Г-н Льюис является директором проекта для Средней Азии в Международной кризисной группе (The International Crisis Group)

Бишкек, Киргизстан, 23 марта 2005 года. Сначала Грузия, затем Украина и теперь вот Киргизстан? Как и в бывших советских сестрах, в Киргизстане, этой удаленной среднеазиатской республике, вызванный сфальсифицированными выборами народный гнев спровоцировал массовые беспорядки. Но опасность заключается в том, что нарастающий по спирали взрыв народного недовольства может выйти из-под контроля, что приведет не к демократической революции, а к хаосу и, возможно, к сопряженному с насилием конфликту. Вместо того чтобы быть "розовой" или "оранжевой", эта революция рискует стать просто кровавой.

Волнения в южных районах Киргизстана начались после недавних парламентских выборов, для которых были характерны обычные нарушения, сопровождающие все выборы в авторитарных государствах этого региона. Некоторых кандидатов сняли с выборов по сомнительным основаниям; другие пострадали от хитрых махинаций со списками избирателей. А многие не смогли конкурировать с предложенными правительством кандидатами, которые раздавали деньги избирателям. Народное недовольство правительством сейчас выплеснулось на улицы.

Сначала демонстрации были мирными. По древним улицам Оша, крупнейшего города на юге страны, верхом на лошади разъезжал человек, на спине которого были портрет президента Аскара Акаева и лозунг "Я за отставку Акаева". Но постепенно ситуация начала выходить из-под контроля. В другом южном городе, Джалалабаде, демонстранты захватили здание региональной администрации и удерживали его на протяжении почти 2 недель. Милиция, казалось, была бессильна. Последовали аналогичные захваты правительственных зданий в других городах, в том числе в Оше.

Правительство отреагировало плохо спланированными милицейскими налетами. Поначалу силам безопасности удалось вытеснить демонстрантов из правительственных зданий, но тогда десятки тысяч демонстрантов, вооруженные бутылками с бензином, штурмом взяли управление милиции в Джалалабаде и сожгли его. После этого силы безопасности быстро отступили. Демонстранты в Оше также вернули себе контроль над правительственными зданиями и захватили аэропорты в Оше и Джалалабаде.

Правительственные чиновники и милиционеры исчезли из вида. На значительной части территории южных районов страны практически не стало государственного управления. Демонстранты из числа оппозиции стали выбирать собственные "народные комитеты", и видный деятель оппозиции Роза Отунбаева, прежде работавшая послом Киргизстана в США и Великобритании, объявила: "Установлена народная власть". Но временами казалось, что всеми делами заправляет разношерстная толпа демонстрантов. Некоторые из более молодых демонстрантов были пьяны и становились все более агрессивными.

У них было всего одно требование: немедленная отставка президента Акаева.

Запад в свое время превозносил г-на Акаева как либерального реформатора в регионе, где вокруг правили репрессивные лидеры. Его сдерживало мировое сообщество, хотя правление внутри страны становилось все более авторитарным. Его главный политический противник, Феликс Кулов, все еще находится в заключении. Смерть шести мирных демонстрантов в 2002 году в результате того, что милиция стала стрелять по толпе, ознаменовала еще одну низкую точку и вызвала массовые протесты в более взрывоопасных районах на юге страны.

Массовая коррупция, которую приписывают клану Акаевых, стала раздражителем не только для оппозиции, но также и для многих рядовых бизнесменов, которым становилось все труднее и труднее вырываться из-под экономического контроля клана Акаевых. Хотя в последние годы экономика страны начала расти, в особенности в более бедных южных районах, жизнь в Киргизстане остается постоянной борьбой за выживание. Безработные молодые люди составляют костяк протестующих.

Г-н Акаев, в соответствии с конституцией, собирается оставить свой пост в октябре нынешнего года. Но он, кажется, пытается каким-то образом сохранить власть своего клана, как политическую, так и экономическую. Его первым шагом в этом направлении стало проталкивание в парламент на выборах в феврале с.г. возможно большего числа родственников и друзей. Его сын, Айдар, и дочь, Бермет, оба были избраны в новый состав парламента.

Господство одного клана в бизнесе и в политике является важной составляющей той причины, которая вызвала недовольство народа. Хотя киргизская оппозиция приписывает себе заслугу в деле организации демонстраций протеста, в ряде случаев это восстание, как кажется, было в основном спонтанным. Хотя ясно, что правительство не контролирует обстановку в южных районах страны, представляется, что большинство лидеров оппозиции тоже ошеломлены этим разрастающимся восстанием и не уверены, как на него реагировать.

Оппозиция давно разобщена и все еще не имеет очевидного, объединяющего лидера. Бывший премьер Курманбек Бакиев пользуется определенной поддержкой, но другие региональные лидеры тоже претендуют на президентский пост. А региональные разногласия делают северян подозрительными к амбициям политической элиты южан. Короче, любые переходы политической власти, скорее всего, будут неупорядоченными.

Без сильного руководства оппозицией существует опасная возможность того, что ситуация выйдет из-под контроля. Уже сегодня существует озабоченность в связи с возможностью присоединения к движению протеста криминальных группировок. Южный Киргизстан является главным маршрутом транзита героина из Афганистана, и подпольные исламистские группировки давно уже активно действуют в регионе.

Если только не будут приняты срочные меры, ситуация в Оше, где исторически случаются межэтнические столкновения между киргизами и узбеками, может вылиться в насильственные действия. Если правительство переусердствует в применении военной силы, оно рискует спровоцировать вооруженное сопротивление, которое может вылиться в серьезный гражданский конфликт. Если руководство страны откажется идти на компромисс, существующие исторические и культурные различия между севером и югом могут стать рубежом для вооруженного конфликта.

Другие державы региона, в особенности соседний Узбекистан, будут с тревогой наблюдать за народными волнениями в Киргизстане, опасаясь, что они могут активизировать собственную оппозицию. Диктаторы этого региона станут оказывать на Бишкек давление, призывая силой подавить демонстрации протеста. Необходимо воспротивиться подобному давлению.

В прошлом мировое сообщество слишком терпимо относилось к ползучему авторитаризму правительства. Действительно, в начале марта Парижский клуб государств-кредиторов с готовностью списал часть внешнего долга Киргизстана, что было немедленно воспринято президентом Акаевым как знак сохраняющейся международной поддержки.

Сейчас мировому сообществу нужно вмешаться, чтобы предотвратить хаос. Но делать это следует с осторожностью. Слишком одностороннее политическое вмешательство - скажем, со стороны США - просто вызовет более сильное геополитическое соперничество в регионе. Россия имеет определенное влияние на г-на Акаева, но Москва старается не допустить повторения своего унижения на Украине. А поэтому заручиться поддержкой России в вопросе любых переговоров важно, но исключительно трудно, принимая во внимание то обстоятельство, что Москва очень чувствительна к любым политическим переменам в своем подворье.

Правительство в Бишкеке следует убедить в том, что любой военный ответ только лишь усугубит ситуацию и может спровоцировать более насильственные выступления. Вместо этого нужно инициировать политический процесс урегулирования кризиса, включающий, в том числе, мирное оставление президентом Акаевым своего поста. В переговорах о мирном переходе политической власти, включая свободные и честные президентские выборы и создание всеобъемлющего политического процесса, который должен гарантировать политическое спокойствие, нужно будет принять участие таким международным институтам, как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Киргизстан, быть может, и удаленная страна, о которой на Западе большинство людей знает очень мало, но происходящие там события могут иметь очень опасные долговременные последствия для всего этого беспокойного региона. Мирная передача власти, однако, стала бы первой для Средней Азии. Поэтому незначительные инвестиции мирового сообщества в дело посредничества в урегулировании кризиса в Киргизстане могли бы принести долговременные, устанавливающие прецедент выгоды.

____________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Кыргызстан не готов к революции ("The Baltimore Sun", США)

Киргизия: Протесты без участия демократов ("Die Tageszeitung", Германия)

Ариэль Коэн: Ждать больше нельзя ("The Wall Street Journal", США)

Киргизская революция движется вперед ("Liberation", Франция)

Еще одно восстание на постсоветском пространстве ("The Washington Post", США)

Киргизия: Восстание отверженных ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Уличные протесты ("The Financial Times", Великобритания)

Страх Кремля перед демократией ("Die Presse", Австрия)

Пойдет ли Киргизия по пути Украины? ("Christian Science Monitor", США)

'Режим в Киргизии не способен реформироваться' ("Liberation", Франция)

Спокойная революция ("Liberation", Франция)

А теперь Кыргызстан! ("The Wall Street Journal", США)