Пути Иоанна Павла II и Усамы бен Ладена поначалу не сходились. Однако оба эти человека в эпоху 80-х воевали на одном фронте, действуя разрозненно, но нанося удары сообща. Возглавлял этот фронт, без сомнения, Рональд Рейган, а Папа Римский и бен Ладен рассматривались им как 'духовные боеприпасы' в войне, которую он провозгласил против 'империи зла'.

Эпоха 80-х - это эпоха наивысшего накала 'холодной войны', и повышение градуса политического и идеологического противостояния в Европе, и военного в Афганистане. Возможно, анализ роли Иоанна Павла II и Усамы бен Ладена в этом противостоянии позволит нам лучше понять, почему эпоха 80-х так завершилась - расцветом социалистического лагеря, а затем - его развалом.

Польский верующий сыграл определенную роль на главной арене в противостоянии между Востоком и Западом в Европе. Воспользовавшись гнилостью режима, неудачами социалистического опыта и отсутствием притягательной силы в нем он начал играть на польском национальном сознании, подкрепленном крепкой католической верой. У него были хорошие связи, чтобы распространять в Варшаве плюрализм. Говоря плюрализм, мы имеем в виду - распахнуть двери навстречу развалу. Папа способствовал расширению этой дыры, пока она не поглотила республики Прибалтики и остальные республики, где большинство населения исповедует католичество, отличающееся от представления Кароля Войтылы, который с молодых лет жил в нацистами, но питал непримиримую ненависть к коммунистам.

Папа не ограничился руководством идеологических нападений в Центральной и Восточной Европе, в центре мирового противостояния, он перенес свою деятельность и на другие стороны света, в особенности в Латинскую Америку. Там, стоит напомнить, он повел непримиримую войну против 'проповедников освобождения' и против церквей, которые поддерживали социальную и патриотическую борьбу своих народов. Он был на острие борьбы 'янки', которые искали возможность укрепить свое влияние в 'саду на заднем дворе' и сталкивались с лозунгами и политикой, которые отрицали жизнь в так называемых 'банановых республиках'.

Папа питал сильную ненависть к режимам, подобным сандинистскому в Никарагуа, и стремился очистить епархии от митрополитов, которые обладали чувством социальной справедливости и выступали в защиту прав бедных горожан, жителей деревень и городских трущоб. Он убрал из всех церквей митрополитов-'бунтарей', сменив их на послушных ему священнослужителей.

Католическая церковь при Иоанне Павле II превратилась в опору для крупных феодалов и генералов-диктаторов, прикрываясь лозунгами установления демократии. При этом она закрывала глаза на убийства десятков тысяч молодых людей-цвета региона от Чили до Аргентины, на истребление целых поколений и на то, что многие из них подвергались ужасным пыткам. Все это происходило до тех пор, пока в наши дни латиноамериканцы ни поняли, что такая демократия совсем не кормит, и за этим словом на самом деле нет его конкретного смысла.

Иоанн Павел II не был человеком, имеющим исключительный вес в Западной Европе. Однако он сделал то, что должен был сделать - закрыл рот либеральным священнослужителям, подавил голоса противников, согласившись пойти на это даже за счет изоляции католической церкви от других ответвлений христианства, более развитых, и, в особенности, от молодежи.

Покойный Папа не считал нужным приспосабливать религию к меняющимся жизненным условиям, о чем говорит его приверженность слишком консервативным идеям в социальном плане. Он выступал против абортов, против использования средств контрацепции, эвтаназии, рукоположения в сан священнослужителя женщин, разрешения на брак священников, но за смертную казнь. Если кто-то считает, что эти лозунги не имеют ничего общего с политикой, то они ошибаются.

Эпоха 80-х годов возродила программные различия между левыми и правыми. Социалистическое демократическое движение вошло в фазу кризиса. В это время появился выбор в экономическом и социальном планах. В этом случае консерватизм Ватикана, хотел он того или нет, дал возможность одним течениям возобладать над другими и привел к победе одной идеологии над другой. Под религиозным идеологическим наркозом прорвался неолиберализм.

В это время на другом поле закатывающийся брежневский режим имел глупость вторгнуться в Афганистан. Началась война против Советского Союза, которая подавалась как движение национального освобождения под исламской идеологией. Руководили им США, и эта война стала частью мировой войны. Американцы не боялись поддерживать силы, наиболее склонные к экстремизму и закрытые, как например, генералов-радикалов в Пакистане, в том числе Хикматияра. У них появился шанс, памятуя о революции в Иране, начать вторжение в исламские республики СССР, используя склонность некоторых стратегов называться пророками. Это была 'ахиллесова пята' врага, а в Вашингтоне были только рады пройтись по ранам Советов. Они сделали ставку на так называемый 'Вьетнам наоборот', и тут появился Усама Бен Ладен как наиболее подходящая кандидатура в качестве требуемого революционного символа и человека, способного обучить военному ремеслу тысячи и тысячи арабской молодежи в борьбе против Союза.

Охота в действительности была очень ценной. От имени католичества в Европе и от имени ислама в Азии. Народное эхо было первым ударом и возможностью привлечь элиту и рабочий класс. Другая цель состояла в том, чтобы, используя афганскую войну попытаться стереть память о сотрудничестве между тем, что осталось от арабского движения сопротивления, и его союзником СССР и удалить по возможности арену противостояния от Палестины, увеличив привязанность арабских мусульманских союзников к США. Не удивительно, что Рональд Рейган в одном понятии совместил моджахедов Афганистана и отряды 'контрас' в Никарагуа, все они боролись ради свободы. И также не было странно, что моджахеды и никарагуанская 'Контра' поддерживались из одного и того же фонда.

80-е годы были годами американского надзора за религиозным противостоянием с неверующим врагом. Однако есть противостояние первого и второго уровней. Папа в основном вел борьбу в центре планирования действий театра "холодной" войны, бен Ладен же действовал на перефирии, что тем не менее не уменьшало важность и его борьбы.

Не удивительно, что после победы на двух фронтах Вашингтон протянул свои руки в Центральную и Восточную Европу и то, что НАТО и Евросоюз распространились на восток и повязали соглашениями разного уровня страны, отошедшие от советского лагеря. Также не удивительно, что США ушли из Афганистана, перестав оказывать ему какую-либо поддержку и предоставив его нищете, внутренним раздорам и опиуму. Их интересовало только обеспечение свободного пути к нефтяным трубам. Они наблюдали за приходом к власти движения 'Талибан', посчитав его наиболее предпочтительной силой, чтобы заполнить вакуум и бороться с анархией после провала 'советских'.

В 90-е годы Папа Римский играл лишь небольшую роль, а бен Ладен, несмотря на наличие тревожных сигналов в адрес Америки, вообще не существовал для нее. И разница заключается в том, что народы там, где проповедовал Папа, оказались в новом положении, а там, где подвизался Бен Ладен, попали в яму, отделившую их от 'крестоносного Запада'.

Папа трансформировал свою политику, перейдя к критике капиталистического неолиберализма и используя призывы к реформированию. Он повернул Ватикан от политики войн к мирным призывам и попытке установить диалог между цивилизациями. Что касается бен Ладена, то он, наоборот, попал в брешь, оставленную от борьбы цивилизаций. Источник напряженности сместился от Балкан к югу. Определился новый враг, представляющий собой смесь из государств 'оси зла', обладателей оружием массового поражения и сторонников радикального терроризма. На этом заканчивается невольный общий путь, который проделывали в истории оба этих человека. Затем один из них избрал эскалацию противостояния с помощью взрывов 11 сентября.

По словам Буша и . . . представителей движения 'Талибан', отлетела душа Иоанна Павла II. Исчез критикующий Америку друг. Но жив еще враг, заполучить которого жаждет Вашингтон. Под лозунгом борьбы с ним США осуществляют на Ближнем Востоке то, что им помог сделать Иоанн Павел в Европе. Однако Папа обладал большим влиянием, когда помогал Вашингтону и стал менее влиятельным, отдалившись от него. А бен Ладен, наоборот, стал более значительной фигурой, вступив в войну с США. Не секрет, что Америка с вниманием относится к требованиям народов Восточной и Центральной Европы, но игнорирует требования арабских и исламских народов.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Иоанн Павел II помог выиграть 'холодную войну'? ("The New York Times", США)

'Я был связным между Папой и Кремлем' ("Le Nouvel Observateur", Франция)

Как Папа Иоанн Павел II "победил коммунизм" ("The Washington Post", США)

Амвон планетарного масштаба ("Corriere Della Sera", Италия)

Первый в истории мировой лидер ("The Guardian", Великобритания)

Неосуществленная мечта Кароля Войтылы ("Sueddeutsche Zeitung", Германия)

Хитрит даже перед смертью: каким представляют себе русские Папу("Frankfurter Allgemeine Zeitung", Германия)

Кровь на руках Папы Римского ("The Guardian", Великобритания)

Мощь веры ("The Washington Post", США)

Несостоявшаяся встреча с православием ("Le Figaro", Франция)

Распространенный миф: Папа Римский внес значительный вклад в падение Берлинской стены ("Die Tageszeitung", Германия)

Осень патриархов ("Der Tagesspiegel", Германия)

Кто станет следующим понтификом? ("The Scotsman", Великобритания)

Тяжелая болезнь Папы: наблюдатели гадают, в каком направлении поведет католическую церковь его преемник ("The Observer", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.