Прибытие президента России Владимира Путина в Израиль подтверждает, наконец, жизненность известного журналистского клише о том, что чрезвычайная важность этого события в том и состоит, что оно состоялось.

Никто из его предшественников - ни русские цари, ни советские диктаторы - не утруждался посещением нашей страны, какое бы религиозное или политическое значение ей ни придавали. Само по себе решение Путина принять для себя Израиль как место, куда нужно заехать в ходе своего визита в регион, оценивается очень позитивно, как знак надежды на лучшее - на то, что ему удастся сломать традиционный шаблон, по которому до сих пор строилась внешняя политика Москвы.

И все же возникает вопрос - а зачем ему это нужно? Почему он отклоняется от привычки, уже давно оформившейся в кремлевский обычай? Мы ведь живем в мире 'реальной политики'. В подобных политических играх Путину найдется мало равных, и уже поэтому трудно представить себе, что за его резким разворотом не кроется ничего, кроме желания быть честным и стремления исправить историческую несправедливость.

Путин много выиграет, проведя у нас беспрецедентно долгое время - 36 часов, - если возвращение России в этот регион удастся как следует подать. Первая область, в которой у него может прибавиться очков - конечно, имидж. Пока у Путина с этим достаточно серьезные проблемы, которые могут нанести реальный вред ему самому и его правительству. Возможно, что он, как и другие деятели из Восточной Европы, считает, что видимость хороших отношений с Иерусалимом сможет поднять его в глазах Вашингтона.

Одной из самых главных задач для него будет создать вокруг встречи соответствующий антураж для создания впечатления, что 'народ протягивает руку дружбы другому народу'. Этим объясняются и ориентация визита на широкие контакты с крупной русскоязычной диаспорой (примерно пятая часть граждан Израиля), и запланированные встречи с ветеранами Второй Мировой войны, воевавшими в Красной Армии, и участие в церковной службе в церкви Св. Марии Магдалины в Гефсиманском саду (принадлежащей, кстати, нью-йоркской Белой русской церкви (White Russian Church)).

Когда-то среди русских православных существовал обычай совершать паломничества в Святую Землю, и с тех пор за русскими церквями здесь осталось немало недвижимости. Сам Путин, несмотря на то, что служил в КГБ, еще в детстве настоял, чтобы его крестили. И, если ему захочется, то сделать упор на то, что его визит становится возрождением традиций паломничества, будет не так уж сложно.

Однако есть у него и более актуальные задачи. Иностранная пресса не пожалела чернил, расписывая его расправу с новыми боссами российской экономики - 'олигархами', многие из которых по национальности евреи. Его обвиняют в том, что он отходит от демократического курса и даже в том, что он проводит антисемитскую политику. Возможно, визит в страну, где живут многие из этих нуворишей, сможет в чем-то исправить его репутацию.

С той же целью, наверное, Путин будет жать руки на публике лидерам Израиля, весьма обеспокоенным возобновлением торговли русским оружием на Ближнем Востоке. За фасадом рукопожатий и объятий можно будет попытаться скрыть часть критики и опасения Запада по поводу возрождающихся имперских амбиций России.

Путин пытается убедить Израиль в том, что в продаже Сирии российских ракет СА-18 класса 'воздух-воздух' (в тексте - SA-18 air-to-air missiles. SA-18 - кодовое обозначение переносных зенитно-ракетных комплексов 'Стрела' и 'Игла', то есть правильно было бы называть их ракетами класса 'земля-воздух' - прим. перев.) для Израиля нет ничего плохого, и что эти ракету предназначены 'исключительно для решения оборонительных задач', под которыми понимается оборона президентского дворца Башара Ассада (Bashar Assad) от налетов самолетов израильских ВВС. По словам Путина, он волне доверяет Сирии, когда она обещает, что эти ракеты не попадут в руки террористических группировок, которым она покровительствует (например, 'Хезболла'), и вообще эти комплексы не могут стать переносными, поскольку установлены на машинах.

Со всем нашим уважением к Путину заметим, что ни одному из этих утверждений мы не верим. Что бы ни попадало в руки Сирии, все в конечном итоге оказывается в распоряжении 'Хезболла'. А все, что можно установить на машины, можно при желании и снять оттуда.

Никаких гарантий относительно того, в чьи руки попадет оружие, проданное такими путями, нет и быть не может. В свое время американцы до зубов вооружили иранского шаха, считая Иран своим верным союзником, однако после его падения все оружие захватили муллы, которые правят Ираном сейчас.

Даже если Сирия действительно не будет передавать свои новые приобретения террористам, пригревшимся под ее крылом (что, если судить по ее прошлым делам, вряд ли можно принимать на веру), Путину неплохо бы знать, что разделение оружия на 'наступательное' и 'оборонительное' - на самом деле не более чем фикция. Такое оружие ограничит свободу полетов израильских ВВС на малых высотах над важными или секретными объектами на территории Сирии, что серьезно снизит их оперативные возможности.

А теперь приходит время поговорить о самом неприятном для Путина вопросе - непрекращающихся поставках ядерной техники, технологий и технического персонала в Иран. И Россия делает это в то самое время, когда Америка всеми силами старается мобилизовать мир на борьбу с надвигающейся опасностью попадания ядерного оружия в руки исламских религиозных фанатиков! В свете этого притворяться, что цели России в Иране абсолютно невинны, а последствия ее действий - полностью контролируемы, по меньшей мере неумно.

Израиль имеет все права на то, чтобы надеяться на солидарность России, не меньше его пострадавшей от рук исламских террористов всех национальностей. Кроме того, большинство других стран свободного мира также разделяют острейшую обеспокоенность Израиля ядерными амбициями Тегерана. Так что, если Путин всерьез хочет усилить свое положение на международной арене, ему нужно менять свою позицию в этом вопросе, и не затягивать с решением.

_____________________________________________________

Исторический визит ("Haaretz", Израиль)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.