19 марта 2005 года. "Да, я хочу сделать короткое заявление, - начал на прошлой неделе Гарри Каспаров, - я думаю, что для многих из вас это может оказаться неожиданностью". После чего этот, вероятно, лучший шахматист в мировой истории заявил, что в возрасте 41 года уходит из профессиональных шахмат. Каспаров сказал, что он, в числе прочего, хочет помочь сделать Россию демократической страной.

Фактически, это заявление не было "неожиданностью". Полтора года назад, когда я брал интервью у Каспарова в Лондоне, он уже был политическим наркоманом, который сознавал, что его шахматный ум идет на убыль.

Мы в тот день плохо начали, когда я остановил его на Стрэнд (The Strand - одна из главных улиц в центральной части Лондона - прим. пер.). Хотя встреча была случайной, его глаза над плоским боксерским носом уставились на меня злым взглядом. Не хотелось бы сидеть за шахматной доской напротив этого парня. Позднее мы устроились на диванах в Хоум-хаус (Home House), особняке на Портман-Сквэр (Portman Square), где Каспаров попивал чай марки "Earl Grey" и очень быстро говорил по-английски, демонстрируя характерную для русского тенденцию неправильного употребления артиклей.

Он мне тогда сказал, что сила его ума убывает. "Абсолютно! Совершенно очевидно, с возрастом человек утрачивает способность к концентрации". Мне тогда казалось, что это его не особенно тревожит. Он уже начинал переключать свою энергию на другие дела. Оставаясь первым в мире по шахматам, Каспаров так внимательно следил за тонкостями политики, что даже мог давать характеристики отдельным политикам Молдовы.

Но, говоря о политике, он продолжал использовать выражение "общая картина" (the big picture). Шахматы помогают ему видеть "общую картину", сказал он. "В шахматах, если ты неправильно оцениваешь общую картину, тебя ждет разгром". Большинство политиков, однако, не могли видеть общую картину. Их отвлекали отдельные детали.

Что в действительности имел в виду Каспаров под "общей картиной"? Общая картина это ближневосточный конфликт, европейская конституция, Россия. Это не Африка.

Дальнейшие расспросы позволили выяснить, что "общая картина" влечет за собой видение мира как своеобразной шахматной доски. Вопрос был не в том, чтобы утратить пешку. Вопрос был в том, чтобы выиграть партию. "Свобода", как назвал это Каспаров, принадлежит белым. Им на другой половине шахматной доски противостоит диктатура: коммунистический фашизм, исламский фундаментализм. Для того чтобы выиграть, необходимо переработать множество данных, как в шахматах.

Короче, Каспаров высказывался как неоконсерватор. Он сказал: "Я ученый, ученый-политолог. Я не могу быть политиком, потому что я не гибок". И, он мог бы добавить, потому что он пытается скрыть свое нетерпение, имея дело с нами, обычными человеческими существами.

Я спросил, как тот факт, что он вырос в Баку, повлиял на его образ мыслей. "Все, чему я научился у моих родственников, было очень нелестным для коммунизма, а у меня был очень живой склад ума. И поэтому я уже тогда был вовлечен в политические дебаты, но на очень пассивном уровне, потому что мне приходилось сражаться за свое выживание в шахматах, мне нужно было быть официально "хорошим мальчиком", и у меня были какие-то странные мысли, что Россия, в конечном итоге, может измениться.

Верил ли он все еще в это? Проблема сегодня, сказал он, заключается в том, что люди Владимира Путина не уйдут из Кремля, потому что используют его для своего личного обогащения. Если они утратят власть, они потеряют свой бизнес.

Вскоре после этого интервью Каспаров помог в организации Комитета "Свободные выборы-2008", который ставит своей целью в ходе следующих выборов свергнуть людей Путина. Несмотря на то, что он наполовину еврей, наполовину армянин, родившийся в Азербайджане, он повенчался с будущим России.

"Послушайте, это как-никак мой дом, - сказал он со вздохом. - Я не особенно люблю московский климат, я родился на побережье моря. Но родину не выбирают. Если у тебя есть хоть какая-то надежда повлиять на жизнь в твоей стране, ты должен оставаться в ней".

Вопрос в том, насколько сильно способен повлиять на современную Россию всего лишь шахматный гений. У звезды мексиканской мыльной оперы шансы в этом смысле все же повыше.

Играют ли все еще москвичи в шахматы в парках? "Нет, совершенно определенно, сегодня такой национальной привычки больше нет, потому что народ этой страны слишком занят. Люди заняты тем, что делают деньги. Сейчас им доступно слишком много информации, а потому они склонны думать 'Кому это нужно?' Каспаров больше не играет против Карпова. Это уже больше не самый важный матч".

Под конец мы завели разговор о шахматах. Когда Каспаров был в зените? "Вероятно, я был в наилучшей форме, когда давал второй сеанс одновременной игры против национальной сборной Израиля. Я их обыграл со счетом 4:0. Четыре очень сильных гроссмейстера, и в каждой партии я выложился полностью. И поэтому я считаю, что тот день был днем моего величия. Вы же знаете, что шедевр создается тогда, когда к этому приложил руку Господь. Я помню некоторые свои сыгранные партии, великие партии, и я помню, что был очень, очень возбужден перед игрой. Я чувствовал, что во мне бушует огромная энергия. К сожалению, это было в прошлом".

Он сказал, что надеется, что люди будут его помнить. Оно, конечно, так, но, вероятно, его будут помнить только как шахматиста.

___________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru:

Гарри Каспаров: Предстоит большая игра ("The Wall Street Journal", США)

Эндшпиль Каспарова ("The Guardian", Великобритания)

Из шахмат - в политику: а король-то голый? ("The Moscow Times", Россия)

Гарри Каспаров: Московский Калигула ("The Wall Street Journal", США)

Каспаров опасается 'жестокой диктатуры' ("Die Welt", Германия)

Каспаров намерен 'поставить мат' Путину ("BBC", Великобритания)

Гарри Каспаров: Свобода предпринимательства по-русски ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Умиротворители Путина ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Путин должен уйти ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Террор против открытости ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Хватит 'моральной уравниловки' ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Кто теряет Россию? ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров хочет, чтобы на Путина накинули узду ("The Globe And Mail", Канада)

Гарри Каспаров: Ка-гэ-бэшное государство ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Выиграть более длительную войну ("The Wall Street Journal", США)

Гарри Каспаров: Путин по-прежнему остается агентом КГБ ("La Vanguardia", Испания)