтобы Финляндия стояла до конца на стороне Германии.

Большинство депутатов парламента (Финляндии) склонялось к капитуляции, но Маннергейм, Рюти и Линкомиес придерживались мысли Макиавелли:

'Для защиты страны нельзя отказываться от любых способов. Безопасность Рима зависит от наличия армии, и армию надо сохранить любой ценой. Защищающий страну - всегда прав, независимо от того, используются ли при этом честные или бесчестные методы. Если армия будет спасена, Рим сможет когда-нибудь смыть позор. . .'

Рюти решил пожертвовать собой и взял на себя тот 'позор', которым западный мир считал принятие Финляндией запрошенной у гитлеровской Германии военной помощи для того, чтобы остановить продвижение советских войск. Когда была достигнута 'победа в боях по сдерживанию противника' и атаки советских частей были отбиты, этот 'позор' был смыт: Рюти передал пост президента Маннергейму.

Боевые действия закончились 5 сентября, и вскоре в Москве было подписано перемирие. А о 'победе в боях по сдерживанию противника' никто уже не говорил: это понятие (torjuntavoitto) до сих пор не признается официальной Россией.

Но Сталин практически признал, что Финляндия вела особую войну. На встрече 'Большой тройки' в Тегеране он заявил, что 'народ, столь героически сражавшийся за свою независимость, достоин быть принятым во внимание'. Беседуя уже позже с диктатором Югославии Тито, Сталин признал, что просьба США о сохранении независимости Финляндии была принята во внимание. США не объявляли войну Финляндии только по той причине, что она была объектом агрессии в Зимнюю войну.

'Каждая страна продвигает свою политическую систему до тех рубежей, каких достигает ее армия', - сказал Сталин Тито. Красная армия не перешла рубежей, взятых ею в 1940 году. В результате этого Сталин оставил коммунистов Финляндии, и они оказались один на один со своими проблемами.

Официальная Россия не цитирует, однако, высказываний Сталина о Финляндии. Зимняя война 'забывается', заявляется, что Финляндия была союзницей Германии. Лицемерие и ханжество наличествуют и сейчас.

Колумнист Макс Якобсон (Max Jakobson), имеет почетное звание министра