В четверг он еще находился в тюрьме, отбывая десятилетний срок за 'злоупотребление властью' и 'нецелевое использование средств'. Сегодня он угощает чаем в своем новом кабинете в качестве министра внутренних дел, которому поручено скоординировать силы безопасности Киргизии. 56-летний Феликс Кулов - одна из ключевых фигур свершающейся 'революции' и одна из ее наиболее заметных судеб. Проведя в тюрьме четыре года, он был освобожден в четверг толпой своих сторонников. Новый министр признался, что у него пока еще нет даже квартиры. Он еще также не успел повидать своих жену и детей, изгнанных в США в 2000 году, после его ареста. Однако министр работает, и со времени своего назначения в пятницу, похоже, сумел все-таки навести порядок. Сын офицера, всю жизнь прослуживший в органах советской милиции, он уже был министром национальной безопасности в 1997-1998 гг., до того как повздорил с недавно смещенным президентом Аскаром Акаевым. В 2000 году, как только Кулов выдвинул свою кандидатуру на пост президента, он был арестован. С тех пор он являлся самым знаменитым политзаключенным в Киргизии.

Не слишком ли это быстро, всего один день, чтобы прямо из тюрьмы попасть в кабинет министра безопасности?

Вообще-то, где бы я ни был, мне достаточно пяти минут, чтобы адаптироваться к ситуации и почувствовать себя как дома. Даже в тюрьме я не терял контактов с внешним миром и получал информацию обо всем, что происходило. Я к тому же много читал... Самым трудным было отсутствие отопления. Я привык спать полностью одетым, в шапке. И все же, поскольку я человек, привыкший к закону и порядку, я дал слово, что вернусь в тюрьму, как только будет наведен порядок, если мой приговор не будет отменен. Но я очень надеюсь на то, что буду оправдан, так как преследовался исключительно по политическим причинам.

То, что произошло в Киргизии, это и правда, революция?

Революция по-настоящему еще и не начиналась. То, что произошло у нас, сильно отличается от того, что было на Украине и в Грузии. Здесь это так, словно мама ушла, оставив детей одних и поручив старшему брату, самому энергичному, обо всем позаботиться. Когда митингующие захватили в четверг президентский дворец, они вызвали находившегося в отставке Курманбека Бакиева (ставшего временно исполняющим обязанности президента), чтобы сказать ему: дворец взят. Слабая и разрозненная, оппозиция не была готова к захвату власти. Да и теперь политическая ситуация еще далеко не ясна. Но назад пути уже нет.

Вы будете выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах, назначенных на 26 июня?

Мне бы не хотелось, чтобы моя кандидатура привела к новым столкновениям в стране. Если появятся достойные люди, с хорошими программами, не будет никакой необходимости, чтобы я тоже становился кандидатом. Но пока еще слишком рано принимать решение.

Какие у Вас отношения с Бакиевым? Разве он не был премьер-министром, когда Вас посадили в тюрьму?

Товарищеские. Я забыл о том, что он был премьер-министром во время моего ареста... Да, конечно, он им был, но премьер-министр отвечал, прежде всего, за экономику. Теперь необходимо разобраться, какова его программа.

Поговаривают, что Бакиев - человек Москвы, в то время как Вы, сидя в тюрьме, пользовались значительной поддержкой американцев...

Киргизия такая маленькая, такая запертая среди других государств страна, с такими ничтожными ресурсами, что мы в любом случае не можем сказать американцам да, а русским нет и наоборот. Мы должны сказать да всем. Американцы стремятся к тому, чтобы наша страна стала демократической, чтобы она не превратилась в новую угрозу для мира, пристанище терроризма и наркоторговли. Но мы не можем жить без России. Из 5 миллионов жителей Киргизии от 800 000 до 1 миллиона работают в России. Американцы дают нам денег. Однако Россия дает нам работу. Деньги, которые киргизы переводят из России, составляют почти половину государственного бюджета. Россия обеспечивает нас двигательным топливом, топливом для наших домов. С Москвой нельзя ссориться. К тому же, я уважаю Владимира Путина.

_________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Айтматов: 'Россия по-прежнему является приоритетом для нашей внешней политики' ("Le Figaro", Франция)

Киргизия: Едины только в неприятии прежней власти ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новую власть уже обвиняют в 'предательстве' ("Liberation", Франция)

Путин учится на своих ошибках ("Die Tageszeitung", Германия)

Киргизстан: Ускользающее влияние Москвы ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Невыносимая Россия ("La Vanguardia", Испания)

Озлобленные массы ("Deutschlandfunk", Германия)

Москву пугает любое потрясение ("Liberation", Франция)

Маршалл Голдман: "Эффект домино не остановить" ("La Repubblica", Италия)

Самая последняя революция в Средней Азии ("The Washington Times", США)

Киргизская весна ("Die Presse", Австрия)

Эдил Байсалов: Народ был вынужден захватить власть ("Liberation", Франция)

Испытание для демократии ("The Independent", Великобритания)

Революция тюльпанов в Средней Азии ("Christian Science Monitor", США)

Пожар в Средней Азии ("Liberation", Франция)

Революция в разгаре ("The Times", Великобритания)

Прорыв в Бишкеке ("The New York Times", США)

Еще одно мусульманское домино ("The Wall Street Journal", США)

Прилив демократии ("El Pais", Испания)

В постсоветском видении мира Путина обнаружилась еще одна прореха ("The Guardian", Великобритания)

Подбросьте дров в костер революции ("The New York Sun", США)

Киргизия: 'революция тюльпанов' добралась до столицы ("Liberation", Франция)

Что-то происходит в Средней Азии ("El Mundo", Испания)

Стал автократом - и оказался в положении вне игры ("Berliner Zeitung", Германия)

Беспорядки в Кыргызстане потрясли Среднюю Азию ("United Press International", США)

Власть народа в Киргизстане ("The Economist", Великобритания)

Власти Киргизии пытаются остановить распространение конфликта ("The Wall Street Journal", США)

Киргизский кризис ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Милиция усиливает давление на сторонников лимонной революции ("The Times", Великобритания)

Воля народа победит? Возможно ("The Economist", Великобритания)

Киргизия: Массы, которые трудно удержать ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Кыргызстан не готов к революции ("The Baltimore Sun", США)

Когда "власть народа" выплескивается наружу ("The Wall Street Journal", США)

Киргизия: Протесты без участия демократов ("Die Tageszeitung", Германия)

Ариэль Коэн: Ждать больше нельзя ("The Wall Street Journal", США)

Киргизская революция движется вперед ("Liberation", Франция)

Еще одно восстание на постсоветском пространстве ("The Washington Post", США)

Киргизия: Восстание отверженных ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Уличные протесты ("The Financial Times", Великобритания)

Страх Кремля перед демократией ("Die Presse", Австрия)

Пойдет ли Киргизия по пути Украины? ("Christian Science Monitor", США)

'Режим в Киргизии не способен реформироваться' ("Liberation", Франция)

Спокойная революция ("Liberation", Франция)

А теперь Кыргызстан! ("The Wall Street Journal", США)