На прошлой неделе народ Киргизии, воодушевленный грузинской революцией роз, произошедшей в 2003 году, и украинской оранжевой революцией, победившей четыре месяца назад, выступил против своего коррумпированного правительства с требованием справедливости, честного правления и уважения демократических прав. Однако еще предстоит убедиться в том, разделяет ли новое руководство этой пятимиллионной бывшей советской республики те же демократические и реформаторские идеалы, что и лидеры Грузии и Украины, или оно просто хочет захватить в свои руки власть.

Результат чрезвычайно важен для людей, живущих в центральном регионе Евразии, простирающейся от Белоруссии до Узбекистана. Эти люди надеются на демократическое будущее. Кроме того, если новое киргизское руководство не начнет решать проблемы бедности, коррупции и репрессий, которые привели к массовым гневным выступлениям в этой преимущественно мусульманской стране, то победой народа воспользуются исламские радикалы, превратив это государство, расположенное в стратегически важном регионе, в базу расширения своей деятельности в международном масштабе. Результат чрезвычайно важен и для Соединенных Штатов, во-первых, потому что президент Джордж Буш выступает за расширение демократических реформ, а во-вторых, потому что в Киргизии расположена важная американская военная база, обеспечивающая действия войск США в Афганистане. Россия также развернула в Киргизии свою базу, которая находится всего в нескольких десятках километрах от американской, недалеко от столицы Киргизии города Бишкека.

***

Киргизия, граничащая с Китаем, Афганистаном, Узбекистаном и Казахстаном, долгие годы при Аскаре Акаеве считалась 'образцовым ребенком демократии' в Средней Азии. Сделав многообещающий старт проведением экономических и политических реформ, Акаев в течение пятнадцати лет нахождения у власти постепенно утратил свою популярность, поскольку не сумел взяться за решение проблемы бедности страны, в то время как члены его семьи концентрировали в своих руках политическую и финансовую власть. На прошлой неделе Акаев власти лишился.

Сфальсифицированные парламентские выборы 27 февраля стали искрой, спровоцировавшей пожар. Однако, в отличие от Грузии и Украины, оппозиция в Киргизии не объединена общим видением будущего страны. Хотя количество смертных случаев было очень низким, использование руководством насилия и неспособность взять под контроль мародеров отличает его от лидеров розовой и оранжевой революций. Хотя копившегося долгое время гнева было достаточно для свержения правительства всего за несколько дней, пока киргизская оппозиция смогла продемонстрировать лишь свою способность собирать большую и неуправляемую толпу.

Быстрое развитие событий оставило нерешенными многочисленные вопросы конституционного характера. Один из лидеров оппозиции, бывший премьер-министр Курманбек Бакиев был вновь назначен на пост премьера и стал исполняющим обязанности президента. Однако его статус далеко не ясен. Не в последнюю очередь это вызвано тем, что Аскар Акаев хоть и бежал из страны, но в отставку не ушел. Через несколько дней после того, как Верховный Суд признал легитимность старого парламента, команда Бакиева в конце недели начала подавать довольно путаные сигналы, признав и новый парламент. Бакиев был назначен на должность 'старым' парламентом, поэтому его стремление признать 'новый' ставит под вопрос его собственную легитимность как премьера. Есть также сообщения о том, что Бакиев может отказаться от проведения в июне президентских выборов, несмотря на ранее данное обещание, и попытаться вместо этого консолидировать собственную власть.

Не ясно, возможен ли успех демократии в сегодняшней Киргизии. Безусловно, шансы демократии снизятся, если Организация по Безопасности и Сотрудничеству в Европе не продолжит свою активную деятельность в этой стране и не поможет разрешить текущий кризис. Для успеха будет также иметь важнейшее значение помощь ОБСЕ в подготовке страны к следующим выборам.

Не менее важно и то, поддержит ли Россия киргизскую демократию. Россия считает продвижение Америкой демократии в своем ближнем зарубежье заговором по ослаблению ее влияния в регионе. Новые руководства Грузии и Украины уже ясно заявили о том, что будущее этих стран связано с Европой, и что они намерены рассматривать сотрудничество с Москвой только в таких рамках. Кремль не хочет 'терять' Киргизию. Похоже, он понял, что неуклюжий подход, который использовался в отношении Украины, не работает. В данном случае Москва поддерживает связи как с Акаевым, так и с оппозицией. Москва также объявила о пропагандистской стратегии 'завоевания умов и сердец', однако это вряд ли вызовет демократические изменения и реформы.

***

Соседи Киргизии пристально следят за развитием событий, поскольку в этих странах налицо похожая социальная напряженность. В Узбекистане лидеры оппозиции выступили с совместным заявлением в поддержку своих киргизских коллег. Учитывая жесткий контроль узбекского правительства за гражданским обществом, можно сказать, что шансы на мирный переход власти в этой стране довольно низки. В отличие от Акаева, президент Ислам Каримов может использовать силу против собственного народа. В этой 26-миллионной стране сеть радикальных исламистов также гораздо мощнее. Поскольку в ближайшей перспективе выборов не предвидится, в Узбекистане можно ожидать лишь усиления запретов и ограничений.

В соседнем Таджикистане оппозиция выразила существенное осуждение по поводу сфальсифицированных февральских выборов в парламент, однако на меры по свержению правительства она не пошла. Но вслед за событиями в Киргизии таджикская оппозиция может попытаться использовать осенние президентские выборы в качестве поворотного момента для своей страны.

Белоруссия также созрела для перемен. Вслед за падением режима Акаева в прошлую пятницу в Белоруссии произошли столкновения демонстрантов с милицией. Участники протестов требовали отставки президента Белоруссии Александра Лукашенко, который широко известен как 'последний диктатор Европы'. В условиях отсутствия мирной и законной возможности для изгнания его с поста президента белорусская оппозиция считает, что единственный путь лишения Лукашенко власти - это тот же путь, по которому вынужденно пошел румынский лидер Николае Чаушеску. Однако в ближайшей перспективе такой жесткий исход невозможен; в последних протестах в Минске участвовали всего несколько тысяч человек.

В отличие от своих белорусских, туркменских и узбекских коллег азербайджанский президент Ильхам Алиев и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев проявляют больше стремления опередить оппозицию, делая политические системы своих государств более открытыми. Хотя лидеры этих двух богатых нефтью стран, имеющих тесные связи с США, достигли определенного прогресса в проведении экономических реформ, им пока не удалось осуществить значительных реформ в области политики. Оба руководителя напуганы произошедшим в Грузии, на Украине и в Киргизии, в трех наиболее открытых и демократических странах региона.

Вслед за падением режима Акаева некоторые советники президентов Алиева и Назарбаева будут настаивать на закручивании гаек, дабы те избежали участи киргизского лидера. Однако, как показывает пример Акаева, репрессии лишь усугубляют ситуацию, если стремление народа к демократии, справедливости и нормальной власти достигает критической точки. Если Алиев и Назарбаев будут реагировать на такие устремления народа, проведут свободные и честные выборы, они, скорее всего, смогут избежать киргизского революционного сценария.

Это довольно жесткий призыв. Еще один урок, который можно извлечь из событий в Грузии, на Украине и теперь в Киргизии, состоит в том, что любые уступки оппозиции усиливают уязвимость руководителя страны. Такие лидеры, как Каримов и Лукашенко, а также деспотический руководитель Туркменистана Сапармурат Ниязов меньше подвержены риску мирного перехода власти, поскольку репрессии в этих странах носят тотальный характер.

***

Сейчас команде Бакиева предстоит также решать, каким путем идти дальше. Ставки здесь высоки, как никогда. Если в Киргизии не увенчается успехом послереволюционная демократия, следующими к власти могут прийти исламисты. За последние два года радикальное исламистское движение 'Хизб ат-Тахрир аль-Ислами' значительно увеличило количество своих сторонников в Киргизии. После жестких мер по ликвидации организации в Узбекистане многие члены 'Хизб ат-Тахрир' переместились в эту более открытую страну, чтобы создать базу для будущего захвата власти. Да, в сравнении с Афганистаном и Пакистаном среднеазиатские государства менее склонны к радикализму. Однако значительная бедность населения и царящая в регионе несправедливость предоставляют этой исламистской организации благодатную почву для развития. Кампания, которую она проводит в Киргизии, всячески подчеркивает, что единственный способ покончить со всеми этими несчастьями состоит в ликвидации светской демократической системы и создании исламского режима правления. Если администрация Бакиева не сумеет быстро создать демократический порядок и доказать, что может обеспечить справедливость и нормальное управление, больше не останется светских альтернатив, и вакуум заполнит злобная антисемитская и антиамериканская идеология.

Зейно Баран является директором программ международной безопасности и энергетики в вашингтонском Центре Никсона