Изабель Факон (Isabelle Facon) занимается исследовательской работой в Фонде стратегических исследований (La Fondation pour la recherche strategique) и является специалистом по российской оборонной политике и политике безопасности. В частности, она опубликовала работу 'Россия и Европейский Союз лицом к лицу' ('La Russie et l'Union europeenne face a face', изд. CCE International, 2004)

Почему Жак Ширак, Герхард Шредер и Хосе Луис Сапатеро предпочли политику 'протянутой руки' по отношению к Владимиру Путину, которая так сильно отличается от суровых высказываний Джорджа Буша в феврале в Братиславе?

Прежде всего, следовало бы показать один нюанс в этой 'суровости' Джорджа Буша в Братиславе. Заявления Джорджа Буша, относящиеся к проблеме демократии в России, созвучны его речам о свободе (Обращение к нации). Можно задаться вопросом, каково значение подобных аргументов. Безусловно, они звучат в устах американского президента чаще, чем раньше, но вопросы демократии и прав человека не поставят под сомнение отношения между США и Россией.

Франция давно убеждена в том, что Россия - основной партнер. И если сегодня она приняла решение протянуть Москве руку, то это происходит с согласия других европейских стран, - разумеется, Италии и Германии, - но решение об этой четырехсторонней встрече, вероятно, вряд ли было принято без участия других членов ЕС. Речь идет о том, чтобы спасти отношения ЕС и России.

Отношения между Европейским Союзом и Россией были исключительно нестабильны в последние годы, особенно в 2004 году, при расширении ЕС. Европейские руководители хотели бы поставить на службу партнерству ЕС с Россией положительные достижения двусторонних отношений, вроде тех, что сложились между Францией и Россией и Германией и Россией.

Значит, есть явное стремление укрепить связи. Однако, внимание: Франция и Германия стремятся также сохранить свой имидж внутри ЕС и спаянность этого союза. Если Россия не проявит большей гибкости, европейские инициативы не продвинутся слишком далеко!

Будут ли все-таки затронуты вызывающие раздражение темы?

Можно догадываться, что за закрытыми дверями французский и немецкий руководители не станут скрывать, что, если Россия не проявит большей открытости по некоторым вопросам, им будет сложно отстаивать прочные отношения между ЕС и Москвой.

Значит, безусловно, будут затронуты вопросы, связанные с Чечней, давлением на СМИ или отношением России к некоторым странам бывшего СССР. Но идея заключается в том, что Владимиру Путину проще будет услышать все это от Ширака или Шредера, чем от своего польского или литовского коллеги.

В чем заключается значение для обеих сторон хороших отношений между Европейским Союзом и Россией?

Можно выделить несколько причин.

С географической точки зрения, ЕС трудно иметь плохие отношения с таким большим соседом. Со времени распада СССР в ЕС существует консенсус относительно того, что стабильность и безопасность Европы возможны лишь в том случае, если Россия крепко привязана к Европе.

С экономической токи зрения, ЕС нуждается в России, так как ему необходимо снабжение энергоносителями, так же как Россия нуждается в ЕС, на долю которого приходится 50% ее экспортной торговли.

Если отклонения во внутренней и внешней политике России во многом объясняют кризис в отношениях ЕС и России, можно только пожалеть о том, что ЕС недостаточно общался с Россией как партнер, а не как объект ее внешней политики. Есть вопросы, в отношении которых это было бы возможно, принимая во внимание близость позиций обоих действующих лиц.

Одной из целей этой четырехсторонней встречи и есть стремление избежать новой неудачи, как это случилось на последнем саммите ЕС-Россия в ноябре 2004 года, когда оба участника не сумели договориться о путевом листе для 'четырех пространств', на которых, как казалось, будут строиться двусторонние отношения. Особенно сильными были расхождения в том, что касалось внутренней и внешней безопасности.