Больше не может быть и речи о мягкой киргизской 'желтой революции', над которой закоснелый президентский режим берет верх с помощью мирных, политических средств. Ситуация, очевидно, частично вышла из-под контроля, прежде всего, на юге Киргизии. Президент Акаев, правящий страной все более авторитарно 15 лет, говорит о путче, средства массовой информации - о восстании.

При этом в эпицентре волнений, в административных центрах Джалал-Абад и Ош, появилась новая сила: 'народ' или толпа, насчитывающая десятки тысяч человек, которая в целом имеет мало что общего с политикой, зато она крайне недовольна своим материальным положением, причем в обоих городах толпа на какое-то время угрожающим образом захватила власть. Этого не ожидали ни оппозиция, ни государственная власть. Удастся ли взять эту непредсказуемую толпу снова под контроль - ключевой вопрос для будущего Киргизии.

Поддержка со стороны населения незначительная

В оппозицию входят самые разные силы. В ней есть политики, которые, как бывший премьер-министр Курманбек Бакиев из 'Народного демократического движения Кыргызстана' или бывший министр иностранных дел Роза Отунбаева из партии 'Атажурт', долго служили этой системе. Но в их рядах можно обнаружить также коммунистов. И, наконец, в оппозицию входят преимущественно молодые правозащитники, такие, как представители 'Коалиции за демократию и гражданское общество' во главе с ее председателем Эдилом Байсаловым, выступающие не только за смену режима, но и за строительство гражданского демократического общества. Большой поддержки среди населения оппозиция перед парламентскими выборами не нашла. Большинство оппозиционных политиков - выходцы из южных регионов, рассчитывавшие, что с юга они и начнут наступление на систему. В этом намерении их могло убеждать то обстоятельство, что Акаев, по оценкам местных наблюдателей, нарушил пропорции в распределении руководящих постов между Севером и Югом, соблюдавшиеся даже в советское время.

Нарушения в ходе проведения выборов

Причиной волнений стали нарушения во время двух туров парламентских выборов, состоявшихся в середине марта. Оппозиция посчитала, что опасения относительно возможности фальсификации результатов голосования подтвердились. В парламент, насчитывающий 75 мест, прошли только шесть кандидатов от оппозиции. Начался разговор о фальсификации и запугиваниях перед выборами. И того, и другого действительно хватало, но, несмотря на это, международные наблюдатели от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) при всей критике исходили из того, что эти выборы, по сравнению с предыдущим голосованием, были прогрессом, даже если они еще не отвечали европейским стандартам, соблюдать которые обязалась Киргизия.

Акаев и его семья

Но в принципе речь для обеих сторон, лагеря Акаева и оппозиции, шла уже о президентских выборах, намеченных на осень, так как президент является ключевой фигурой в государственной власти в стране. Тот, кто занимает этот пост, определяет курс. Акаева обвинили в том, что он определял не только политический курс, становясь при этом все более авторитарным, но и в том, что его власть использовала в своих интересах 'семья' и тесный круг людей вокруг нее с тем, чтобы поставить под контроль прибыльные предприятия и обогатиться.

Недовольных хватает

Выборы, в ходе которых такой фальсификации результатов, как на Украине, не было, показали, что население при голосовании исходило из местных проблем и отдавало свой голос тем, кто обещал большую помощь. Недовольных в стране, где уровень реальной безработицы составляет 60 процентов, и где средняя зарплата за весь год не превышает 448 долларов США, хватает.

Восстание вместо мягкой революции

Милиция и подразделения специального назначения Министерства внутренних дел сдались, уступив массам административные здания, а к ним в придачу - аэропорты в Оше и в Джалалабаде. То же самое произошло в других южных городах. Это уже не имело ничего общего с мирным протестом, и из запланированной мягкой 'желтой революции' по украинскому образцу получилось восстание. Юг, самая распространенная формулировка в сообщениях средств массовой информации, перешел под контроль оппозиции. Но одновременно он вышел из-под контроля в другом отношении. Как только руководители оппозиции заметили, что утратили лидерство, они были вынуждены снова сотрудничать с остававшимися силами милиции с тем, чтобы попытаться восстановить общественный порядок. Вчера это, судя по всему, частично удалось.

Серьезная угроза для страны

Сейчас идет речь о том, чтобы в ходе переговоров с Акаевым и руководством в Бишкеке добиться согласия и не допустить появления более серьезной опасности для страны: расширения масштабов противостояния или даже раскола страны. Сюда добавляется давление извне, поскольку за рубежом понимают, что маленькая Киргизия у границ Китая, насчитывающая пять миллионов жителей, представляющих более 70 народностей, может повергнуть в хаос весь регион. Рядом Афганистан, и американцы, как и НАТО, имеют в Киргизии с согласия и при поддержке России свои войска, задача которых заключается в стабилизации обстановки в Афганистане и в недопущении проникновения исламского фундаментализма в Среднюю Азию и в Россию, а также распространения афганских наркотиков. Поэтому враждующие стороны получали в эти дни и со стороны России, и американцев все более жесткие напоминания о необходимости урегулирования ситуации путем переговоров.

При этом играет также роль опасение, что юг Киргизии, где проживает большая часть узбекского меньшинства, связанного с исламом более тесно, чем киргизская титульная нация, может стать местом для утверждения там исламистских кругов.

Мосты сожжены

Акаев якобы просил совета у Москвы, в начале недели свои услуги в качестве посредников в Киргизии предложили американцы. Разумеется, встает вопрос, не поздно ли уже, и не сожжены ли уже мосты между враждующими лагерями. Два дня назад Координационный совет народного единства Кыргызстана, объединяющий различные оппозиционные силы, обратился с призывом выступить против режима. Отступит ли оппозиция, если режим не пойдет на конкретные уступки? И отступит ли теперь Акаев, первоначально пообещавший пересмотреть результаты голосования в отдельных округах, затем заговоривший о путче, а вчера, после того, как председатель Избирательной комиссии объявил выборы законными, сказавший, что революции он не допустит?

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Воля народа победит? Возможно ("The Economist", Великобритания)

Кыргызстан не готов к революции ("The Baltimore Sun", США)

Когда "власть народа" выплескивается наружу ("The Wall Street Journal", США)

Киргизия: Протесты без участия демократов ("Die Tageszeitung", Германия)

Ариэль Коэн: Ждать больше нельзя ("The Wall Street Journal", США)

Киргизская революция движется вперед ("Liberation", Франция)

Еще одно восстание на постсоветском пространстве ("The Washington Post", США)

Киргизия: Восстание отверженных ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Уличные протесты ("The Financial Times", Великобритания)

Страх Кремля перед демократией ("Die Presse", Австрия)

Пойдет ли Киргизия по пути Украины? ("Christian Science Monitor", США)

'Режим в Киргизии не способен реформироваться' ("Liberation", Франция)

Спокойная революция ("Liberation", Франция)

А теперь Кыргызстан! ("The Wall Street Journal", США)