В государствах-преемниках Советского Союза продолжается падение режимов. Сначала в Грузии, в 2003 году, через год - на Украине, и вот теперь от своего правителя Аскара Акаева избавилась маленькая Киргизия. На что кто-то из наблюдателей вряд ли рассчитывал, поскольку до сих пор автократы в среднеазиатских государствах создавали впечатление, будто против них никто ничего не сможет сделать. И уж тем более граждане, которые в бедных регионах заняты иными заботами, а не проблемой участия в строительстве структур гражданского общества.

Причины и перспективы протестов в европейской части СНГ существенно отличаются от причин и перспектив таких же протестов в азиатских странах. Тем не менее, у них есть нечто общее. Гнев граждан направляется против старых элит, удерживающих власть с советских времен и могущих делать ставку на действенную поддержку со стороны Москвы.

Если на Украине и в Грузии в качестве образца еще служил Запад, то в Киргизии вероятными являются фундаменталистские представления, как и национал-шовинистистские течения. Демократию зачастую приравнивают к коррупции. В Киргизии широко распространено мнение, что эффективное противодействие ей может оказать лишь религиозное государство. С учетом катастрофы на Украине, где Москва поставила не на того кандидата, Владимир Путин по поводу событий в Киргизии пока сохранял молчание. Затем вчера он предложил бежавшему президенту Аскару Акаеву политическое убежище. Акаев стал бы не первым автократическим правителем на постсоветском пространстве, который бы нашел защиту в России с управляемой демократией.

Политике Кремля в отношении государств СНГ, провозглашенной Владимиром Путиным пять лет назад с приходом к власти в качестве приоритета будущей внешней политики, грозит теперь крах. Вместо усиления влияния Москва вынуждена терять одну позицию за другой. Неоимперская риторика Кремля больше не имеет ничего общего с геополитической реальностью. В долгосрочном плане это способно создать проблемы с легитимацией также для режима Путина. Глава Кремля все больше пользуется репутацией всего лишь организатора распада. Москва встревожена распадом СНГ. В скором времени Россия сможет считать своими союзниками лишь отколовшиеся республики Приднестровье (Молдавия), Абхазию (Грузия) и Нагорный Карабах, регион, по поводу которого ведут спор Азербайджан и Армения.

Между тем, у политической элиты, почти полностью рекрутированной из кадров структур безопасности, отсутствуют идеи относительно того, как же бороться с утратой влияния Москвы. Ясно одно, новое руководство в государствах СНГ больше не испытывает ностальгических чувств по поводу распавшегося Советского Союза.

О том, что Кремль чувствует архитектонические перекосы, свидетельствует создание на прошлой недели в Администрации президента 'Отдела по межрегиональным и культурным связям с зарубежьем и СНГ'. Департамент должен делать привлекательными за рубежом русский язык, русскую культуру и образование. 'Россия должна защищать свои интересы на постсоветском пространстве', - сказал Модест Колеров, руководитель нового отдела. Колеров был консультантом потерпевшего неудачу Януковича, являвшегося кандидатом на пост президента на украинских выборах, однако он не входит в узкий круг лиц, принимающих решения в Кремле. Его влияние может оставаться второстепенным, и подействует ли на государства СНГ мягкий вариант- вопрос, вызывающий сомнение. Колониалист всегда имеет в своем багаже Пушкина, Достоевского и русский язык с тем, чтобы убеждать угнетенный народ в превосходстве России.