Руководитель одной из исследовательских кафедр французского Национального центра научных исследований считает, что опасность возникновения новой волны насилия еще нельзя исключить.

- Важен ли региональный фактор для понимания ситуации в Киргизии?

- Да, это определяющий фактор, и в этом - особенность всей Средней Азии. Помимо чисто политических и идеологических разногласий, мы зачастую сталкиваемся с противостоянием кланов, которые формируются скорее по географическому признаку. Как и в любой горной стране, разные долины географически изолированы друг от друга, и политическая культура севера сильно отличается от политической культуры юга. Везде живут киргизы, но юг - более консервативен, люди там в большей мере привержены традициям, влияние ислама более сильно. В то же время, нельзя утверждать, что различия между севером и югом носят исключительно религиозный характер.

- В чем заключается 'киргизская исключительность'?

- В начале 90-х гг. Аскар Акаев носился с идеей, что Киргизия - это среднеазиатская Швейцария. Конечно, он был в то время единственным президентом в Средней Азии, который не был в прошлом первым секретарем Коммунистической партии Киргизии: он был президентом местной Академии наук и в начале своего правления проявил гораздо больший либерализм, чем его соседи. Но с 1996 г. Киргизия скатилась на тот же авторитарный путь, что и другие страны этого региона. С тем единственным отличием, что власть в Киргизии всегда была слабой. Даже если у ее президента и были наклонности деспота, у него не было ни полицейских, ни военных сил на их практическое осуществление.

- Могут ли воспользоваться сложившейся ситуацией среднеазиатские исламские группировки?

- Я думаю, что это возможно в Таджикистане, поскольку исламская группировка активно участвует в его политической и парламентской жизни. Чтобы войти в правительство, таджикские исламисты отказались от вооруженной борьбы и встали таким образом на путь демократизации. В то же время, в Узбекистане исламская оппозиция либо вооружена, либо существует в виде сектантского, радикального движения, которое выступает против проведения выборов. Она не готова играть по демократическим правилам.

- Считаете ли Вы, что в этом кризисе Москва и Вашингтон будут сохранять спокойствие?

- Большие игроки будут спокойно наблюдать за ситуацией, а киргизским политикам придется лавировать между ними. Однако мы не в состоянии предсказать, что может случиться на улице. Нельзя исключить опасность возникновения уже не революционных, а анархических движений, погромов и т.п. Возможны бунты, сведение старых счетов.

Интервью взяли Ален Луйо (Alain Louyot) и Пьер Ганц (Pierre Ganz) / RFI

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Русские ничего не смогли противопоставить влиянию этой культуры ("Le Monde", Франция)