Бушевский 'ястреб' может способствовать превращению этого реликта Холодной войны в подлинного 'мирового полицейского'

Либералы по обе стороны Атлантики пришли в ужас, узнав о том, что Буш выдвинул кандидатуру известного 'ястреба' Джона Болтона (John Bolton) на пост представителя США в ООН. Они ошибаются: назначение Болтона может стать для ООН именно тем стимулом, в котором организация так нуждается. Оно говорит о серьезной заинтересованности США в реформировании ООН, и является сигналом для организации - пора перейти к серьезным действиям.

ООН нуждается не в дальнейшей либерализации, а в привязке к реалиям сегодняшнего мира. Ее Устав - краеугольный камень международного права - предназначался для борьбы с угрозами куда меньшего масштаба, чем те, что появились сегодня. В эпоху транснационального терроризма и распространения ядерного оружия единственная в мире сверхдержава - Соединенные Штаты - испытывает немалый соблазн 'преступить закон', отбросив ограничения Устава.

Однако для роли единственного 'международного полицейского' у США нет ни нужной легитимности, ни достаточных ресурсов. В международных отношениях, как и во внутренней политике, неограниченной власти одного 'центра' никто терпеть не станет. Если США в одиночку будут устанавливать и внедрять 'правила игры' на международной арене, там воцарится анархия и насилие - иракские события повторятся в мировом масштабе.

Политики 'старой школы' предлагают традиционный рецепт - равновесие сил. Но в сегодняшнем мире равновесия сил просто не существует, хотя когда-нибудь в будущем, оно, возможно, и установится. Идея французов о том, что функцию 'противовеса' Соединенным Штатам должна выполнять Европа - не более, чем беспочвенная мечта.

Другим недочетом международной системы, опирающейся на единственную сверхдержаву, является тот факт, что конфликт небольшого масштаба в отдаленном регионе мира она может просто 'не заметить', что порой чревато ужасающими последствиями. Одним из примеров в этой связи является геноцид в Руанде 1994 г. В качестве других примеров - уже из сегодняшнего дня - можно назвать геноцид в Дарфуре и чудовищные действия режима Роберта Мугабе (Robert Mugabe) в Зимбабве. Для успешного выполнения полицейских функций необходимо некое 'разделение труда', основанное на географическом расположении, политической воле и имеющемся потенциале.

Для восстановления связи между силой и законом необходимо прежде всего модернизировать международное право. ООН создавалась как организация коллективной безопасности, направленная против агрессии. Юридической основой ее доктрины служил принцип государственного суверенитета. Сегодня это уже не соответствует ситуации, поскольку угроза миру во многих случаях исходит от 'государств-неудачников', не способных обеспечить элементарную безопасность собственным гражданам. Таких государств в мире насчитывается около 25 - в основном на африканском континенте. Именно они служат источником терроризма, геноцида и голода - явлений, не дающих спокойно спать всему человечеству.

В докладе об угрозах, актуальных задачах и переменах в сегодняшнем мире, подготовленном недавно высокопоставленной комиссией экспертов при Генеральном секретаре ООН Кофи Аннане, концепция международной безопасности предстает в расширенном виде: она включает коллективные действия по борьбе с голодом, болезнями, ухудшением экологической обстановки, гражданскими войнами и геноцидом, распространением оружия массового поражения, терроризмом и международной преступностью. Самым поразительным новшеством стала поддержка авторами доклада принципа защиты невинных как одного из обязательств международного сообщества. Из этого следует, что ООН имеет право на вмешательство, выходящее за рамки Устава в его буквальном истолковании. Тем самым закладывается юридическая база для разработки нового международного законодательства, в рамках которого принцип государственного суверенитета ограничивается 'критериями должного поведения'. Это должно в какой-то степени убедить США в том, что ООН не станет игнорировать интересы безопасности Америки, особенно если будет разработано единое определение терроризма, к чему призывает генсек ООН.

Юридический механизм осуществления полномочий на такое вмешательство еще предстоит создать, но определяющими факторами здесь являются наличие соответствующих ресурсов и потенциала.

70% мирового ВВП приходится на долю десяти самых мощных в экономическом отношении стран мира - США, Японии, Германии, Великобритании, Франции, Италии, Китая, Индии, Бразилии и России. Однако важнейшее значение имеет не общий объем ресурсов страны, размер ее военного бюджета (здесь лидируют США) или численность вооруженных сил (в этом отношении на первом месте стоит Китай), а имеющиеся у нее возможности для военного вмешательства в отдаленных регионах.

'Интервенционистские силы' можно определить как контингент, способный быстро перемещаться из одной точки планеты в другую для выполнения миротворческих задач в рамках мандата ООН. Список стран, обладающих таким потенциалом, возглавляют опять же США, имеющие 380-тысячный Корпус морской пехоты. Кроме Соединенных Штатов, возможностями для переброски войск с одного континента на другой обладают только Британия и Франция, хотя в будущем к ним могут присоединиться Индия и Бразилия.

Конечно, подобное определение военного потенциала требует уточнения, но и в окончательном виде оно вряд ли поколеблет общий вывод о том, что возможностью обеспечивать международную безопасность - по отдельности или коллективно - обладают лишь с полдюжины стран.

Главное - прочно привязать эти центры экономической и военной мощи к ооновской системе. Это указывает и направление реформы ООН. Главным критерием при увеличении количества постоянных членов Совета Безопасности должно стать наличие ресурсов и потенциала для вмешательства. Таким образом, кандидатами в его состав являются Япония, Германия, Индия и Бразилия. После этого 'коллегия' постоянных членов Совета Безопасности превратиться в своеобразный исполнительный орган 'большой десятки'. Не следует забывать, что первоначально Совет создавался как постоянный альянс тогдашних великих держав с целью обеспечения мира.

Во-вторых, пришло время реально ввести в действие статью 45 Устава ООН, обязывающую ее членов 'держать в состоянии немедленной готовности контингенты национальных : сил для совместных международных принудительных действий'. Один такой объединенный контингент уже существует в лице НАТО. НАТО стала инструментом ооновской интервенции в Косово, и, до какой-то степени - в Афганистане. Ее полномочия - в нынешнем, расширенном варианте - могут послужить образцом при создании сил постоянной готовности для 'защиты населения' в других регионах.

Эти три реформы - международно-правовая, расширение Совета Безопасности и создание сил постоянной готовности - помогут ООН лучше вписаться в будущую систему международных отношений. Их, конечно, будут критиковать за то, что они делают упор на могущество отдельных держав в ущерб консенсусу. На мой взгляд, это не так. Консенсус необходим для придания акциям легитимности, но лишь немногие страны обладают достаточным потенциалом, чтобы провести эти акции в жизнь.

Лорд Скиделски - профессор политической экономии Уорвикского университета