В настоящее время Европейский Союз не выглядит особо сплоченным. В течение одной недели два крупнейших игрока еврозоны разорвали в клочки уже нарушенные правила, которые были предназначены для того, чтобы поддерживать курс одной из трех ведущих валют мира, а политическая клика из трех государств Евросоюза выступила с внешнеполитической инициативой в отношении России, вполне способной разрушить жесткую позицию Брюсселя на официальном саммите ЕС и России, который должен состояться через семь недель.

Пакт о стабильности, предназначенный для защиты единой европейской валюты евро, был нарушен почти незамедлительно, когда Франция превысила предусмотренную планку дефицита бюджета, Бельгии было разрешено присоединиться к этому пакту, несмотря на большой государственный долг, а немцы попытались поправить свои показатели путем переоценки собственного золотого запаса. С момента введения евро в 1999 году Франция и Германия, а также Испания и Италия постоянно не справлялись со своими обязательствами в рамках данного пакта, в связи с чем против них должны были применяться строгие финансовые наказания. На самом же деле они просто получали регулярные нагоняи от Европейского Центрального Банка, но дело дальше этого не шло.

На неделе в этом бардаке был наведен порядок, поскольку было принято решение об ослаблении правил, чтобы те 12 государств еврозоны, которые нуждаются в большем бюджетном дефиците, могли его себе позволить. Европейский Центрбанк, чьи оценки строятся почти исключительно на голой статистике, выразил свое глубокое недовольство. Тем не менее, как это часто происходит вокруг евро, политические соображения в очередной раз взяли верх. Те лидеры, которые ценят единую валюту, рассматривая ее в качестве важного инструмента политического объединения Европы, не могут позволить, чтобы Пакт о стабильности попирался и далее. В связи с этим они смягчили его условия, чтобы никто не нарушал больше правил. Это может стать важнейшим моментом для евро. Сейчас, когда стало ясно, что многие важные страны еврозоны способны переписывать правила игры в любой момент, если возникает опасность их нарушения, принцип бюджетной и финансовой дисциплины летит в трубу. Единственный 'временный' момент в ослаблении правил состоит в том, что эти правила будут изменены, когда новая неудача потребует введения новых 'временных' мер.

Это не имело бы большого значения, не будь евро, наряду с долларом и йеной, крупнейшей мировой валютой. Рыночные аналитики полагают, что сила евро является отражением относительной слабости двух других валют, но не свидетельством его собственной мощи и крепости. Вчера торговцы валютой начали продавать евро. В ближайшей перспективе более слабая европейская валюта может помочь ее экспортерам возглавить экономическое выздоровление, однако со временем, если евро по-прежнему будут подпирать плохо продуманной бюджетной политикой и различными договоренностями, эта валюта только пострадает.

И в трудные времена может возникать консенсус по политике Евросоюза в отношении России. Это произошло благодаря встрече в Париже между президентом Путиным и французским, немецким и испанским руководителями. Похоже, что российскому лидеру ослабили вожжи, и он сможет и дальше усиливать диктаторский характер своего режима, забыть о критике по поводу убийства умеренного Аслана Масхадова и продолжающихся ужасов в Чечне. Если это действительно так, данный шаг лишит опоры официальную делегацию ЕС, когда она встретится с русскими в Москве 10 мая во время саммита.