Над Киргизией веет ветер перемен. Фальсификация результатов выборов в бывшей советской республике заставила подняться оппозицию. Эксперт по Восточной Европе Ева-Мария Аух (Eva-Maria Auch) опасается, что ситуация в нищей Киргизии может 'взорваться'.

Deutschlandfunk: Революция в Киргизии выбрала желтые цвета. В какой мере можно в связи с этим проводить параллели с Украиной?

Ева-Мария Аух: Я думаю, параллели находят свое отражение в том, что в настоящее время все еще гадают, имеем ли мы дело с 'Революцией тюльпанов' или, быть может, с восстанием. У нас нет точных данных о количестве убитых и раненых, оппозиция назвала цифры - от 10 до 30 человек раненых, тяжело раненых, число убитых называли сначала одно, затем уменьшили.

Deutschlandfunk: Насколько легитимной, по Вашему мнению, госпожа Аух, является оппозиция в Киргизии?

Ева-Мария Аух: Уже длительное время шел процесс развития гражданского общества в том плане, что возникли политические партии, что в рядах оппозиции появились отдельные яркие политики. При этом, конечно, в становлении партий и в процессах в гражданском обществе, по сравнению, например, с Украиной или с Грузией, существуют большие различия, не говоря уже, разумеется, о Западной Европе. Здесь куда большую роль играют отдельные личности. В результате партийный ландшафт очень и очень пестр, но легитимацию в том плане, что шла работа, и были попытки выражать интересы различных слоев населения, что партийная работа проводилась в парламенте - это мы в последние годы в Киргизстане наблюдали.

Deutschlandfunk: Во время революции на Украине тон задавала столица, волнения в Киргизии начинались по стране. Что можно сказать по этому поводу?

Ева-Мария Аух: Когда мы говорим об Оше, то речь идет о втором по величине городе Киргизии, о реальном втором центре страны. Бишкек находится на самом севере, поэтому Джалал-Абад и Ош являются на юге тоже культурными и историческими центрами. Вышли не только крестьяне, этот регион является важный центром, где, например, заметно большее влияние имеет ислам, где все предыдущие события в Ферганской долине сделали население региона крайне чувствительным.

Deutschlandfunk: В прошлом году Вы побывали в Киргизии, в том числе на юге страны. Киргизия крайне бедна, годовой доход на душу населения составляет 500 долларов США. Каковы Ваши впечатления?

Ева-Мария Аух: Мы были в городах, где говорили - смотрите, прибыла Европа. Там такая бедность, что речь действительно идет о каждодневном выживании. С другой стороны, я видела прекрасный ландшафт, зачатки освоения региона туристами и чудесных людей. Это - страна Чингиза Айтматова, этого нельзя забывать.

Deutschlandfunk: Пожалуйста, напомните нам, кто такой Чингиз Айтматов?

Ева-Мария Аух: Он очень известный писатель. Кстати, он является временным представителем ООН, очень известен в Германии.

Deutschlandfunk: Иными словами, Киргизия страна не отсталая?

Ева-Мария Аух: Нет, я бы так не сказала. В 90 годы приходилось беседовать с дипломатами, некоторые из них говорили, мол, да, я бывал в Африке и знаю эти развивающиеся страны, которые затем преподносили сюрпризы. Такие страны, как Киргизстан или кавказские страны, Азербайджан, часто называют средневековыми государствами, а потом приходится удивляться, что там есть широкий слой интеллигенции, которая вполне способна возглавить оппозицию.

_________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Москву пугает любое потрясение ("Liberation", Франция)

Маршалл Голдман: "Эффект домино не остановить" ("La Repubblica", Италия)

Самая последняя революция в Средней Азии ("The Washington Times", США)

Киргизская весна ("Die Presse", Австрия)

Эдил Байсалов: Народ был вынужден захватить власть ("Liberation", Франция)

Испытание для демократии ("The Independent", Великобритания)

Революция тюльпанов в Средней Азии ("Christian Science Monitor", США)

Пожар в Средней Азии ("Liberation", Франция)

Революция в разгаре ("The Times", Великобритания)

Прорыв в Бишкеке ("The New York Times", США)

Еще одно мусульманское домино ("The Wall Street Journal", США)

Прилив демократии ("El Pais", Испания)

В постсоветском видении мира Путина обнаружилась еще одна прореха ("The Guardian", Великобритания)

Подбросьте дров в костер революции ("The New York Sun", США)

Киргизия: 'революция тюльпанов' добралась до столицы ("Liberation", Франция)

Что-то происходит в Средней Азии ("El Mundo", Испания)

Стал автократом - и оказался в положении вне игры ("Berliner Zeitung", Германия)

Беспорядки в Кыргызстане потрясли Среднюю Азию ("United Press International", США)

Власть народа в Киргизстане ("The Economist", Великобритания)

Власти Киргизии пытаются остановить распространение конфликта ("The Wall Street Journal", США)

Киргизский кризис ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Милиция усиливает давление на сторонников лимонной революции ("The Times", Великобритания)

Воля народа победит? Возможно ("The Economist", Великобритания)

Киргизия: Массы, которые трудно удержать ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Кыргызстан не готов к революции ("The Baltimore Sun", США)

Когда "власть народа" выплескивается наружу ("The Wall Street Journal", США)

Киргизия: Протесты без участия демократов ("Die Tageszeitung", Германия)

Ариэль Коэн: Ждать больше нельзя ("The Wall Street Journal", США)

Киргизская революция движется вперед ("Liberation", Франция)

Еще одно восстание на постсоветском пространстве ("The Washington Post", США)

Киргизия: Восстание отверженных ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Уличные протесты ("The Financial Times", Великобритания)

Страх Кремля перед демократией ("Die Presse", Австрия)

Пойдет ли Киргизия по пути Украины? ("Christian Science Monitor", США)

'Режим в Киргизии не способен реформироваться' ("Liberation", Франция)

Спокойная революция ("Liberation", Франция)

А теперь Кыргызстан! ("The Wall Street Journal", США)