Автор - доктор социальных и политических наук, защитил в феврале 2004 года диссертацию о связях Финляндии и Германии во время войны-реванш (1941-1944)

Полемика, вызванная высказыванием президента Тарьи Халонен о том, что Финляндия вела 'особую' войну, показывает, что трактовки исторических событий в значительной степени политизированы. История - неиссякаемый источник политической риторики, который постоянно используется при проведении повседневной политики для оправдания или осуждения тех или иных действий.

Историки пытаются распознавать такие политические трактовки и рассматривать события прошлого объективно, без партийных и идеологических пристрастий. Хотя 'объективной правды' и не существует, исследователь обязан стремиться к познанию истины. Историю и ее события трудно понять, если превалируют эмоции и стереотипы.

У исследователей, правда, тоже нет монопольного права говорить об истории. Трактовки событий невозможно отделить от авторов интерпретаций и стоявших перед ними задач.

От того, кто высказывает свое мнение, не являясь историком, невозможно требовать такой же точности, анализа и исчерпывающего владения материалом, как от корифеев науки. И Халонен ставила своей основной целью осветить, пояснить французам исторические факторы, исторический фон выработки финнами идеи, касающейся интеграции.

Термин 'особая' война (erillissota) требует, тем не менее, более подробного рассмотрения: ведь это понятие сильно повлияло на историческое самосознание финнов. Вопрос о характере войны, которую Финляндия вела в 1941 -1944 годах на стороне Германии, тяжелый и сложный. Каким термином можно правильнее охарактеризовать эту войну зависит от той точки зрения, которой придерживается высказывающийся по этому вопросу, и таких позиций несколько. Война-реванш (1941 -1944), с одной стороны, была 'особенной' (для Финляндии), а с другой точки зрения - не была таковой.

Союзные взаимоотношения в широком смысле означают совместные усилия для достижения общей, единой цели. И при таком подходе к вопросу Финляндия и Германия были, бесспорно, союзниками.

После Зимней войны (1939 -1940 гг.) Финляндия сознательно переместилась в лагерь сторонников германских устремлений, тем более что других 'защитников' от экспансии СССР в тот момент и не было. О совместных боевых действиях была заранее достигнута договоренность, и на территории Финляндии размещалось заметное количество немецких войск еще до начала военных операций (против СССР). Целая финляндская армия в северной части страны (в Лапландии) была подчинена немецкому командованию.

Без поставок из Германии вооружений, продовольствия, горючего и других материалов, без 200 000 немецких солдат, державших оборону в Лапландии, и без стратегической поддержки германских военных сил, действовавших в Прибалтике, характер войны-реванш и ее результаты были бы кардинально другими.

Совместные цели Финляндии и Германии состояли в нанесении поражения СССР и в обороне Финляндии. Финляндия не участвовала в конфликте Германии и западных стран, хотя Великобритания и объявила войну Финляндии. Боевые действия финнов не были сопряжены с массовым уничтожением евреев, с расистскими идеями, с выполнением идеологических задач национал-социализма.

Война Германии с Советским союзом была безжалостной войной двух тоталитарных систем на взаимное уничтожение, во время которой этнические чистки, массовые казни, пытки и вообще бесчеловечность, антигуманность были повседневными явлениями. На финляндском фронте подобного варварства не было.

Финляндия никогда не объявляла конкретные цели своей войны. Такая линия поведения была выбрана сознательно, и это решение оказалось, в конце концов, разумным. После Сталинградской битвы стало ясно, что Германия потерпит поражение и на восточном фронте. До тех пор задачей-минимум Финляндии было вернуть утраченные в результате Зимней войны территории.

Наряду с этой целью была и основывающаяся частично на стратегических устремлениях и частично на национально-романтических мечтах задача присоединить новые земли в Восточной Карелии и даже не только в ней. Летом и осенью 1941 года в довольно широких финляндских кругах вынашивались мечты и планы относительно создания Великой Финляндии и ее почетного места в Новой Европе под руководством Германии.

Руководящий политикой страны небольшой круг лиц под руководством президента Ристо Рюти и маршала К.Г.Э.Маннергейма принял решение об изменении политического вектора государственной власти в феврале 1943 года. Неизбежность поражения Германии 'погасила' оптимизм, и начали предприниматься шаги к миру.

Только в этот переломный момент тезис об 'особой' войне стал самым важным инструментом внешней политики. Вместо исправления несправедливости, нанесенной Зимней войной, стали говорить только о способах сохранения независимости. Соответствующая этой задаче 'победа в оборонительных боях по сдерживанию превосходящих сил противника' (torjuntavoitto) была достигнута у населенных пунктов Тали и Ихантала (Tali-Ihantala), но первоначальные задачи войны-реванш не были осуществлены, и с этой точки зрения она закончилась поражением.

Политическая история маленьких государств в водовороте международных кризисов в редких случаях выглядит привлекательно. Супердержавы определяют для других государств рамки политических возможностей, и в этих рамках, как правило, небольшим государствам практически невозможно придерживаться своих идеалов и своей идеологии. В случае с Финляндией это означало союз с авторитарной гитлеровской Германией и перемещение в лагерь противников 'больших западных демократий'.

Тезис об 'отдельной' войне был и остается до сих пор ответом на эту идеологическую травму. С его помощью доказывалось западным странам и государствам Северной Европы, что Финляндия сражалась не за будущее Германии, а за собственное будущее. Для финнов это было духовным спасательным кругом в тех условиях, которые характеризовались перемещением страны в лагерь противников демократии.

В качестве внешнеполитического инструмента тезис о 'сепаратной' войне был успешным. Но в исторических описаниях он в лучшем случае раскрывает только часть истины, ту часть, которая скрывает много важных фактов, прежде всего то, что Финляндия в большой степени зависела как стратегически, так и материально от Германии.

Неприятно признавать наличие союзных связей, но этот факт не преуменьшает ценность и значение оборонительных боев летом 1944 года.

Борьба на стороне Германии не означала морального банкротства финнов. Такое решение основывалось на хладнокровном анализе руководителями государства факторов реальной политики. Обеденный стол был накрыт другими, но съесть пришлось финнам. Главное завоевание лета 1944 года состоит в том, что демократия в Финляндии была сохранена.

В рамках идеалов этой демократии следует обсуждать и нелицеприятные моменты нашей истории. Их замалчивание не входит в число наших патриотических обязанностей, хотя при полемике иногда и слышны такие призывы. Если нет причины для стыда, то и приукрашивать реалии не следует.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

'Защищающийся - всегда прав' ("Helsingin Sanomat", Финляндия)

Финляндии не должно быть стыдно за участие во Второй мировой войне ("Turun Sanomat", Финляндия)

Россия снова сделала это ("Pohjalainen", Финляндия)

Советско-финские войны: ученый ищет объяснений высокому уровню потерь среди жителей 'красных' деревень ("Helsingin Sanomat", Финляндия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.