В Центральной Азии революции проходят довольно своеобразно, но, каким бы странным ни выглядело восстание в Кыргызстане, оно чревато далекоидущими последствиями для ситуации во всем регионе с его беспощадными деспотами, продажными полицейскими, обездоленными рабочими и радикальным исламским подпольем.

Нельзя сказать, что для Кыргызстана забрезжил новый день - по крайней мере, пока - ведь борьба за власть идет в основном между лидерами оппозиции, которые еще недавно были плотью от плоти ныне свергнутой власти. Среди них бывший шеф полиции, которого прежний режим упек за решетку - возможно, и незаконно, но от этого он не перестанет быть бывшим шефом полиции. И несмотря на то, что открытое восстание спровоцировала подтасовка парламентских выборов, вчера все политические группировки договорились уважать их результаты, так что избранный мошенническим путем новый парламент может без помех приступать к своим обязанностям. Что же получается - гора родила мышь?

Нет - и вот почему. С 1992 г. центральноазиатские сатрапы твердят, что их авторитарные методы правления обусловлены угрозой исламского экстремизма. Всех своих оппонентов, невзирая на политическую окраску, они объявляют религиозными фанатиками. Теракты в сентябре 2001 г., а затем и война в Афганистане придали этим аргументам еще больше убедительности. На деле же исламские джихадисты действительно действуют на периферии центральноазиатской арены, но круг недовольных отнюдь не ограничивается их немногочисленными группировками.

И вдруг происходят события в Кыргызстане, где коррумпированный и непопулярный президент был свергнут за считанные дни, и на смену ему пришли люди, которых никак не назовешь пламенными революционерами или фантазерами-исламистами. При поддержке народа к власти пришли профессиональные политики - и из-за того, что именно народ обеспечил их возвышение, они постараются сохранить его поддержку как можно дольше: какое-то время это стремление будет играть роль фактора, способствующего построению хотя бы некоего подобия демократии.

Кыргызстан - далекая и нищая страна, но если там победит демократия, это полностью подорвет аргументы лидеров соседних стран - Казахстана, и, в особенности, Узбекистана - о том, что деспотизм в этом регионе мира является единственной альтернативой религиозному фундаментализму. Из-за своих ресурсов и географического расположения эти две страны имеют куда большее стратегическое значение, чем Кыргызстан. Их власти уже много лет подавляют все законные формы выражения недовольства, только разжигая этим пламя религиозного фанатизма.

Соединенные Штаты весьма заинтересованы в центральноазиатском регионе - из-за его нефтегазовых ресурсов и из-за его близости к главным оплотам движения 'Талибан' и 'Аль-Каиды'. Вашингтон должен помочь своим узбекским и казахским союзникам понять, что нормальный политический процесс с открытым обсуждением спорных вопросов является куда лучшим заслоном от экстремизма, чем жестокие репрессии против любых оппонентов.