Владимир Путин быстро признал исход 'революции тюльпанов' в Кыргызстане, которая вслед за 'Оранжевой революцией' и 'революцией роз' изменила политический ландшафт российского Ближнего зарубежья. Но метафоры не должны становиться хозяевами мысли, и хотя действительно может показаться, что налицо эффект домино, прокатившийся через Киев от Тбилиси до Бишкека, между этими событиями есть огромная разница.

Кыргызстан - маленькая, очень красивая и чрезвычайно бедная страна. Долгое время он был самым обещающим из пяти центрально-азиатских '-станов', которые в 1990 году обрели независимость от Советского Союза. Теперь его, похоже, неожиданно подтолкнули к лучшему будущему, хотя эти события оказались омрачены насилием и массовым мародерством.

Протесты оппозиции были вызваны вопиющими махинациями на недавних выборах, в результате которых 71 из 75 мест в парламенте достались президенту Аскару Акаеву, его семье и сторонникам. Демонстрации, вынудившие его бежать, были обусловлены стремлением к уменьшению коррупции и усилению демократии, хотя свою роль сыграли и клановые соперники. Акаев был более либерален, чем другие лидеры региона, бывшие коммунисты, просто сменившие головные уборы. Но это не делало его все более авторитарный стиль управления и приверженность непотизму (его жена владеет крупнейшим торговым центром Бишкека) более приемлемыми.

Из-за удаленности Кыргызстана, его небольшого размера, отсутствия поддерживающей диаспоры и самой скорости развития событий протесты вызвали лишь ограниченный интерес западных правительств, хотя Акаев, вспомнив Украину, предостерег 'иностранных политических консультантов', что им лучше держаться подальше. Несмотря на все заявления Джорджа Буша о свободе, главной заботой Америки в данной ситуации, скорее всего, будет сохранение своей авиабазы под Бишкеком, созданной для наблюдения за Китаем и ведения 'войны с террором' в близлежащем Афганистане.

Уход Акаева станет тревожным сигналом для его коллег в Узбекистане, Казахстане и Таджикистане. Но Путин, каким бы ни было его личное недовольство, на публике повел себя мудрее, чем в случае с Украиной, где он поддерживал пророссийского премьер-министра даже тогда, когда верх начал одерживать его соперник-демократ. Возможно, Путин озабочен судьбой российской базы, которая расположена всего в нескольких милях от американской. Способствовало его реакции и то, что преемники Акаева, большинство из которых были министрами его правительства, не демонстрируют намерений опрометчиво бросаться в объятия Запада. Остается надеяться, что прогресс Кыргызстана на пути к центрально-азиатской демократии окажется примером народной власти, с которой Кремль может мириться.

_________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Восточный вопрос ("The Times", Великобритания)

Феликс Кулов: Киргизская революция еще по-настоящему не началась ("Liberation", Франция)

Айтматов: 'Россия по-прежнему является приоритетом для нашей внешней политики' ("Le Figaro", Франция)

Киргизия: Едины только в неприятии прежней власти ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новую власть уже обвиняют в 'предательстве' ("Liberation", Франция)

Путин учится на своих ошибках ("Die Tageszeitung", Германия)

Киргизстан: Ускользающее влияние Москвы ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Невыносимая Россия ("La Vanguardia", Испания)

Озлобленные массы ("Deutschlandfunk", Германия)

Москву пугает любое потрясение ("Liberation", Франция)

Маршалл Голдман: "Эффект домино не остановить" ("La Repubblica", Италия)

Самая последняя революция в Средней Азии ("The Washington Times", США)

Киргизская весна ("Die Presse", Австрия)

Эдил Байсалов: Народ был вынужден захватить власть ("Liberation", Франция)

Испытание для демократии ("The Independent", Великобритания)

Революция тюльпанов в Средней Азии ("Christian Science Monitor", США)

Пожар в Средней Азии ("Liberation", Франция)

Революция в разгаре ("The Times", Великобритания)

Прорыв в Бишкеке ("The New York Times", США)

Еще одно мусульманское домино ("The Wall Street Journal", США)

Прилив демократии ("El Pais", Испания)

В постсоветском видении мира Путина обнаружилась еще одна прореха ("The Guardian", Великобритания)

Подбросьте дров в костер революции ("The New York Sun", США)

Киргизия: 'революция тюльпанов' добралась до столицы ("Liberation", Франция)

Что-то происходит в Средней Азии ("El Mundo", Испания)

Стал автократом - и оказался в положении вне игры ("Berliner Zeitung", Германия)

Беспорядки в Кыргызстане потрясли Среднюю Азию ("United Press International", США)

Власть народа в Киргизстане ("The Economist", Великобритания)

Власти Киргизии пытаются остановить распространение конфликта ("The Wall Street Journal", США)

Киргизский кризис ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Милиция усиливает давление на сторонников лимонной революции ("The Times", Великобритания)

Воля народа победит? Возможно ("The Economist", Великобритания)

Киргизия: Массы, которые трудно удержать ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Кыргызстан не готов к революции ("The Baltimore Sun", США)

Когда "власть народа" выплескивается наружу ("The Wall Street Journal", США)

Киргизия: Протесты без участия демократов ("Die Tageszeitung", Германия)

Ариэль Коэн: Ждать больше нельзя ("The Wall Street Journal", США)

Киргизская революция движется вперед ("Liberation", Франция)

Еще одно восстание на постсоветском пространстве ("The Washington Post", США)

Киргизия: Восстание отверженных ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Уличные протесты ("The Financial Times", Великобритания)

Страх Кремля перед демократией ("Die Presse", Австрия)

Пойдет ли Киргизия по пути Украины? ("Christian Science Monitor", США)

'Режим в Киргизии не способен реформироваться' ("Liberation", Франция)

Спокойная революция ("Liberation", Франция)

А теперь Кыргызстан! ("The Wall Street Journal", США)