Торопливый отъезд президента Кыргызстана Аскара Акаева из собственной столицы Бишкека на прошлой неделе вызывает столь же восторженную реакцию, как и грузинская 'революция роз' в 2003 г. или 'оранжевая революция' на Украине в ноябре, в результате которой у власти оказался Виктор Ющенко. Нам говорят о триумфальном шествии демократии, о падении очередного деспота на постсоветском пространстве.

Звучит красиво, вот только, боюсь, что вписать политические потрясения в этой нищей центральноазиатской стране в 'парадигму дня' будет не легче, чем втиснуть слона в шкуру гориллы.

Сравним факты. В Грузии президент Эдуард Шеварднадзе был свергнут, когда многотысячная толпа организованных демонстрантов ворвалась в здание парламента и потребовала покончить с коррупцией. В Киргизии же пятнадцатилетнее правление г-на Акаева закончилась так: двадцатитысячная разношерстная толпа, собравшаяся на бишкекской площади Ала-Тоо, сначала скандировала 'Акаев - дрянь', а затем бросилась грабить не только штаб-квартиру правительства - ее называют Белым домом - но и супермаркеты, интернет-кафе, оптовый продовольственный рынок, салоны красоты и банкоматы.

Примечательно и другое: украинцы восстали после подтасовки выборов, в результате которой президентское кресло мог занять фаворит Москвы; однако толпы киргизов - перед тем, как двинуться на Бишкек, они захватили областные центры Ош и Джалал-Абад - протестовали не против нарушений в ходе парламентских выборов, проходивших в феврале-марте этого года. Скорее они выплескивали накопившееся отчаянье, вызванное мрачной экономической ситуации в стране, чьи валютные доходы зависят от единственного золотодобывающего промысла и двух иностранных военных баз - российской и американской.

Кроме того, если в Грузии и на Украине лидеры оппозиции выражали стремление народов этих стран к подлинной независимости и предлагали обществу внятные политические программы, то в Киргизии во главе оппозиции стоят исключительно бывшие соратники г-на Акаева, порвавшие с ним не из принципиальных соображений, а из-за жажды власти.

Таким образом, события в Кыргызстане нельзя назвать очередной 'бархатной' или 'цветной' революцией - то ли 'желтой', то ли 'розовой', не поймешь. По сути противоречия в Центральной Азии носят скорее экономический и региональный, чем политический характер - и нынешняя дестабилизация обстановки вероятнее всего только усугубит их, а не смягчит.

Колыбелью нынешней революции стал Южный Кыргызстан, где политический процесс носит традиционный, клановый характер, где преобладающей конфессией является 'полумирская' разновидность ислама, а на ситуацию сильно влияет позиция узбекского меньшинства. Его жители давно уже недовольны гегемонией более русифицированного, промышленного Севера. На прошлой неделе сотни южан стекались в Бишкек, требуя большей доли от скудного государственного 'пирога'.

Однако новое руководство вряд ли удовлетворит их пожелания, ведь ни одна из региональных элит страны до сих пор не продемонстрировала особой заботы о народе. 'Светские львы' с Севера летают на турецкие курорты, тратя деньги, полученные благодаря контролю над промышленностью, а 'избранное общество' Юга строит особняки на доходы от контрабанды наркотиков из Афганистана в Россию. При этом средний доход на душу населения в стране составляет 1 доллар в день, а уровень безработицы во многих регионах достигает 50%.

Курманбек Бакиев, назначенный исполняющим обязанности президента, при Акаеве был премьер-министром: в 2002 г. он вынужден был уйти в отставку из-за возмущения общественности, вызванного расстрелом мирной демонстрации в деревне Аксы (тогда погибло не менее 5 человек).

Многие западные наблюдатели с оптимизмом восприняли известие о том, что г-н Бакиев назначил министром иностранных дел Розу Отунбаеву - ранее она уже дважды занимала этот пост. Я их радости не разделяю. До перехода на дипломатическую работу г-жа Отунбаева заведовала кафедрой марксистско-ленинской философии Киргизского государственного университета, получив эту должность после блестящей защиты кандидатской диссертации по теме 'Критика фальсификации марксистско-ленинской диалектики философами Франкфуртской школы'.

Даже Феликс Кулов, один из лидеров оппозиции, освобожденный из тюрьмы под аплодисменты Запада, мало чем может подкрепить свои претензии на принадлежность к сторонникам демократии. Незадолго до распада СССР он, будучи заместителем министра иностранных дел республики, командовал войсками, застрелившими десятки демонстрантов при попытке захвата отделения милиции. Сегодня он вновь курирует органы безопасности Кыргызстана.

Мало того, что лидеры оппозиционных партий постоянно ссорятся между собой: в стране действуют два конкурирующих парламента - один пользуется поддержкой Верховного суда, второй - Центризбиркома. Они заседают на разных этажах одного и того же здания, и претендуют на статус законных представителей народа.

Пока богатые и честолюбивые элиты борются за власть, жители Бишкека роются в развалинах, и обвиняют самозванных 'революционеров'-южан в разгроме города, презрительно называя их невежественными крестьянами. Давний раскол между югом и севером, соединенными единственной, часто непроходимой горной дорогой - только усилился. Мало кто в Кыргызстане смотрит в будущее с радостной надеждой, вдохновлявшей украинцев в декабре прошлого года. Как выразился один мой бишкекский друг в послании по и-мэйлу, 'Это не демократия. Это просто толпа'.

Элинор Бэркетт, заведующая кафедрой журналистики Аляскинского университета в Фэрбенксе, является автором книги 'Так много врагов, так мало времени' ('So Many Enemies, So Little Time'), основанную на личных впечатлениях в ходе преподавательской работы в Кыргызстане в 2001-2002 гг.