Британский дипломат Гарольд Николсон как-то подметил - на основании собственных наблюдений за тем, как американец Вудро Вильсон цапался со своими британскими, французскими и итальянскими союзниками, составляя Версальский Договор после окончания Первой Мировой войны - что большая часть мировых проблем возникает из-за использования карт слишком крупного масштаба. Когда масштаб достаточно велик, присоединение провинции А к провинции В за счет страны С кажется почти незаметным для страны D, однако на местности в этот момент происходит посев семян для новой войны.

На достаточно крупномасштабной карте проблемы, лежащие в основе недавнего запутанного и почти случайного путча, ввергнувшего маленькую и бедную среднеазиатскую республику Киргизия в хаос, кажутся ясными и простыми. Во-первых, поскольку страна была составной частью бывшего Советского Союза, падение президента Аскара Акаева рассматривается в контексте оранжевой украинской революции декабря прошлого года или грузинской революции роз, произошедшей почти два года назад. Считается, что это новая волна национального освобождения от сокращающегося влияния России. Во-вторых, поскольку начиная с 2001 года ведется война, которая привела к свержению режима талибов в Афганистане и созданию американской военной базы недалеко от киргизской столицы Бишкека, переворот в Киргизии рассматривается как еще одно последствие войны администрации Буша с терроризмом. Американское влияние в регионе усиливается, а российское снижается.

В-третьих, в связи с увеличением экономической значимости Китая и Индии Среднюю Азию можно рассматривать как арену борьбы в новой Большой Игре двух растущих азиатских держав. Китай отчаянно нуждается в запасах нефти и газа, которые имеются в Казахстане. А на крупномасштабной карте видно, что Киргизия может иметь определенное влияние на направление движения трубопроводов, являющихся сердечной артерией китайской энергетики. Если говорить еще конкретнее, на карте любого масштаба отчетливо видно, что Китаю все больше нужно и другое природное богатство, которого у Киргизии в избытке - вода.

В четвертых, поскольку Киргизия, хоть и номинально, является страной мусульман-суннитов, тамошние события могут показаться еще одним проявлением Исламской Весны, которая расцвела благодаря выборам в Афганистане, в Палестинской автономии и в Ираке, а также благодаря демонстрациям народовластия в Ливане и т.д. Следовательно, эти события также можно рассматривать в качестве еще одного результата воздействия великого катализатора современной арабской и исламской истории - свержения англо-американской коалицией режима Саддама Хусейна.

На достаточно крупномасштабной карте и Ирак, и Афганистан, и Киргизия выглядят достаточно схожими, что позволяет говорить об одинаковом эффекте. На достаточно крупномасштабной карте легко поддаться самообману и увязать новую базу ВВС США в российском среднеазиатском 'огороде' с утратой Россией своего традиционного влияния на Украине и в Грузии.

Однако на местности для людей, подобных автору данной статьи, который бывал в Киргизии и немного знает народ этой страны, его религию, его отношения с Россией и его клановый уклад, все эти выкладки Большой Карты выглядят гораздо менее правдоподобно. Киргизия - это часть исламского мира, довольно легко относящаяся к своей религии и смешивающая ее с традициями гордых степных кочевников, разгромивших монголов и сдержавших натиск великого Тамерлана. В сельской местности процесс ухаживания все еще осуществляется в седле лошади, когда девушка старается плеткой отбиться от преследования ухажера и делает это до тех пор, пока не удостоверится в его настойчивости и, соответственно, в серьезности его намерений. Но это не та процедура спаривания, которая пользуется благорасположением тегеранских аятолл или саудовских клерикалов-вакхабитов.

Кроме того, совершенно не ясно, располагает ли Россия, не имеющая общей границы с Киргизией, таким уж мощным влиянием в этой стране, несмотря на наличие там российской военной базы. Соседями Киргизии являются Китай и три бывшие советские республики: Казахстан, Таджикистан и Узбекистан; и в каждой из этих стран российское влияние намного сильнее. Таджикистан, где Россия в свое время вмешалась в жестокую гражданскую войну, закончившуюся в конце концов благодаря заключению соглашения ООН, гораздо менее стабилен. А Узбекистан, заминировавший свою общую границу с Киргизией из опасений этнических волнений, имеет гораздо больше проблем с исламским фундаментализмом.

Безусловно, Россия не считает, что ее жизненно важные интересы в Киргизии находятся под угрозой, как это случилось на Украине. Президент Владимир Путин, выступая по первому телевизионному каналу, еще раз 'выразил сожаление' по поводу постсоветского пространства, где 'проблемы решаются незаконным путем и сопровождаются погромами и жертвами'. Однако было похоже, что его вполне устраивают новые лидеры оппозиции, поскольку он заявил: 'Мы хорошо знаем этих людей - они многое сделали для достижения сегодняшнего уровня межгосударственных отношений, и я надеюсь, что наши отношения будут развиваться позитивно и в будущем'.

Похоже, что за этими событиями, которые свергли когда-то самого демократичного в регионе лидера, не стоит ни одна иностранная держава. Все выглядит так, будто основой падения этого оказавшегося бессильным режима является сочетание причин, в том числе, экономическая нестабильность, межклановые и межплеменные противоречия, деморализация плохо оплачиваемой полиции, которая разбежалась при столкновении со спонтанными демонстрациями. Кроме того, не до конца ясно, закончилась ли эпоха Акаева. Ведь несмотря на многочисленные жалобы на его коррумпированность и кумовство, (главными объектами грабежей после падения Акаева стали роскошные магазины, принадлежавшие его сыну) его собственный клан сколачивает силы и даже пытается идти маршем на Бишкек.

В своей недавней лекции в Москве Акаев, защищавший в Британии диссертацию по истории науки (об изобретателе паровоза Джордже Стивенсоне), для описания среднеазиатской геополитики использовал метафору из области физики. Говоря о роли России, Китая и Соединенных Штатов, он заявил, что это 'система трех тел и сопровождающих их дискретных местных частей, которые можно охарактеризовать с использованием динамических уравнений, хорошо известных математикам. Такое уравнение имеет много решений'. Затем он заявил, что предпочитает решение, основанное на тесных связях с Россией, связях, которые, по его словам, 'были даны нам Богом и историей'.

Пока почти нет оснований утверждать, что нынешние оппозиционные фигуры не согласны с акаевской позицией в отношении России. И действительно, Феликс Кулов, новый глава службы безопасности, является ветераном КГБ, как и Путин. А сам переворот практически не планировался. Новый исполняющий обязанности президента Курманбек Бакиев заявил: 'Никто не ожидал, и никто не готовился к этим событиям'.

Однако сейчас и Кулов, и Бакиев, и бывший президент Акаев из своей ссылки наверняка очень пристально следят не за реакцией России или Китая, или американской военной базы. Они следят за политической динамикой отношений местных кланов, за расколом между севером и югом, которые разделены крутым горным хребтом, а соединены единственной дорогой через него. Для всех этих людей мрачным общим ориентиром является жестокая пятилетняя гражданская война в соседнем Таджикистане, которая в период с 1992 по 1997 год унесла более 50 000 жизней. Хотя внешний мир смотрел на эту войну как на столкновение между исламскими радикалами и пророссийским режимом, на самом деле это была война местных кланов, в которой проигрывающая сторона в отчаянии обратилась к исламским боевикам из соседних Афганистана и Узбекистана, а русские вливали все больше средств для разгрома исламистов.

Опасение повторения такой трагедии, а также страх перед дальнейшим усилением анархии и мародерства занимает мысли большинства киргизов. Они пытаются представить себе ситуацию еще более нестабильную, поскольку все произошло так случайно и внезапно. В этом преимущество и одновременно проклятие местного населения. Ведь ему, в отличие от великих держав и государственных деятелей, не остается иного выбора, кроме как иметь дело с картами мелкого масштаба, поскольку именно в этом измерении проходит их повседневная жизнь.

Проблема состоит в том, что влиятельные чужаки со своими крупномасштабными картами, подобно древним греческим богам с Олимпа, вечно вмешивавшимся в дела простых смертных, имеют и власть, и оружие, и далеко идущие геополитические планы. И здесь главное значение имеют карты крупного масштаба.