Советский Союз не вернешь. Тем, кто верит, что империя воскреснет в новом обличье, хороший урок преподали соседние с Россией народы. Сначала грузины отправили на покой Эдуарда Шеварднадзе, затем украинцы изгнали клику Леонида Кучмы. Теперь киргизы, первые среди среднеазиатских народов, заставили бежать президента Аскара Акаева - с захватывающей дух быстротой.

Пока неясно, как будет относиться Киргизия к демократии. То, что верх возьмет западный плюрализм, гарантий нет. Оппозиция организована хуже, чем в Грузии или на Украине, ей не хватает явного лидера и четкой политической линии. Почти стихийная смена власти, применение силы и бегство правителей свидетельствуют о том, что в Бишкеке речь, скорее, идет о перевороте в обычном его смысле, чем о 'бархатной' революции.

Шлюзы свободы

Однако даже все существующие отличия не могут умалить значение трех революций: они являются выражением неприятия 'восточной демократии', которую представляют российский президент Владимир Путин и другие правители на постсоветском пространстве. В ее условиях псевдодемократические институты служат для того, чтобы обеспечивать власть господствующей семье, клану или группе. Помимо этого революции в Тбилиси, Киеве и Бишкеке свидетельствуют о том, что имперская внешняя политика Москвы потерпела крах. Государства-преемники Советского Союза больше не желают быть зоной влияния Кремля. Напротив, притягательное воздействие оказывает Запад: идея свободных выборов, независимые суды и действительно демократические институты.

То, что революции в этих странах увенчались успехом, не случайность. В частности, там везде царили экономическая нужда, коррупция, господствовали кланы. Однако в рамках Содружества независимых государств (СНГ) режимы в этих странах не были мрачными диктатурами. Шеварднадзе и Акаев начинали как реформаторы, считались в своих регионах любимчиками Запада. Во всех трех странах существовала оппозиция, которую возглавляли люди, в свое время сами входившие в число представителей истеблишмента. К тому же имелась в той или иной степени возможность получения альтернативной информации. Именно по той причине, что были открыты шлюзы свободы, и были смыты правители, собиравшиеся закрыть их с помощью фальсификации результатов выборов.

Утрата власти

Но как будут развиваться события в бывшей советской империи дальше? Затронет ли эффект домино также жесткие президентские диктатуры? Узбекистан Ислама Каримова, где арестованы тысячи противников режима? Белоруссию с ее сумасшедшим Александром Лукашенко, изолировавшим свою страну посреди Европы как полукоммунистическую резервацию? Туркменистан Сапармурада Ниязова с его необычным тоталитаризмом, ставшего рабом культа личности сталинистского образца? Мирную революцию в условиях этих диктатур представить пока трудно. Напротив, следует ожидать, что диктаторы от Ташкента до Минска будет принимать еще более решительные меры, чем раньше, чтобы в зародыше задушить оппозицию. Поскольку пример Киргизстана демонстрирует им, что даже ограниченный плюрализм приводит к потере власти.

Победа свободной Европы

Прогнозы относительно политической стабильности в странах, где господствуют диктаторские режимы, быстро сбываются. Поэтому в странах с авторитарными правителями нарастают волнения. Соседние государства - Узбекистан, Таджикистан и Казахстан - закрыли свои границы, 'опасаясь проникновения киргизской болезни', средства массовой информации замалчивают события. Возможность развития событий, как в Киргизстане, можно допустить в Казахстане, где Нурсултан Назарбаев пытается объединить рыночную экономику с господством семьи. В России тоже многие задаются вопросом, как долго еще население будет мириться с опекой государства. Революции в Тбилиси, Киеве и Бишкеке являются также победой Запада, свободной Европы. Ее руководители удивленно взирают на то, что происходит на Востоке. Рушатся все привычные представления о том, будто в таких странах думать о том, чтобы 'что-то сделать бесполезно'. Разумеется, если рассматривать регион с точки зрения Москвы, как это с удовольствием делают в Париже или в берлинском ведомстве канцлера, то украинское, грузинское или киргизское общество оказывается вне поля зрения. Революции на Востоке, таким образом, демонстрируют убожество европейской внешней политики, отвергшей все варианты видения свободы как путеводной нити и взявшей на вооружение в качестве максимы поддержание стабильности и внешнеполитическую выгоду.

_________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

От восстания к демократии ("The Washington Post", США)

Результаты 'революции тюльпанов' могут быть сведены на нет ("Christian Science Monitor", США)

Уроки извлечены не будут ("Der Standard", Австрия)

Киргизстан: США, Россия и Китай лицом к лицу ("La Jornada", Мексика)

Браво, Бишкек ("Houston Chronicle", США)

Не давать воли тиранам ("Newsday", США)

Новая незадача для Путина ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Почему Путин радуется революции в Киргизии ("Spiegel", Германия)

Весна в Бишкеке ("The Guardian", Великобритания)

Восточный вопрос ("The Times", Великобритания)

Феликс Кулов: Киргизская революция еще по-настоящему не началась ("Liberation", Франция)

Айтматов: 'Россия по-прежнему является приоритетом для нашей внешней политики' ("Le Figaro", Франция)

Киргизия: Едины только в неприятии прежней власти ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Путин учится на своих ошибках ("Die Tageszeitung", Германия)

Невыносимая Россия ("La Vanguardia", Испания)

Озлобленные массы ("Deutschlandfunk", Германия)

Москву пугает любое потрясение ("Liberation", Франция)

Маршалл Голдман: "Эффект домино не остановить" ("La Repubblica", Италия)

Самая последняя революция в Средней Азии ("The Washington Times", США)

Киргизская весна ("Die Presse", Австрия)

Эдил Байсалов: Народ был вынужден захватить власть ("Liberation", Франция)

Испытание для демократии ("The Independent", Великобритания)

Революция тюльпанов в Средней Азии ("Christian Science Monitor", США)

Пожар в Средней Азии ("Liberation", Франция)

Революция в разгаре ("The Times", Великобритания)

Прорыв в Бишкеке ("The New York Times", США)

Еще одно мусульманское домино ("The Wall Street Journal", США)

Прилив демократии ("El Pais", Испания)

В постсоветском видении мира Путина обнаружилась еще одна прореха ("The Guardian", Великобритания)

Подбросьте дров в костер революции ("The New York Sun", США)

Киргизия: 'революция тюльпанов' добралась до столицы ("Liberation", Франция)

Что-то происходит в Средней Азии ("El Mundo", Испания)

Стал автократом - и оказался в положении вне игры ("Berliner Zeitung", Германия)

Беспорядки в Кыргызстане потрясли Среднюю Азию ("United Press International", США)

Власть народа в Киргизстане ("The Economist", Великобритания)

Власти Киргизии пытаются остановить распространение конфликта ("The Wall Street Journal", США)

Киргизский кризис ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Милиция усиливает давление на сторонников лимонной революции ("The Times", Великобритания)

Воля народа победит? Возможно ("The Economist", Великобритания)

Киргизия: Массы, которые трудно удержать ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Кыргызстан не готов к революции ("The Baltimore Sun", США)

Когда "власть народа" выплескивается наружу ("The Wall Street Journal", США)

Киргизия: Протесты без участия демократов ("Die Tageszeitung", Германия)

Ариэль Коэн: Ждать больше нельзя ("The Wall Street Journal", США)

Киргизская революция движется вперед ("Liberation", Франция)

Еще одно восстание на постсоветском пространстве ("The Washington Post", США)

Киргизия: Восстание отверженных ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Уличные протесты ("The Financial Times", Великобритания)

Страх Кремля перед демократией ("Die Presse", Австрия)

Пойдет ли Киргизия по пути Украины? ("Christian Science Monitor", США)

'Режим в Киргизии не способен реформироваться' ("Liberation", Франция)

Спокойная революция ("Liberation", Франция)

А теперь Кыргызстан! ("The Wall Street Journal", США)