Со смертью Иоанна Павла II в мире осиротели многие, но главной сиротой следует признать 'Opus Dei' - едва ли не самое любимое детище покойного Папы Римского - единственную католическую епархию без границ, с представителями которой мне не раз приходилось общаться и за границей, и в Москве. Именно Павел Иоанн II создал из изгоя и своеобразного революционера католического мира мощнейшую организацию, которую, в зависимости от симпатий или антипатий, называют и 'святыми людьми', и 'солдатами Папы', и 'святой мафией'.

'Opus Dei' являлось главным ответом бывшего Папы на тревожные для христианства изменения в современном мире. Еще в своем апостольском послании от 1995 года Папа писал: 'Да не будет упразднен Крест Христов, ибо если упразднить его, у человека нет ни корней, ни перспективы, он ничтожен. Это вопль конца XX века, вопль Рима, Константинополя, Москвы'. Столь отчаянный призыв был продиктован не только тем, что христианский мир начал терять свои позиции, уступая, например, активной миссионерской деятельности ислама, но и просто потому, что мир наживы и социальной несправедливости, аморальный, с точки зрения христианина, мир начал побеждать.

Один мой коллега на днях, вспоминая о смерти Иоанна Павла II, написал, что русские будут вспоминать о нем, как о борце с коммунизмом. Это правда. Но, если бы мои сограждане знали о понтифике чуть больше, они бы запомнили его не только, как борца с тоталитаризмом, но и, как не менее последовательного борца за социальную справедливость.

Именно при этом понтифике на другом полюсе от 'Opus Dei' с полного благословения Кароля Войтылы, развивалось левое крыло католицизма - 'Теология освобождения', с автором которой перуанцем падре Гутьерресом, мне так же приходилось неоднократно общаться. Кароль Войтыла, в детстве мечтавший стать футбольным вратарем, а потом еще и актером, о чем вспоминают сейчас часто, изучая богословие, между прочим, работал еще и на каменоломне, так что прекрасно усвоил, что такое социальное дно и как тяжело весит рабочая кирка.

Он считал, что с нищетой следует бороться, хотя, естественно, и не большевистскими методами. Здесь и помогала Папе епархия 'Opus Dei' - основатель которой, монсеньор Хосемария Эсгрива, еще в 1928 году в консервативной католической Испании выдвинул принципиально новую в христианстве интерпретацию понятия 'святости' - важнейшего догмата любой церкви и религии. С точки зрения Эсгрива, претендовать на святость и бороться за нее может любой, причем для этого необязательно запираться в монастыре, умерщвлять плоть и питаться сухими кузнечиками.

Как раз наоборот. Уйти из мира соблазнов, уединившись в келье - гораздо легче, чем жить в мире, сохраняя порядочность и веру. Попробуйте, предлагал Эсгрива, быть святым в жизни, оставаясь семьянином, бизнесменом, юристом. Доктрина, хоть и разработанная католиком, тем не менее, вполне уместная и в современном мире России, да и многих других стран, пропитанных коррупцией и прочими нечистотами.

Если большую часть своей жизни Эсгрива был изгоем, то при Иоанне Павле II, основатель 'Opus Dei' стремительно прошел путь от enfant terrible Ватикана до официально признанного церковью святого. В его идеях Папа увидел новое знамя для евангелизации современного мира.

Папа, конечно, прекрасно понимал, что путь от бизнесмена или юриста до святого тяжек и долог, но важен был сам толчок в спину. При жизни Кароля Войтылы число кардиналов, епископов и просто священников, состоящих в 'Opus Dei' стремительно возросло. Скажем, уже в 1991 году, когда по случаю праздника Троицы, Папа рукоположил в духовный сан 61 священнослужителя, 20 из них оказались членами его любимой епархии. Не исключено, что на нынешнем конклаве, который будет избирать нового понтифика, епархия 'Opus Dei' даст бой, чтобы именно ее сторонник взошел на папский престол. Шансы на успех у нее есть.

Имеет ли это все отношение к России? Да, безусловно. Идеи уже не раз доказывали, насколько это материальная вещь. И насколько идеи не признают пограничных столбов. Тем более, что 'Opus Dei' изначально и задумывалась, как 'епархия без границ'. Вспомним и былое. Еще не известно, кто вырастил на российской почве больше атеистов: коммунизм или вольтерианство? Между тем, и они прошли в Россию по загранпаспорту.

Надо ли бояться идейных воззрений 'Opus Dei'? Не думаю. Становиться католиком в православной по преимуществу стране совершенно не обязательно, как не обязательно в XXI веке прятаться от житейских соблазнов по монастырям. А вот быть порядочным, или хотя бы предпринять такую попытку, никому не помешает: ни бизнесмену, ни юристу. Новому русскому, в том числе.

Так что, и поэтому: очень жаль, что умер Кароль Войтыла. Вдруг, из его благородной затеи, хоть что-нибудь, да вышло!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.