В то время как в Киргизии разворачивается 'тюльпановая революция', Пекин в своей исламской провинции Синьцзян начал строительство 240-километрового отрезка стратегически значимого нефтепровода общей протяженностью 3000 километров. По этой, соединенной с Казахстаном, трассе в Китай должна будет поступать нефть из полнокровных месторождений Каспийского моря (сообщение 'Жэньминь Жибао' от 25.03.05). Волна балканизации Средней Азии, способная распространиться из Киргизстана, может помешать строительству газопровода и дестабилизировать Синьцзян, что поставит под угрозу как поставки нефти в Китай, занимающий в мире второе место по объемам потребления названного топлива, так и территориальную целостность страны.

Московский корреспондент 'Le Monde' Натали Нугайред (Natalie Nougayrede) утверждает, что 'тюльпановая революция ослабляет положение России в Средней Азии' и это 'означает успех дипломатии Джорджа Буша (George Bush) в регионе, где в 2001 году', с благословения русских, 'были размещены американские военные базы'. Посол США в Бишкеке Стивен Янг (Steven Young) торжественно отметил 'роль Вашингтона (sic)' в революции, в то время как американский госдепартамент сюрреалистичным образом заявил, что 'поддерживал связь со своими российскими (sic) друзьями и соседями Киргизстана в Средней Азии, стараясь оставаться на одной частоте с ними'.

В упомянутой статье 'Le Monde' приводятся слова главного редактора журнала 'Россия в глобальной политике' Федора Лукьянова, предупреждающего, что 'вместо искры демократии может разгореться еще один пожар'. Объясняется это тем, что расползание ситуации в исламской многонациональной стране вновь может вылиться в кровавые столкновения девяностых между проживающими на юге киргизами и узбеками.

Пожар войны может распространиться на жизненно важную Ферганскую долину - самую плодородную землю всей Средней Азии, - где вышедшие на тропу священной войны салафиты давно мечтают создать транснациональный халифат, а так же юг Казахстана и стратегически значимую китайскую провинцию Синьцзян с преобладающим числом мусульманского населения. По мнению Лукьянова, дестабилизация Киргизстана 'затрагивает один из самых взрывоопасных районов Средней Азии, где к межэтническим конфликтам прошлого добавляются глубокие социальные проблемы, раздутые в своей совокупности радикальным исламизмом'. Существует опасность создания ситуации, подобной той, что сложилась во время гражданской войны в Таджикистане (1992-1997), когда погибло несколько тысяч человек.

Связанная с неоконсерваторами и партией 'Ликуд' британская газета 'The Daily Telegraph' (25.03.05) отмечает, что 'Киргизстан - отдаленная среднеазиатская республика, где, тем не менее, лежит точка пересечения интересов Соединенных Штатов, Китая и России в идущей борьбе против глобального терроризма'. Далее отмечается, что местоположение Киргизстана привело к созданию американских и российских военных баз вблизи столицы страны - Бишкека, а также к проведению совместных с Китаем антитеррористических учений. Подводя итог, газета пишет, что 'укрепление киргизской демократии серьезно отразится на регионе, характеризуемом правлением авторитарных лидеров': в Казахстане, Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане. Англосаксонский дуэт Буша-Блэра стремится к балканизации Средней Азии?

В Киргизстане присутствует разделение 'север-юг', которое может вылиться в балканизацию страны и породить на границах скорее 'эффект домино' этнических столкновений, чем 'демократический' прибой. На юге страны проживает этническое меньшинство (от 14 до 20% населения) - узбеки - крайне консервативные и обнищавшее, в то время как на севере живет более состоятельное и урбанизованное киргизское большинство (65%), контролирующее (контролировавшее) власть и экономику. Кроме того, здесь же проживает достаточно значительное число русских (12,5%). Обедневший Киргизстан сильно зависит от импорта узбекского газа, но, благодаря своим расположенным вблизи гор Тянь-Шаня огромным озерам, он при этом является гидравлической державой, что совсем немаловажно, учитывая, что это регион пустынь и степей.

В 1990 году в расположенном на юге страны городе Оше прошли кровопролитные столкновения между узбеками и киргизами. Спустя шестнадцать лет именно в этом узбекском городе зародилась 'тюльпановая революция' - демократическое подобие столкновения интересов кланов и среднеазиатских племен. Таков местный масштаб произошедших событий. В масштабе региона, включающего Персидский залив и Каспийское море (местонахождение первого и третьего мировых запасов нефти, соответственно), для американцев здесь применимо понятие 'столкновения цивилизаций'. Соединенные Штаты используют его для установления контроля над месторождениями 'черного золота' и нефтепроводами на границе России, Индии и Китая - трех геостратегических соперников США.

М. К. Бхдракумар (M. K. Bhdrakumar) в своей опубликованной в 'The Asia Times' статье (24.03.05) отмечает, что призраки Ферганской долины преследуют Среднюю Азию, недовольные искусственным и насильственным проведением границ в двадцатых годах прошлого столетия. Вместо того чтобы оставить Ферганскую долину целиком в руках Узбекистана, Иосиф Сталин ампутировал Ош и Джалал-Абад (города, где вспыхнуло 'демократическое' восстания), передав их Киргизстану. В обмен на них Узбекистану было подарено два великолепных таджикских города - Бухара и Самарканд. Призраки прошлого могут вернуться и взорвать многонациональное население, проживающее вокруг плодородной Ферганской долины - жизненно важного центра и самой густонаселенной зоны Средней Азии. Сосредоточение геополитики этого региона приходится на Узбекистан - управляемого сатрапом верного союзника Соединенных Штатов. Именно на плодородных землях Ферганской долины, окруженной безжизненными степями, сходятся общие границы Узбекистана, Таджикистана и Киргизии, находящейся сегодня на грани распада.

На протяжении 15 лет, с момента получения Киргизией независимости в результате распада советского государства, находящийся сегодня в бегах президент Аскар Акаев - умеренный исламист, заявляющий, что он был свергнут в результате государственного переворота - был вынужден бороться с воинственными салафитами, действующими в соседних Узбекистане и Таджикистане, а, кроме них, с уйгурами-сепаратистами из стратегически важной китайской провинции Синьцзян, богатой нефтью и ураном. Одним из уязвимых мест сегодняшнего Китая, наряду с необходимостью импорта нефти, является угроза отделения граничащей с Киргизстаном исламской провинции Синьцзян. В геополитическом плане от нынешнего конфликта может пострадать не столько России, лишившаяся своего союзника Акаева, сколько Китай.

Парламент назначил временно исполняющим обязанности президента Курманбека Бакиева - бывшего премьер-министра и могущественного узбекского политика юга страны, вынужденного два года назад подать в отставку после подавления выступлений против передачи части территории Китаю. Экономический кризис в небольшой стране с пятимиллионным населением сыграл значимую роль в 'неожиданном' подъеме, закончившемся разграблением магазинов, принадлежащих Айдару Акаеву - сыну бежавшего президента, чья семья прибрала к своим рукам незначительные экономические ресурсы страны. Сможет ли 'новая демократия' справиться с экономическим кризисом и геополитическим фатализмом?

Британская пресса, деградировавшая до вульгарной русофобии, приветствовала 'тюльпановую революцию' как продолжение разноцветных демократических революций в бывших советских республиках Грузии и Украине. В то же время директор 'Stratfor' Джордж Фридман (George Friedman) в своей публикации 'Киргизстан: новые угрозы отношениям между великими державами' (25.03.05) полагает, что значимость произошедших в Бишкеке событий, усиливших влияние Соединенных Штатов в среднеазиатском регионе, может сказаться на связях с Россией и Китаем. По мнению Фридмана, российские лидеры, после событий 11 сентября способствовавшие созданию американских военных баз в Средней Азии, подозревают, что США могут воспользоваться своим контингентом для 'создания такой геостратегической обстановки, когда Россия лишится сферы своего влияния в регионе'. Падение режима Киргизстана является 'частью этой стратегии'. Идет ли речь об 'автоголе', забитом самому себе Кремлем, чьи сети оказались пробиты только сейчас? Оказалась ли Россия опять жертвой обмана со стороны Соединенных Штатов, которые уже не раз обманывал не только ее, но и всех нас?

По мнению Фридмана, китайские правители считают, что Соединенные Штаты положительно отнесутся к сепаратистским волнениям в Синьцзяне, 'потому что они ослабляют Китай. Китайцы обеспокоены, так как нестабильная ситуация в Средней Азии создаст благоприятные условия для увеличения поставки оружия сепаратистам из Синьцзяна. События в Киргизстане они воспринимают как часть угрожающей Китаю стратегии Вашингтона, который оказывает давление на Европу с целью прекращения продажи оружия Пекину. . . Китайцы считают, что американцы одержимы их страной и относятся к киргизским событиям как к угрозе своей безопасности'.

В состоящей из 13 статей и опубликованной в 'The Asia Times' (2003 г.) великолепной серии Пепе Эскобар (Pepe Escobar) описывает 'Шелковый путь' и связывающие Каспийское море и Китай нефтепроводы. В девятой части серии Эскобар говорит о великолепии бывшего таджикского, а ныне принадлежащего Узбекистану Самарканда, расположенного 'вблизи бескрайних степей, где исчезают все границы Азии и Европы'. Прежний 'Шелковый путь' превратился сегодня в нефтяной, основные траектории которого - из Турции в Пакистан и из Персидского залива в Китай - пролегают через 'Самаркандский круг'. Оценивая будущее Средней Азии, Эскобар гораздо больше выглядит реалистом, чем пессимистом: 'Какой-нибудь мечтатель мог бы увидеть гармоничный союз между Россией, Китаем и Соединенными Штатами, совместно добывающими минералы, нефть и газ в центре Азии', но печальная действительность заключается в том, что три крупные державы ведут неприкрытую борьбу за контроль над бывшим 'Шелковым путем'.

_________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Браво, Бишкек ("Houston Chronicle", США)

Не давать воли тиранам ("Newsday", США)

Новая незадача для Путина ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Почему Путин радуется революции в Киргизии ("Spiegel", Германия)

Весна в Бишкеке ("The Guardian", Великобритания)

Восточный вопрос ("The Times", Великобритания)

Феликс Кулов: Киргизская революция еще по-настоящему не началась ("Liberation", Франция)

Айтматов: 'Россия по-прежнему является приоритетом для нашей внешней политики' ("Le Figaro", Франция)

Киргизия: Едины только в неприятии прежней власти ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новую власть уже обвиняют в 'предательстве' ("Liberation", Франция)

Путин учится на своих ошибках ("Die Tageszeitung", Германия)

Киргизстан: Ускользающее влияние Москвы ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Невыносимая Россия ("La Vanguardia", Испания)

Озлобленные массы ("Deutschlandfunk", Германия)

Москву пугает любое потрясение ("Liberation", Франция)

Маршалл Голдман: "Эффект домино не остановить" ("La Repubblica", Италия)

Самая последняя революция в Средней Азии ("The Washington Times", США)

Киргизская весна ("Die Presse", Австрия)

Эдил Байсалов: Народ был вынужден захватить власть ("Liberation", Франция)

Испытание для демократии ("The Independent", Великобритания)

Революция тюльпанов в Средней Азии ("Christian Science Monitor", США)

Пожар в Средней Азии ("Liberation", Франция)

Революция в разгаре ("The Times", Великобритания)

Прорыв в Бишкеке ("The New York Times", США)

Еще одно мусульманское домино ("The Wall Street Journal", США)

Прилив демократии ("El Pais", Испания)

В постсоветском видении мира Путина обнаружилась еще одна прореха ("The Guardian", Великобритания)

Подбросьте дров в костер революции ("The New York Sun", США)

Киргизия: 'революция тюльпанов' добралась до столицы ("Liberation", Франция)

Что-то происходит в Средней Азии ("El Mundo", Испания)

Стал автократом - и оказался в положении вне игры ("Berliner Zeitung", Германия)

Беспорядки в Кыргызстане потрясли Среднюю Азию ("United Press International", США)

Власть народа в Киргизстане ("The Economist", Великобритания)

Власти Киргизии пытаются остановить распространение конфликта ("The Wall Street Journal", США)

Киргизский кризис ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Милиция усиливает давление на сторонников лимонной революции ("The Times", Великобритания)

Воля народа победит? Возможно ("The Economist", Великобритания)

Киргизия: Массы, которые трудно удержать ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Кыргызстан не готов к революции ("The Baltimore Sun", США)

Когда "власть народа" выплескивается наружу ("The Wall Street Journal", США)

Киргизия: Протесты без участия демократов ("Die Tageszeitung", Германия)

Ариэль Коэн: Ждать больше нельзя ("The Wall Street Journal", США)

Киргизская революция движется вперед ("Liberation", Франция)

Еще одно восстание на постсоветском пространстве ("The Washington Post", США)

Киргизия: Восстание отверженных ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Уличные протесты ("The Financial Times", Великобритания)

Страх Кремля перед демократией ("Die Presse", Австрия)

Пойдет ли Киргизия по пути Украины? ("Christian Science Monitor", США)

'Режим в Киргизии не способен реформироваться' ("Liberation", Франция)

Спокойная революция ("Liberation", Франция)

А теперь Кыргызстан! ("The Wall Street Journal", США)