Политическая нестабильность в Киргизстане таит в себе большую опасность. И хотя оптимальные предпосылки для революционной смены власти в среднеазиатских государствах, собственно, отсутствуют, - очередные революции, - например, на Южном Кавказе и в Белоруссии, - не исключены. У старых правителей нет идей относительно того, как управлять пережитками Советского Союза.

То, что следующими кандидатами на постсоветкую революцию станут киргизы, несмотря на их общеизвестное спокойствие, предсказывали давно. Вообще-то считалось, что часом истины будут президентские выборы, намеченные на октябрь. Но эксперты проявляли сомнение и по поводу этих сроков.

Революция в Киргизии свершилась, хотя там не было харизматичной оппозиционной фигуры, как на Украине. Разгорелась настоящая борьба за власть между временно исполняющим обязанности президента Бакиевым и главой службы безопасности Куловым. Будучи бывшими членами одной партии они разошлись с бежавшим президентом Акаевым, скорее, в личном, чем в идеологическом плане. То, что Москва может с ними иметь дело, говорит в большей мере о близости руководителей оппозиции к власти, чем о способности Путина извлекать уроки.

Что еще является характерным для обстановки в Киргизстане, так это угроза дестабилизации из-за разницы в экономическом весе: показательно, что Бакиев является выходцем с обедневшего юга в то время, как Кулов представляет Север, находящийся в более выгодном экономическом положении. То, что революция исходила с юга, придает ей, в отличие от Украины, окраску сильного социального протеста. Сюда добавляются этнические компоненты. Между киргизами и большим узбекским меньшинством на юге страны страшный конфликт имел место уже в 90 годы.

Более того, в случае сохранения нестабильности длительное время появляется угроза усиления исламского радикализма. Он, преследуя цели создания исламского халифата на всем пространстве Средней Азии, просочился в последние годы также в Киргизстан.

То, что революция, несмотря на все сдерживающие ее факторы, имеющие место также и в остальных государствах Средней Азии и на Южном Кавказе, свершилась, должно сделать старых правителей более догадливыми. Это как раз и происходит. Соседние с Киргизией страны закрыли свои границы и замалчивают в средствах массовой информации события. Контроль стал строже уже после событий в Грузии, оппозиционеров держат в тюрьмах, а средства массовой информации - под контролем.

Правители понимают, что после 15 лет постсоветского господства они себя в политическом плане исчерпали. Но они также знают, каким образом их семейные кланы приватизировали государство, а благодаря незаконным махинациям - также и экономику. И они понимают с момента ухода большой семьи Ельцина опасность, которую таит в себе византийский вариант передачи власти из рук в руки.

'Парадокс среднеазиатских правителей заключается в том, что 'семейные кланы', с одной стороны, жаждут бесконечного политического существования, а с другой, ведут себя уже как институт власти, знающий о сроке окончания своих полномочий, - описывает Алексей Малашенко, специалист по Средней Азии из московского Центра Карнеги (Carnegie), почти безвыходное ситуацию. - Они вошли в постсоветскую историю, но не в состоянии войти в историю несоветскую. В этом заключается их настоящая трагедия. Они многое сделали вчера, но не в состоянии преодолевать следующие препятствия'.

Для постсоветских правителей наступила окончательно политическая осень, они больше не обладают идеями относительного того, как управлять ситуацией. Не желая делить власть, они теряют ее еще стремительнее. Прибегая к репрессиям, они рождают мучеников, последовательно и везде прибегая к ограничениям и репрессиям. Урок, извлеченный из событий в Киргизии, будет заключаться в том, что никаких уроков извлечено не будет.

_________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Киргизстан: США, Россия и Китай лицом к лицу ("La Jornada", Мексика)

Браво, Бишкек ("Houston Chronicle", США)

Не давать воли тиранам ("Newsday", США)

Новая незадача для Путина ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Почему Путин радуется революции в Киргизии ("Spiegel", Германия)

Весна в Бишкеке ("The Guardian", Великобритания)

Восточный вопрос ("The Times", Великобритания)

Феликс Кулов: Киргизская революция еще по-настоящему не началась ("Liberation", Франция)

Айтматов: 'Россия по-прежнему является приоритетом для нашей внешней политики' ("Le Figaro", Франция)

Киргизия: Едины только в неприятии прежней власти ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Новую власть уже обвиняют в 'предательстве' ("Liberation", Франция)

Путин учится на своих ошибках ("Die Tageszeitung", Германия)

Киргизстан: Ускользающее влияние Москвы ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Невыносимая Россия ("La Vanguardia", Испания)

Озлобленные массы ("Deutschlandfunk", Германия)

Москву пугает любое потрясение ("Liberation", Франция)

Маршалл Голдман: "Эффект домино не остановить" ("La Repubblica", Италия)

Самая последняя революция в Средней Азии ("The Washington Times", США)

Киргизская весна ("Die Presse", Австрия)

Эдил Байсалов: Народ был вынужден захватить власть ("Liberation", Франция)

Испытание для демократии ("The Independent", Великобритания)

Революция тюльпанов в Средней Азии ("Christian Science Monitor", США)

Пожар в Средней Азии ("Liberation", Франция)

Революция в разгаре ("The Times", Великобритания)

Прорыв в Бишкеке ("The New York Times", США)

Еще одно мусульманское домино ("The Wall Street Journal", США)

Прилив демократии ("El Pais", Испания)

В постсоветском видении мира Путина обнаружилась еще одна прореха ("The Guardian", Великобритания)

Подбросьте дров в костер революции ("The New York Sun", США)

Киргизия: 'революция тюльпанов' добралась до столицы ("Liberation", Франция)

Что-то происходит в Средней Азии ("El Mundo", Испания)

Стал автократом - и оказался в положении вне игры ("Berliner Zeitung", Германия)

Беспорядки в Кыргызстане потрясли Среднюю Азию ("United Press International", США)

Власть народа в Киргизстане ("The Economist", Великобритания)

Власти Киргизии пытаются остановить распространение конфликта ("The Wall Street Journal", США)

Киргизский кризис ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Милиция усиливает давление на сторонников лимонной революции ("The Times", Великобритания)

Воля народа победит? Возможно ("The Economist", Великобритания)

Киргизия: Массы, которые трудно удержать ("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Кыргызстан не готов к революции ("The Baltimore Sun", США)

Когда "власть народа" выплескивается наружу ("The Wall Street Journal", США)

Киргизия: Протесты без участия демократов ("Die Tageszeitung", Германия)

Ариэль Коэн: Ждать больше нельзя ("The Wall Street Journal", США)

Киргизская революция движется вперед ("Liberation", Франция)

Еще одно восстание на постсоветском пространстве ("The Washington Post", США)

Киргизия: Восстание отверженных ("Frankfurter Rundschau", Германия)

Уличные протесты ("The Financial Times", Великобритания)

Страх Кремля перед демократией ("Die Presse", Австрия)

Пойдет ли Киргизия по пути Украины? ("Christian Science Monitor", США)

'Режим в Киргизии не способен реформироваться' ("Liberation", Франция)

Спокойная революция ("Liberation", Франция)

А теперь Кыргызстан! ("The Wall Street Journal", США)