Переворот в Киргизии, казалось, совершался по той же схеме, что и в Грузии, и на Украине: наблюдатели от ОБСЕ объявили парламентские выборы, состоявшиеся 27 февраля, не отвечающими принципам правового государства, комиссар ЕС Ферреро-Вальднер (Ferrero-Waldner) говорила даже о фальсификации, и киргизская оппозиция могла почувствовать поддержку.

Однако затем события приняли иной оборот, пойдя не по испытанной схеме, как это ожидалось. Никаких демонстраций, которые бы продолжались не одну неделю; никакой блокады правительственных учреждений; никаких созданных с помощью Запада кумиров-лидеров - вместо этого свержение президента Аскара Акаева в результате бунта; никаких ни 'за', ни 'против' из-за рубежа; никакого видимого раздора из-за этого региона между главными соперниками в мировой политике. Отовсюду была видна в большей мере обеспокоенность: президент Путин обещает поддержку новому переходному правительству, одновременно предоставляя убежище свергнутому главе государства. Министр иностранных дел Райс (Rice) от имени США заявляет, что надеется на скорейшую стабилизацию обстановки в Киргизстане. Председатель ОБСЕ, министр иностранных дел Словении Дмитрий Рупель (Dimitrij Rupel), призывает конфликтующие стороны к умеренности и диалогу. Министерство иностранных дел в Москве в очень сдержанном тоне упрекает наблюдателей за выборами от ОБСЕ в том, что причиной волнений стали они, но это, судя по всему, не более чем превентивная риторика, направленная на то, чтобы застраховаться от вмешательства во внутренние дела дружественных государств.

Евразийские Балканы

Почему в Киргизстане нет той игры с огнем, как перед этим в Грузии или на Украине? Быть может, речь идет о второстепенной фигуре на евразийской шахматной доске? Киргизстан, будучи самой бедной страной региона, не обладающей значимыми месторождениями нефти или газа, является в евразийской партии не более чем пешкой, но имеющей с учетом своего положения на китайской границе, находясь рядом с Таджикистаном и Афганистаном, стратегическое значение. Бывший американский советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский Zbigniew (Brzezinksi) относит Киргизстан к 'странам дьявольского этнического котла' на 'евразийских Балканах', где нестабильность пробуждает 'у их более мощных и подстегиваемых фантазиями о великодержавии соседей желание извлечь из этой ситуации пользу для себя'. Имеются в виду Россия и Китай. 'США, конечно, в географическом отношении находятся далеко, но очень заинтересованы в сохранении в постсоветской Евразии геополитического плюрализма, - пишет Бжезинский в своей статье в издании 'Standard' и продолжает. - Следовательно, основной интерес Америки должен заключаться в том, чтобы позаботиться о том, чтобы никакая отдельно взятая страна не могла установить контроль над этим регионом, и чтобы мировое сообщество имело к нему беспрепятственный финансовый и экономический доступ'.

В свой адрес это может принять, прежде всего, Россия, которая со времени образования так называемого СНГ (Содружества независимых государств) рассматривает его в качестве зоны, имеющей наивысший приоритет. 'На пространстве СНГ, - говорит министр иностранных дел Лавров, - живут миллионы наших соотечественников. Там сходятся наши жизненные интересы, будь то экономика, оборона или национальная безопасность'. Россия рассматривает Киргизстан в качестве незаменимого партнера, поскольку страна наряду с Казахстаном особенно тесно связана с ее среднеазиатской союзнической стратегией. Киргизстан наряду с Белоруссией, Казахстаном, Россией и Таджикистаном входит в Евразийское экономическое сообщество, которое собирается объявить себя вскоре таможенным союзом, и одновременно Шанхайской организации сотрудничества, объединяющей наряду с Россией и Китаем все государства Средней Азии. Наконец, Аскар Акаев подписал с Арменией, Белоруссией, Казахстаном и Таджикистаном договор о коллективной безопасности.

Ничейный результат

В настоящее время десять процентов государственного бюджета составляет выручка, поступающая за использование военных баз, которые содержат длительное время на киргизской территории, как Россия, так и США. Российская армия имеет наряду с военно-воздушной базой в Канте также испытательный полигон для торпед на озере Иссык-Куль и измерительную станцию, способную регистрировать ядерные испытания в любой точке мира. Манас, где дислоцируются 2000 военнослужащих, является для американцев наряду с военной базой США в Узбекистане одним из важнейших пунктов по обеспечению операций в Афганистане.

А для Народной Республики Китай, как и для Европейского союза, киргизская территория это часть коридора, по которому в скором времени пройдут новые нефте- и газопроводы, а также железнодорожные линии, которые обеспечат в будущем маршруты поставок энергоносителей через Среднюю Азию и Кавказ в обход России. Другими словами, в Киргизии и по соседству от нее наблюдается ничья, поскольку США, Россия и Китай (пока) заинтересованы в том, чтобы серьезно баланс сил не нарушать. Переворот в Киргизии в этом отношении может вызвать нежелательный эффект домино и пошатнуть другие авторитарные режимы Средней Азии (Узбекистан, Таджикистан) или вызвать к жизни подрывной потенциал исламистских движений. 'Международное сообщество' всегда сдержанно относилось к критике авторитарного режима Аскара Акаева, вместо этого оно поощряло его армию на действия против исламистской организации 'Хизб-ут-Тахрир'. В этом плане в отношениях к будущему правительству в Бишкеке вряд ли что-то изменится.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.