В этом году власти города Устки решили окончательно порвать с годовщиной освобождения города. В городском совете возобладало мнение, будто бы в начале марта имело место вовсе не какое-то освобождение, а всего лишь занятие Красной Армией немецкого Штольпмюнде - вдобавок обернувшееся преступлениями против спокойных и миролюбивых тамошних жителей.

Вместо этого решили начать празднование годовщины предоставления Устке статуса города. 22 марта исполняется круглая дата - 70-летие со дня этого события. Это означало, что в порыве антирусского безумства власть предержащие в Устке решили почтить указ, подписанный Адольфом Гитлером (или Германом Герингом, являвшимся в 1935 года премьер-министром Пруссии) . Бургомистр Яцек Грачик был против громкого празднования годовщины, однако местные ястребы сумели провести свою концепцию.

Оказалось, что хотя о предоставлении статуса города, произошедшем 70 лет тому назад, можно прочесть в энциклопедиях, вероятнее всего, ничего подобного не имело тогда места. Как выяснил историк и журналист Мариуш Барановский, 22 марта 1935 года все немецкие старосты получили звание бургомистров. Аналогично у Штольпмюнде появился свой бургомистр, что отнюдь не было равнозначно получению городского статуса. Данную гипотезу подтверждает Кшиштоф Хохул из Государственного архива в Слупске. По его словам, в опубликованном в 1938 году перечне в качестве городов фигурируют, например, Дарлово (Рюгенвальде) и Леба (Леба), а Устки, вернее, тогдашнего Штольпмюнде - нет. Отсутствует и какой-либо другой документ, подтверждающий, что данный населенный пункт до войны имел статус города. Трудно, впрочем, чему-либо удивляться, потому что Устка насчитывала тогда неполных 3 тысячи жителей и не очень умещалась в категориях города. Итак, вместо запланированных с размахом торжеств вышел фарс.

Может, однако, статься так, что в этом году все же исполнится круглая годовщина предоставления Устке статуса города. Только это будет не семидесяти-, а шестидесятилетие. В 1945 году Крайова рада народова (временный парламент Польши в первые послевоенные годы - прим. пер.) издала указ, отменявший все немецкие правовые акты, касавшиеся Возвращенных земель. Одновременно она установила польское административное деление этих территорий. В нем же был определен статус отдельных населенных пунктов (то есть, в частности, то, какие из них являются городами, а какие - селами). Однако это, быть может, трудно будет проглотить тем людям, которые предпочли бы отдавать почести Гитлеру, нежели признать, что что-то хорошее могло когда-либо прийти с востока.

____________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Еще один гвоздь в гроб российско-польских отношений ("The Financial Times", Великобритания)

Братство уже было ("Trybuna", Польша)

Русские переписывают историю ("Rzeczpospolita", Польша)

Уродливое дитя Ялты ("Trybuna", Польша)

Война с Россией продолжается ("Przeglad", Польша)

Не предательство союзников, а полная обструкция Москвы ("Trybuna", Польша)

Две оккупации ("Trybuna", Польша)

Друзьям-москалям ("Polityka", Польша)

Гитлер был прав ("Nie", Польша)