24 марта 2005 года. Хорошая новость: похоже, что Европейский союз (ЕС) отложит снятие своего эмбарго на экспорт оружия в Китай до следующего, по крайней мере, года. Это правильно. Единственно неправильно то, что для того, чтобы это стало возможным, потребовалось сильное давление со стороны Соединенных Штатов Америки.

Посудите сами. Европейцы претендуют на моральное превосходство над Америкой Джорджа Буша-младшего (George W. Bush) на том основании, что мы всегда выступаем за мирное разрешение конфликтов и уважение к правам человека. На прошлой неделе Народное собрание Китайской Народной Республики (КНР) приняло закон, который разрешает применение "немирных средств" для предотвращения шагов в направлении достижения независимости Тайваня. "Немирные средства" - это орвеловский (Orwellian) эвфемизм для войны.

Это не просто слова. Китай осуществляет серьезное наращивание своих вооруженных сил, направленное против Тайваня, первой в мире китайской демократии. Известный в прошлом сингапурский лидер Ли Хван Ю (Lee Kuan Yew) недавно заявил одному своему визитеру, что предвидит с 40-процентной вероятностью войну между Китаем и Тайванем в предстоящие 10 лет. И стоит ли в этот опасный момент миролюбивой Европе торопиться продавать Китаю оружие?

Что касается прав человека, организация "Amnesty International" сообщает, что, согласно ее оценкам, в прошлом году "десятки тысяч людей продолжали находиться под арестом или в заключении как следствие нарушения их прав на свободу слова и свободу собраний; они подвергались серьезной опасности пыток или дурного обращения". Несмотря на то, что время от времени из тюрьмы освобождается какой-нибудь видный политический заключенный, положение дел с правами человека в Китае очень мало улучшилось с тех пор, как в 1989 году произошла массовая резня на площади Тяньаньмынь - в знак протеста против чего ЕС первоначально и ввел эмбарго на продажу оружия. Мы вполне правильно негодуем по поводу концентрационного лагеря на американской военной базе Гуантанамо или иракской тюрьмы "Абу-Граиб" (Abu Ghraib), поскольку Соединенные Штаты, заявляющие, что они являются маяком свободы для всего мира, заслуживают того, чтобы к ним подходили с более высокими мерками. Но давайте сохраним здесь чувство пропорции (Да, конечно, в Китае смертные приговоры выносятся куда более беспорядочно, чем в США.)

Тут Вы можете сказать - а чиновники в Брюсселе, Париже и Берлине так и говорят - что подобная реакция наивна. Разумеется, мы не можем ожидать от Китая таких же стандартов, что и от США. Эта освобождающаяся от коммунистической диктатуры великая страна с культурой и историей, которые очень сильно отличаются от наших, занята процессом модернизации. Мы должны терпеливо поощрять позитивные перемены посредством диалога, торговли и конструктивного взаимодействия, как мы это делали с Советским Союзом. Именно таков европейский подход: добиваться изменения ситуации с помощью разрядки напряженности.

Это достаточно справедливо. Но дело в том, что те чиновники, о которых было упомянуто выше, утверждают, что снятие эмбарго на продажу оружия является чисто "символическим". "Ведь не думаете же Вы, - восклицают они с выражением возмущенной невинности, - что в силу того, что мы предлагаем отменить эмбарго на продажу оружия Китаю, мы в действительности намерены продавать оружие Китаю?" На что единственным подходящим ответом может быть: вздор и бессмыслица!

В действительности произошло следующее. Эмбарго давно уже раздражает китайский коммунистический режим как в силу символических, политических причин (ибо тем самым Китай, наряду с Зимбабве и Бирмой, отнесен к малочисленному позорному клубу), так и в силу того, что это мешает правящему режиму импортировать необходимые ему системы оружия и технологии их производства. Осенью 2003 года китайское министерство иностранных дел опубликовало документ об отношениях с ЕС. Под заголовком "Военный аспект" в документе сказано, что "ЕС следует как можно скорее отменить его запрет на продажу Китаю оружия, чтобы снять барьеры для более широкого двустороннего сотрудничества в вопросах оборонной промышленности и технологий".

Жак Ширак (Jacques Chirac) подхватил эту мысль и призвал ЕС последовать китайскому совету. А тем временем он объявил год 2004-й "Годом Китая", перекрасил (если быть более точным, подсветил) Эйфелеву башню в красный цвет, поддержал официальную китайскую позицию по Тайваню и отказался критиковать китайцев за нарушения прав человека. Его раболепие было вознаграждено несколькими торговыми контрактами и согласием Китая с его видением "многополюсного" мира как противовеса американскому могуществу.

Главным мотивом желания отмены эмбарго на торговлю оружием является не политический, а, как сказал мне один высокопоставленный европейский комиссар, "меркантилистский". Франция и Германия, которые страдают от замедления темпов роста экономики и высокой безработицы, отчаянно хотят заключить как можно больше экспортных контрактов с крупнейшей в мире развивающейся экономикой. Накануне своей поездки в Пекин с целью его обхаживания канцлер Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) характеризовал эту политику как "подлинный патриотизм". Перевод: рабочие места для немцев важнее, чем права человека в Китае.

Подлизывание - а может, нам стоит называть это подобострастием? - всегда приносит отдачу. В прошлом году ЕС стал крупнейшим торговым партнером Китая. Главная задача сейчас заключается в том, чтобы получить как можно больше контрактов на экспорт товаров гражданского назначения, особенно в ходе подготовки к Олимпийским играм 2008 года в Пекине. Но мы продадим Китаю также и некоторое количество оружия.

Фактически, мы уже это делаем. Несмотря на эмбарго, в 2003 году государства - члены ЕС одобрили лицензии на экспорт оружия в Китай на общую сумму более 280 млн. евро. А министр обороны в правительстве Ширака выпустил кота из мешка, заявив, что было бы лучше для китайцев импортировать наши военные технологии, чем создавать собственные.

Американские законодатели возмущены тем, что они воспринимают как перспективу французских ракет, нацеленных на корабли ВМС США в Тайваньском проливе. Они пригрозили санкциями против европейских компаний. Главным образом благодаря этому травмирующему посланию конгресса США, а также и предупреждениям администрации Буша ЕС, кажется, принял решение отложить то, что, как надеялся Ширак, должно было стать радостным объявлением о снятии эмбарго на саммите ЕС-Китай в мае с.г. Если это так, тогда этому вопросу придется подождать до окончания срока президентства Великобритании в ЕС во второй половине текущего года.

Надувательство - не европейская монополия. Американские фирмы тоже отчаянно хотят увеличения экспорта своих товаров в Китай, а правительство их поддерживает. Судя по одному сообщению в журнале "The Economist" (Экономист), примерно 6,7% китайского импорта оружия фактически приходится на США, в то время как всего 2,7% - на Европу. Американские автомобили "Humvee" производятся в Китае для Народно-освободительной армии Китая (НОАК). Роберт Каган (Robert Kagan) интерпретировал различие в подходах США и Европы к международным отношениям как различие между Хоббесом (Hobbes) и Кантом (Kant), но, когда дело касается торговли, это надувательство (Humbug) против ханжества (Cant).

В этом вопросе, однако, Америка скорее права, чем не права. Реальная опасность войны между Китаем и Тайванем, а также по-прежнему страшные данные о нарушениях прав человека в Китае должны бы заботить нас всех. Европе не следовало бы делать паузу только лишь в силу того, что Вашингтон нас запугал; Европе следовало бы притормозиться, потому что мы сами увидели более широкую картину.

Поверьте мне, это одна из самых больших картин, которые когда-либо были. Сегодня, она, возможно, не кажется такой уж большой, как, например, иракская война или разборки с Ираном, но через 20 лет великая дипломатическая игра в треугольнике Китай-Европа-США станет самой крупной игрой в городе. Тридцать лет назад Генри Киссинджер (Henry Kissinger) разыграл китайскую карту против Советского Союза. Сегодня Китай разыгрывает европейскую карту против Соединенных Штатов Америки.

Нашей реакцией не должно стать бездумное присоединение к США. У нас имеются собственные интересы, и по многим вопросам - изменение климата, международный уголовный суд - администрация Буша просто заблуждается. Но нашей реакцией должна стать выработка в обсуждениях как между собой, так и с американцами того, что станет базовыми либеральными условиями, на которых мы будем строить отношения с появляющимся на востоке гигантским драконом. Даже для дракона с таким исключительно привлекательным аппетитом к нашему экспорту эти минимальные стандарты должны включать обязательство по мирному разрешению конфликтов и постепенному повышению уважения к правам человека.