Шеф службы безопасности Евгений Червоненко до сих пор жалеет, что не сделал все, чтобы предотвратить покушение на жизнь нового президента Украины Виктора Ющенко.

Евгений Червоненко нутром почувствовал неладное, когда в Подоле, одном из старых кварталов Киева, увидел два мерседесовских джипа.

По номерам он определил, что машины принадлежат СБУ, службе государственной безопасности Украины. Через несколько секунд из одной из машин вылез высокопоставленный чиновник из СБУ и сказал ему отозвать свою команду телохранителей.

Это было пятого сентября. До президентских выборов на Украине оставалось менее двух месяцев. Сорокапятилетний Червоненко тогда работал начальником службы безопасности 51-летнего кандидата от либеральной оппозиции Виктора Ющенко.

- Я дважды проверил приказ отозвать телохранителей, так что моя совесть чиста. Но если бы я знал тогда, с кем он собирается встречаться, я бы не подчинился приказу - даже если бы это стоило мне места, - говорит Червоненко.

В тот день Ющенко не рассказал ему, что собирается втайне от всех отобедать с главой СБУ Игорем Смешко на даче его заместителя Владимира Сацюка в одном из пригородов Киева.

Червоненко тогда отозвал свою команду охранников, и Ющенко уехал вместе с офицерами СБУ и начальником своего предвыборного штаба Давидом Жвания.

Как говорили потом оба чиновника, ужинали в тот вечер вареными раками, салатом из помидоров, огурцов и кукурузы и пивом, а завершили трапезу холодным мясом, водкой и коньяком.

По свидетельству ведущих мировых токсикологов, там было и еще кое-что - огромная доза препарата TCDD из разряда высокотоксичных диоксинов, входившего в состав средства Agent Orange, которым американские самолеты жгли джунгли во Вьетнаме.

Жена Ющенко, поцеловав мужа на ночь, первой почувствовала какой-то странный металлический привкус на его губах, но он успокоил ее и сказал, что ничего необычного не происходит. Однако на следующее утро после сауны он стал жаловаться на тошноту и страшные головные и желудочные боли. Через несколько часов от боли Ющенко уже не мог встать с кровати.

Еще несколько дней яд распространялся по организму, и на лице и спине - даже на стенках кишечника - у него появились язвы и пузыри. Когда в ночь на 10 сентября его срочно отвезли в эксклюзивную венскую клинику Rudolfinerhaus, врачи заявили, что у него множественное поражение внутренних органов, и жить ему осталось не более двенадцати часов.

С тех пор прошло шесть месяцев, и Ющенко уже идет на поправку, но о яде, который чуть не убил его, по-прежнему ничего не известно. Дело настолько темное, что Червоненко отказался назвать людей, которых он подозревает в совершении этого отравления. И все же его рассказ об этом деле проливает немного света на тихую войну, которая до сих пор идет за кулисами украинской так называемой 'оранжевой' революции. В нем видна и личная боль человека, практически спасшего жизнь Ющенко и, несмотря на это, до сих пор винящего себя в неспособности его защитить.

- И с этой болью в душе сейчас приходится жить, - продолжает Червоненко, тяжело опираясь на свой стол в Министерстве транспорта, которое он сейчас возглавляет.

Ему лучше, чем кому бы то ни было еще, было известно, что в стране, где политические противники правительства имели вредную привычку погибать в автокатастрофах, риск покушения был по-настоящему реален. К каким только методам ни прибегали некоторые люди из лагеря пророссийского премьер-министра страны Виктора Януковича во время кампании, чтобы не дать ему выиграть выборы - от листовок, на которых он был изображен в виде Гитлера, до телефонных угроз. Верить было нельзя даже агентам госбезопасности, назначенным для охраны Ющенко.

Это подвигло Червоненко на то, чтобы сформировать собственную команду охраны из 55 человек - бывших офицеров полиции, разведки и спецназа. Под его началом была разработана сложная система разведки, наблюдения и физической защиты - вся пища и напитки перед тем, как попасть к Ющенко на стол, проверялись на наличие яда. Бдительность охраны ослабла только один раз - в тот день, вечером пятого сентября, и, как признает Червоненко, об этом своем решении - отозвать охрану и позволить своему подопечному уехать на обед с офицерами СБУ - он будет жалеть всю оставшуюся жизнь.

Обо всей важности той роли, которую сыграл Червоненко в успехе 'оранжевой революции', люди узнали только тогда, когда в день инаугурации Ющенко, 23 января, он ушел с поста начальника службы его безопасности.

Именно он был первым, кто понял, что Ющенко нуждается в профессиональной защите. Понимание это пришло к нему на одном из митингов в Донецке, родном городе Януковича.

- Я был единственным человеком, кто мог спорить с Ющенко и мог его в чем-то убедить. Теперь он уже президент, и мне это не под силу, - шутит он, - сложнее всего было убедить его в том, что надо начать ездить в пуленепробиваемой машине. Это была война, в которой нашим оружием была информация и собственная храбрость. Моя система безопасности была построена на принципах айкидо (японская система самообороны). Я пытался спровоцировать их на какие-нибудь шаги, чтобы можно было предпринять контрмеры.

Всего, по его подсчетам, его командой было сорвано как минимум два покушения. В частности, 21 ноября, в день второго тура выборов, они обезвредили мощную бомбу, заложенную около предвыборного штаба. Однако все его успехи теперь меркнут по сравнению с тем нарушением режима безопасности, которое он допустил пятого сентября. По сообщениям украинских газет, шеф СБУ Смешко заявлял, что Ющенко еще до того обеда чувствовал себя нехорошо и даже как минимум однажды откладывал встречу именно по причине плохого самочувствия. Однако Червоненко опровергает это. По его словам, до того обеда его подопечный был в прекрасной форме.

В тот день Ющенко должен был поехать на фуршет в Чернигове, где вся пища уже была проверена заблаговременно, но вместо этого он решил проведать своего друга-художника, у которого только что умерла жена, а затем одного из местных бизнесменов, поддерживавших оппозицию. С художником Ющенко выпил немного домашней настойки, а с бизнесменом - водки с рыбой, причем в обоих случаях Червоненко все проверил.

- Если Ющенко брал кусок суши, - говорит бывший охранник, - я всегда сперва пробовал его. Он сам следил, чтобы я пробовал.

Затем они поехали в Подол, где и встретили офицеров СБУ. К тому времени, когда он снова увидел своего шефа, яд уже действовал.

Пять дней лечащие врачи Ющенко не знали, что и сказать. Они хотели, чтобы кандидат в президенты лег на более полное обследование в государственную больницу, но Червоненко отказался.

- Я знал, что и во времена коммунизма, и после наступления независимости туда ложились и генералы, и политики, а выходили потом ногами вперед. Я послушал украинских врачей и понял, что нам надо уезжать. Нам просто вешали лапшу на уши.

В ночь на 10 сентября он нанял специальный самолет, чтобы доставить Ющенко в Вену. И только на борту самолета Ющенко сказал начальнику своей службы безопасности о том, где он был пять дней назад. В течение следующих нескольких недель Червоненко редко отходил от его постели; дважды он и его жена давали разрешение на помещение Ющенко в палату интенсивной терапии.

- На чувства у меня не было времени, - вспоминает он, - нужно было анализировать информацию, поступавшую от врачей. В первую очередь, они все придерживались разных мнений, а, чтобы спасти ему жизнь, нужно было на что-то решаться.

Но даже его нервы - железные нервы водителя-гонщика - еле выдержали, когда он дал врачам разрешение ввести Ющенко в позвоночный столб катетер, оп которому можно было бы вливать все новые дозы обезболивающего.

- Ни разу в жизни я не становился на колени, - говорит он, - но тогда в реанимации я сделал это, потому что никто не мог сказать, что произойдет. На мне лежал груз ответственности за 48 миллионов людей.

Новый президент Украины не забыл верности Червоненко. При подборе кабинета министров после инаугурации ему достался пост министра транспорта, и теперь уже в его адрес поступают угрозы расправы. Четыре человека из тех, кто охранял еще Ющенко, остались с министром, и теперь уже ему самому приходится ездить в бронированной машине.

Но даже сейчас, сам будучи министром и находясь под угрозой покушения, он не может отделаться от чувства ответственности за безопасность Ющенко. Он затягивается сигаретой, некоторое время молчит и говорит:

- Я буду, как орел, парить вверху и оттуда высматривать любую опасность, которая может подстерегать Ющенко. Он нужен Украине.