Папа Иоанн Павел II умирал так же, как и жил всю свою жизнь - с чувством огромной духовной целеустремленности. Будучи уже неспособным обратиться к миру со словами или делами, он передал со своего смертного одра последнее послание - о том, что в смерти нет ничего постыдного, по крайней мере, в такой смерти, как эта, после такой жизни, как его жизнь.

До конца он показывал приверженность своей вере - жизнью доказывая христианское учение, призывающее верующих говорить о своих убеждениях поступками своей жизни.

Для многих сам уход Папы из жизни является еще одним знаком его величия. Предстоятели римской католической церкви уже обсуждают вопрос о том, чтобы присвоить Иоанну Павлу II имя Великого. Если Ватикан примет такое решение, он станет третьим человеком на папском престоле, удостоившимся такого звания за два тысячелетия его существования, после Папы Льва Великого и Папы Григория Великого, живших более 1400 лет назад. Между тем, и в светском мире немало государственных людей, готовых воздать этому человеку такие же почести. Один из них Генри Киссинджер, бывший госсекретарь США, который сказал: 'Иоанн Павел II был одним из величайших людей прошлого столетия. Может быть, самым великим'.

У Папы было много черт, говоривших о его величии, в том числе, его глобальное видение мира, его моральная убежденность, и его приверженность и призыв к духовным ценностям в материальном мире.

В некоторых вопросах он вызывал противоречивые чувства, особенно в нападках на излишества капитализма и на то, что он считал моральной распущенностью Запада. Однако, наверное, самым заметным и самым неоспоримым его достижением был вклад в свержение советского коммунизма. Его неожиданное восхождение на папский престол в 1978 году воодушевило народ его родной Польши на веру в то, что если поляк может стать Папой, то возможно все, даже конец коммунизма.

Первый визит Иоанна Павла в Польшу в 1979 году привлек миллионы паломников, которые вернулись домой, полные решимости построить лучшее будущее. Люди, организовавшие масштабную и значимую поездку Папы, должным образом воспользовались обретенными знаниями и навыками.

В следующем году было сформировано антикоммунистическое движение 'Солидарность'. Хотя движение в декабре 1981 года было подавлено, поляки продолжали бороться с коммунизмом своим мирным отказом сотрудничать с ним.

В 1989 году польские руководители отказались от своей монополии на власть. В течение нескольких месяцев произошло крушение коммунистических режимов в остальной части Восточной Европы. Через два года прекратил свое существование и Советский Союз. Папа скромно говорил о своей роли в этом деле, заявив позже, что он лишь потряс сгнившее дерево. Последний советский лидер Михаил Горбачев после этого откровенно говорил, что без Папы закат коммунизма был бы невозможен.

Москва хорошо была осведомлена о грозившей ей опасности, и КГБ стремился ограничить влияние Иоанна Павла II. В 1981 году турецкий террорист едва не убил Папу, совершив нападение, детали которого еще не до конца раскрыты. Итальянские следователи по-прежнему расследуют заявления о том, что к покушению были причастны спецслужбы коммунистической Болгарии. Папа был убежден в том, что его спасло вмешательство Бога, и что ему была дарована жизнь для продолжения его папской миссии.

Такая внутренняя убежденность дала ему возможность продолжить во всем мире борьбу за то, что он считал истиной божьей. Когда коммунизм пал, Иоанн Павел надеялся, что освобожденные страны Восточной Европы вдохновят богатый Запад на самоочищение от морального зла, включая потребительское отношение к жизни и сексуальную распущенность. Вместо этого Восток поддался искушению легко достижимых западных ценностей. Во время визита в Польшу в 1991 году Папа сердито дал отповедь тем, кто выступал за расширение личной свободы: 'Свободы чего? Свободы отнимать жизнь у нерожденных детей?'

В самой Римской католической церкви существуют разные взгляды на последствия его многолетнего понтификата. Сторонники видят в нем человека, который вывел папство на мировой уровень благодаря личной притягательной силе и использованию современных технологий, в том числе авиации, телевидения и Интернета.

Он протянул руку навстречу другим религиям, чего не делали до него другие, став первым Папой, посетившим синагогу и мечеть, и выразившим евреям свое покаяние за неспособность церкви предотвратить холокост.

Он возглавил усилия по примирению с православными церквями, особенно когда Югославия была ввергнута в гражданскую войну в начале 90-х годов, в том числе, в войну между католиками хорватами и православными славянами.

Однако его самая большая мечта о миссии в Москву и о примирении с Русской православной церковью не была реализована.

Критики Папы Римского говорят о том, что все эти действия во внешнем мире совпадали с разрушительной централизацией власти и преднамеренным подавлением дискуссий. В частности, он мало обращал внимания на жалобы западных епископов о его излишней жесткости в отношении контрацепции, гомосексуализма и роли женщины. Человека, который помог обрести свободу своей родине, обвиняли в ограничении свобод внутри его собственной организации. Для Папы такая критика была лишена смысла. Для него свобода не являлась благом самим по себе, она была благом, поскольку помогала расчищать путь к правде. А правда для него была истиной божьей, как ее трактует церковь. Он сравнивал аборты с еврейским холокостом и называл контрацепцию злом. Многие работники организаций помощи, в том числе, католики, были поражены тем, как он выступал против использования презервативов для предотвращения СПИДа.

Такая мощная моральная убежденность была самой удивительной чертой многолетнего пребывания Иоанна Павла II на папском троне. Михаил Горбачев как-то назвал его 'высочайшим духовным авторитетом в мире'.