Народная революция в Киргизии совсем не была похожа на грузинскую или украинскую. По официальной информации, в ходе вооруженных стычек погибли по меньшей мере пять, и были ранено более ста человек. Неофициальные данные говорят о гораздо более высоких цифрах. На Украине и в Грузии все прошло мирно, там оппозиционные организации объединялись вокруг одного лидера. Киргизская оппозиция не является сплоченной, у нее нет одного лидера. Назначение Курманбека Бакиева на пост премьер-министра и исполняющего обязанности президента не было народным выбором, оно стало результатом политической сделки, заключенной в момент массовых беспорядков. Все это не может вызывать удивления, если учитывать клановый характер политической системы Киргизии.

Хотя ситуация в Бишкеке нормализуется, остается масса поводов для беспокойства. Недавнее соглашение, заключенное между Бакиевым, являющимся новым премьер-министром, и парламентом стало шагом в правильном направлении, поскольку положило конец борьбе за власть между депутатами старого и нового созыва. Однако внутренняя напряженность достигла вчера критической точки с уходом Феликса Кулова, который был назначен куратором силовых структур после свержения Аскара Акаева, многолетнего президента страны. Вполне вероятно то, что Кулов и Бакиев станут соперниками на президентских выборах 26 июня.

Интересна подоплека этой новой борьбы за власть. Кулов формально все еще является осужденным преступником, и если Бакиев не снимет с него обвинения, он не имеет права баллотироваться на президентский пост. Вполне очевидно, что последний не пойдет навстречу своему более популярному оппоненту, а это увеличивает шансы на то, что Кулов может вернуться к массовым уличным протестам. Он пользуется в Киргизии популярностью и имеет поддержку у значительной части деловых кругов.

Есть в этом новом политическом уравнении и масса неизвестных, включая различных парламентариев, купивших себе места в парламенте или пользующихся поддержкой организованных преступных группировок.

Их политическая лояльность по меньшей мере сомнительна. Новый парламент слаб, о чем свидетельствует внутренняя борьба, а возникший политический процесс, похоже, ускользает из рук народа обратно в руки коррупции, организованной преступности и ряда олигархов. Все это наслаивается на совершенно непредсказуемую ситуацию с соотношением клановых сил, на раскол в руководстве и на повсеместную коррупцию, а также на возможное внешнее воздействие стран региона. В то же время, новая политическая реальность исключает участие такого игрока, как бывший президент Аскар Акаев. Безусловно, у него мощные связи, и он представляет влиятельные группировки. Исключение Акаева из политического процесса в переходный период может подтолкнуть его к применению неконституционных средств для захвата власти.

Несмотря на визит на этой неделе представителей Организации по Безопасности и Сотрудничеству в Европе и на ее роль как главного внешнего посредника в переговорах, максимум, чего смогла добиться ОБСЕ - это предотвратить гражданскую войну. Но угроза масштабных насильственных действий сохраняется. В Киргизии нет эффективно действующей полиции или структуры безопасности, а то, что существовало, было сметено волной революции на прошлой неделе. Кулов имеет существенное влияние на силовые структуры, причем многие их представители лично преданы ему.

Тем временем, экономические проблемы остаются главным фактором нестабильности в Киргизии. Около половины населения живет ниже черты бедности. Существует также огромная диспропорция в доходах и ресурсах между югом и севером. Если не восстановить жизнеспособность экономики и не пересмотреть в какой-то мере распределение доходов, экономические противоречия по-прежнему будут влиять на социальную и политическую обстановку.

ОБСЕ сделала для Киргизии все, что могла. Теперь наступает время, когда Россия, США и Европейский Союз должны принять самое активное участие в данном процессе - предоставить помощь и, возможно, оказать содействие в обеспечении безопасности с привлечением своих кадров. Никто не заинтересован в том, чтобы в Киргизии наступил хаос, а объем внешних средств, необходимых для обеспечения стабильности в переходный период, относительно скромен. Россия и США, имеющие в этой стране свои войска, должны организовать сотрудничество и взаимодействие в целях обеспечения безопасности границ. Тем временем Европейский Союз должен выделить средства на обеспечение работы киргизской полицейской академии, созданной и действующей при помощи ОБСЕ. Евросоюз совместно с США должен направить средства для восстановления того, что было разграблено и уничтожено в ходе беспорядков. Необоснованно настаивать на том, что всю работу в Киргизии должна выполнять ОБСЕ. Настало время расширить рамки международного участия, пора увеличить число вовлеченных в киргизский процесс с одного до пяти, подключив к усилиям ОБСЕ Соединенные Штаты, Россию, Европейский Союз и Китай.

Автор статьи является директором Института стратегических исследований в Любляне.