Отставка и отлет из страны президента Киргизстана Аскара Акаева является последним из целой вереницы драматических событий, произошедших в этом подбрюшье бывшего Советского Союза и ознаменовавших собой конец эпохи правления авторитарного руководства, отчаянно цепляющегося за власть. Как и в случае с Украиной, чрезвычайно шумные и неистовые протесты населения были спровоцированы результатами выборов, которые руководство страны, без сомнения, сфабриковало. Президент Акаев, пришедший к власти еще до распада Советского Союза, попытался продлить срок своего авторитарного и непопулярного у простых граждан правления, прибегнув к мошенничеству. Его политические оппоненты были отстранены от борьбы, агитационная кампания характеризовалась неравномерным распределением телевизионного времени, а само голосование, похоже, было подстроено. Оппозиция, довольствующаяся в итоге жалким количеством мест в парламенте республики, приняла эстафету у украинской 'оранжевой революции', перестала бояться пророссийски настроенной политической элиты и вышла на улицы.

Западное демократическое сообщество приветствует это последнее проявление власти народа. Кто-то может усмотреть в этом еще одно подтверждение бескомпромиссной поддержки, которую Запад оказывает демократическим движениям по всему миру. Однако, несмотря на то, что нам всем приятно наблюдать за тем, как свергаются диктаторы и уходят в небытие времена политических репрессий, необходимо признать, что плачевный конец того, что когда-то было одним из самых многообещающих политических режимов в Средней Азии, таит в себе определенную опасность.

Во-первых, не стоит забывать о том, что исламские экстремисты, снискавшие себе популярность в большей части Средней Азии, могут заполнить появившийся политических вакуум и предстать в роли защитников интересов необеспеченной части местного населения. Аскар Акаев долгое время пользовался поддержкой Москвы и Запада только потому, что постоянно ссылался на реально существующее террористическое движение, способное проникнуть в Киргизстан и свергнуть действующее правительство. Те же самые аргументы долгое время использовали и в соседнем Узбекистане. В большинстве случаев все, что могли предложить региональные лидеры Москве, это поддержку жесткой политики России в отношении чеченских террористов в обмен на тайную помощь по сохранению их авторитарного правления.

Во-вторых, Москва может с легкостью заключить, что все эти восстания у нее под носом - дело рук Запада. Приверженцы жесткой политики в отношении Запада уже объявили о том, что последний стремится ограничить участие России в странах, которые Москва традиционно включает в сферу своего непосредственного влияния. Такие выводы в равной степени ошибочны и обманчивы. Тем не менее, они могут серьезно осложнить отношения России и Запада и повысить роль ястребов в окружении президента Владимира Путина.

В-третьих, беспорядки в Киргизстане могут стать причиной тотальной смены власти во всем среднеазиатском регионе, где переход к демократической форме правления находится в зачаточном состоянии. Низкий уровень жизни, столкновение интересов различных этнических групп, растущая с каждым годом пропасть между бедными и богатыми и вялый ход экономических реформ - все это, по всей видимости, только усугубит и без того сложную ситуацию. Не только одна Россия заинтересована в поддержании стабильности в регионе. Китаю тоже нет никакого прока от переполоха у себя на границе, и Америка, используя свои новые военные базы в Средней Азии, должна будет остановить дальнейшее продвижение Аль-Каиды в этом направлении.

Все мировое сообщество должно помочь сегодня Киргизстану пережить это трудное и в высшей степени опасное время. Демонстрантов, которые смогли свергнуть своего президента вместе с премьер-министром, объединяет лишь огромное желание поменять что-то в своей жизни. Ответственные представители оппозиции в первую очередь должны успокоить все горячие головы, дистанцироваться от исламистов и обеспечить переход Киргизстана к демократической форме правления.

_________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Невыносимая Россия ("La Vanguardia", Испания)

Озлобленные массы ("Deutschlandfunk", Германия)

Москву пугает любое потрясение ("Liberation", Франция)

Маршалл Голдман: "Эффект домино не остановить" ("La Repubblica", Италия)

Самая последняя революция в Средней Азии ("The Washington Times", США)

Киргизская весна ("Die Presse", Австрия)

Эдил Байсалов: Народ был вынужден захватить власть ("Liberation", Франция)

Испытание для демократии ("The Independent", Великобритания)

Революция тюльпанов в Средней Азии ("Christian Science Monitor", США)

Пожар в Средней Азии ("Liberation", Франция)

Прорыв в Бишкеке ("The New York Times", США)

Еще одно мусульманское домино ("The Wall Street Journal", США)

Прилив демократии ("El Pais", Испания)

В постсоветском видении мира Путина обнаружилась еще одна прореха ("The Guardian", Великобритания)

Подбросьте дров в костер революции ("The New York Sun", США)

Киргизия: 'революция тюльпанов' добралась до столицы ("Liberation", Франция)

Что-то происходит в Средней Азии ("El Mundo", Испания)

Стал автократом - и оказался в положении вне игры ("Berliner Zeitung", Германия)

Беспорядки в Кыргызстане потрясли Среднюю Азию ("United Press International", США)

Власть народа в Киргизстане ("The Economist", Великобритания)

Власти Киргизии пытаются остановить распространение конфликта ("The Wall Street Journal", США)

Киргизский кризис ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Милиция усиливает давление на сторонников лимонной революции ("The Times", Великобритания)

Воля народа победит? Возможно ("The Economist", Великобритания)

Киргизия: Массы, которые трудно удержать ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Кыргызстан не готов к революции ("The Baltimore Sun", США)

Когда "власть народа" выплескивается наружу ("The Wall Street Journal", США)

Киргизия: Протесты без участия демократов ("Die Tageszeitung", Германия)

Ариэль Коэн: Ждать больше нельзя ("The Wall Street Journal", США)

Киргизская революция движется вперед ("Liberation", Франция)

Еще одно восстание на постсоветском пространстве ("The Washington Post", США)

Киргизия: Восстание отверженных ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Уличные протесты ("The Financial Times", Великобритания)

Страх Кремля перед демократией ("Die Presse", Австрия)

Пойдет ли Киргизия по пути Украины? ("Christian Science Monitor", США)

'Режим в Киргизии не способен реформироваться' ("Liberation", Франция)

Спокойная революция ("Liberation", Франция)

А теперь Кыргызстан! ("The Wall Street Journal", США)