Вашингтон, 4 апреля 2005 года. Сегодняшний сбивающий с толку мир - в котором происходят революции от Ближнего Востока до Средней Азии - представляется не только возбуждающим, но также и преисполненным надежд.

Безусловно, из этих призывов к свободе, равенству и братству должны родиться позитивные перемены, от Грузии и Украины до Киргизстана, а также от Ирака, Ливана, Египта и до Саудовской Аравии.

Но, быть может, пора остановиться и задаться важным вопросом: что сейчас повторяется вновь, год 1989-й или год 1848-й?

Нынешние "революции" в восточном блоке, разумеется, вызваны распадом Советского Союза в 1991 году, когда страны Прибалтики и Восточной Европы, освобожденные от советского ярма, неожиданно оказались независимыми. Большинство к настоящему времени уже интегрировались с Западом и формализовали свою новоприобретенную лояльность вступлением или подготовкой к вступлению в Организацию Североатлантического договора (НАТО) и в Европейский союз (ЕС).

Те, в основном мирные, революции (Польша, Венгрия, Чешская Республика и др.) родились в период, когда разлагающаяся советская система отмирала изнутри, а в рамках империи нарождались новые народные движения, используя всевозможные акции и способы защиты гражданских прав.

Однако сердцевина Советского Союза осталась под властью прежнего режима, и сегодня шаг за шагом эти республики, которые так или иначе остались в бывшем советском блоке, начинают одна за другой откалываться от него.

Когда 16 месяцев назад бывшая советская Грузия осуществила свою Революцию роз, избрав молодого президента, который выступал против Москвы, и когда прошлой осенью Украина сделала то же самое в рамках своей Оранжевой революции, эта тактика, отточенная и усовершенствованная (которой к тому же в огромной степени помогали отдельные страны ЕС) стала применяться очень широко.

И вот теперь обстановка в Киргизстане, самом последнем примере извержения на непрочных границах сегодняшней России, в последние 2 недели превратилась в сопряженное с насилием восстание, в результате которого был свергнут еще один друг Москвы, Аскар Акаев. Вместе с Грузией и Украиной получается, что всего за 16 месяцев из орбиты Москвы вырвались три ее бывших сателлита. Не случится ли так, что оставшиеся сателлиты тоже покинут бывшую советскую орбиту?

Если вы достаточно пожилой человек или хорошо разбираетесь в геополитике, чтобы помнить ту ложную идеологию, которая подпирала войну во Вьетнаме, Вы вспомните, что теория домино, падающих бесконечно и необратимо, настолько же научна, насколько она алхимична.

Дело в том, что страны, в которых при минимальном насилии, используя способы борьбы за гражданские права, сменилось руководство, были как раз странами, где свергнутые правительства были наименее агрессивными. А те, что остались - Белоруссия, Туркменистан, Узбекистан, Казахстан и Таджикистан - имеют очень репрессивные правительства, которые нелегко будет свергнуть.

С другой стороны, следующей, на кого следует обратить внимание, является небольшая, но занимающая стратегически важное положение Молдавия, которая расположена на юге, между Украиной и Румынией. Ее 4,5-миллионное население вполне может начать следующую революцию, потому что ранее пророссийская Коммунистическая партия Молдавии сегодня трансформирована в "проевропейский альянс", который требует вывода российских войск со своей территории.

Затем есть еще движение за демократические перемены на Ближнем Востоке. Оно началось с выборов в Ираке 30 января и распространилось на демонстрации в Ливане, требующие ухода сирийских войск, а далее на муниципальные выборы в Саудовской Аравии и на либерализацию экономики в Египте. Но хотя эта тенденция выглядит в данный момент позитивной, если не считать Ливана, практически ни одна из вышеназванных стран, где происходят волнения, сильно не отстает в плане индустриализации и традиций гражданского общества, которые необходимы для того, чтобы в ней заработал демократический процесс.

Во всех исламских странах - включая среднеазиатские, а также арабоговорящие страны Ближнего Востока - существует реальная опасность, что эти волнения могут кончиться не реально работающими демократическими государствами в западном духе, а государствами, где власть перейдет к исламским фундаменталистам.

Вот тут то и приходит на память год 1848-й. Если вспомнить, тот год в европейской истории был ознаменован началом серии республиканских революций против практически каждой правившей монархии; эти революции до основания потрясли континент. Восстания начались на Сицилии и как лесной пал распространились на Францию, Германию, Италию и по всей Австрийской империи.

Но Европа не была конституционно готова к либеральной демократии, и каждое из восстаний закончилось неудачей и новыми репрессиями, а либералы исчезли. К 1852 году еще один наполеон (Napoleon), Луи (Louis), захватил власть во Франции в результате переворота и объявил себя императором.

За этим последовал восход коммунизма, который зародился в глубоко разочарованной Европе, но полностью проявил себя в России, в двух мировых войнах и в годах восстановления после них. Только сегодня Европа по-настоящему восстанавливается при помощи ЕС, и сегодня это у нее получается, потому что Европа нетерпеливо желает выстроить основу и институты демократии сначала в тех странах, которые она в себя вобрала.

Это волнующий момент - но это также и опасный момент. Мы должны быть очень осторожными и не перестараться, иначе год 2005-й может превратиться не в год 1989-й, а в год 1848-й.