Ответственные за внешнюю политику Франции лица начинают сомневаться, на ту ли лошадь они поставили. После прихода Владимира Путина к власти в Москве и после периода наблюдения, обусловленного тем, что российский президент поначалу не проявлял к Франции особого интереса, французское руководство полностью его поддерживает и смотрит сквозь пальцы на отсутствие у него демократии.

Официальная линия остается прежней. Законному главе государства, который считается способным осуществлять синтез между необходимостью реформ и российской авторитарной традицией, 'протянута рука'. В вопросах, которые возникают в Париже по поводу политики Путина, не заметно - пока еще - расхождения с французской дипломатией. Если у Жака Ширака и возникнут замечания к его российскому коллеге, он их сделает обязательно с глазу на глаз во время совместного завтрака в Елисейском дворце.

Однако вопросов немало. Политическое напряжение Путина, постоянное сокращение гражданских свобод, беспредельная коррупция, полное отсутствие реформ общественной жизни, напряженность в отношениях России со своими соседями вызывают озабоченность во властных кругах. Уничтожение умеренного чеченского руководителя Аслана Масхадова российскими спецслужбами, по мнению французского руководства, сделало еще более насущным политическое решение конфликта в Чечне. Как считают в Париже, эволюция России в отношении западных норм, которая, как казалось, имела место во время первого президентского срока Путина, резко повернула в другую сторону со времени его переизбрания.

Но из этой констатации не последовало никаких практических последствий. Дело в том, что многочисленные общие интересы по-прежнему побуждают Францию, подталкиваемую на этот путь Германией, стремиться к союзу с Россией. Помимо совместного выступления в 2003 году на фронте противостояния войне в Ираке, Франция и Россия по-прежнему являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, которые больше других озабочены тем, чтобы способствовать многостороннему подходу к вопросам безопасности в мире. На Ближнем Востоке французские и российские интересы нередко совпадают, особенно в том, что касается нераспространения ядерного оружия.

Франция и Россия действуют сообща, чтобы помешать Ирану получить атомную бомбу. Озабоченность Жака Ширака находит отклик у Владимира Путина, который, несколько утратив силу у себя дома, нуждается во внешних отношениях и пытается сблизиться с Европой, испытав разочарование в Америке. Со времени своего переизбрания президент Джордж Буш проявляет к нему большую суровость. Франция руководствуется принципом, что Владимир Путин по-прежнему является гарантом стабильности России, которая и сама представляет для Европы интерес.

Этим-то и объясняется французская сдержанность в отношении стремления Киева интегрироваться в европейские структуры. Парижем, наоборот, выдвигается идея своего рода 'финляндизации' Украины. Этим же объясняется отказ Франции, так же как и Германии, поставить под сомнение председательство России в Большой Восьмерке, предусмотренное на будущий год.