За первые десять лет после распада СССР демократия утвердилась в большинстве его бывших республик лишь формально. За исключением прибалтийских государств - Латвии, Литвы и Эстонии, сегодня уже вошедших в состав ЕС - новые политические элиты и лидеры, всплывшие на поверхность из постсоветского хаоса, много говорили о демократии, но ухитрялись сделать так, что эта демократия позволяла им как можно дольше оставаться у власти.

Однако за последние полтора года народные восстания смели закосневшее руководство трех бывших советских республик. В Грузии в ноябре 2003 г., на Украине годом позже, и сегодня в Кыргызстане подспудное недовольство вырвалось наружу и случилось невозможное: власть, утратившая доверие народа, была свергнута мирным путем. Самое удивительное - насколько быстро рушилась эта власть, столкнувшись с демонстрантами, борющимися за права, которые были им обещаны после избавления от советского гнета: право на свободу слова, право выбирать своих представителей, право мечтать о лучшей жизни, о которой столько раз говорили правители, зачастую не подкрепляя слово делом.

Лидерам оппозиции, и даже некоторым представителям власти в других республиках, события, начавшиеся со свержения Эдуарда А. Шеварднадзе в Грузии, и продолженные необычайно мощным движением протеста против подтасованных выборов на Украине, представлялись чем-то вреди эпидемии, распространявшейся мгновенно и непредсказуемо.

Нигде страхи и ожидания не были так сильны, как в самой большой и могущественной из стран бывшего СССР - России. Президент Владимир В. Путин, преподнося себя в качестве демократа, неуклонно укрепляет контроль государства над жизнью страны. 'Люди везде сыты по горло', - заметил Александр Рондели, президент грузинского Фонда стратегических и международных исследований в интервью по телефону из Тбилиси, говоря о причинах недовольства. Восстания в Грузии и на Украине, добавил он, продемонстрировали всем, на что способно движение народного протеста. 'По телевизору они увидели, что это легко', - говорит он.

Президент Аскар А. Акаев, стоявший во главе Кыргызстана все тринадцать с лишним лет после обретения независимости, бежал из киргизской столицы Бишкека, когда толпы демонстрантов, протестующих против подтасованных, по их мнению, выборов, взяли штурмом правительственные здания, а подразделения сил безопасности разбежались кто куда.

Судя по всему г-н Акаев, подобно г-ну Шеварднадзе и украинскому президенту Леониду Д. Кучме, был убежден, что государственная власть вправе управлять номинально демократическим выборным процессом, проталкивая нужных кандидатов.

Будущее покажет, распространится ли демократическая 'эпидемия' на другие постсоветские республики. В Беларуси и Туркменистане, к примеру, уже фактически установились диктаторские режимы - там власти подавляют политическую оппозицию и 'закручивают гайки' в большинстве сфер общественной жизни.

Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов заставил парламент провозгласить его президентом пожизненно. Президент Беларуси Александр Г. Лукашенко осенью прошлого года организовал референдум, позволяющий ему переизбираться на пост главы государства до бесконечности.

Политолог Андраник М. Мигранян, профессор Московского государственного института международных отношений, считает, что исход противостояния властям в бывших советских республиках во многом зависит от готовности последних применить силу. Лидеры, хотя бы номинально преподносившие себя в качестве демократов, отметил он, неизменно проявляют неспособность удержаться у власти демократическими средствами. 'Либо вы непреклонно применяете силу и ликвидируете оппозицию, либо уступаете власть другим - третьего не дано, - заявил г-н Мигранян в телефонном интервью. - Разница между Акаевым и Лукашенко состоит в том, что Акаев более демократичен. И он проиграл'.

У российских лидеров события в Грузии и на Украине вызвали шок, страх и даже брезгливость. Президент Путин, которого также обвиняют в ужесточении контроля над сохранившимися элементами демократического строя, в открытую поддержал кандидата, подобранного г-ном Кучмой. Он наладил контакты с 'самодержавными' правителями центральноазиатских государств, и тот факт, что их обвиняют в авторитаризме, российского президента, судя по всему, не волнует.

Подвергнувшись критике за свои действия в ходе украинских выборов, г-н Путин и другие российские чиновники в ходе кризиса с парламентскими выборами в Киргизии старались держаться в тени. Однако, по мере усиления волнений российские представители заговорили о порядке и стабильности - подразумевая под этим сохранение статус-кво - и начали критиковать сторонников демократии. Министр иностранных дел Сергей В. Лавров вчера предупредил о 'последствиях, к которым могут привести попытки прийти к власти незаконными методами'. Вряд ли можно считать совпадением, что после недавних потрясений в 'ближнем зарубежье' в самой России начали распространяться слухи, связанные с политическим будущем самого г-на Путина. В прошлом году он был переизбран на второй и, по конституции, последний президентский срок. Несмотря на неоднократные утверждения президента об обратном, наблюдатели активно обсуждают вопрос о том, что Кремль, возможно, ищет способ, позволяющий ему остаться у власти и после 2008 г.

Одновременно в стране все громче звучит голос оппозиции. Чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров заявил, что уходит из спорта, чтобы не позволить г-ну Путину баллотироваться снова. Михаил А. Касьянов, занимавший при г-не Путине должность премьер-министра, недавно появился на публике и заявил, что готов поддержать оппозицию, которая, несмотря на нынешнюю разобщенность, еще способна собраться с силами.