После переворота в Киргизии политика пока не пришла в порядок

БИШКЕК, Киргизия - Чтобы избавиться от своего пристрастия к героину, Александр Штумпф разговаривает с большим камнем. Высокий и истощенный молодой человек, Штумпф держит камень в своих руках, стараясь перенести в него все то плохое, что случалось с ним в жизни. 'После работы с камнем у меня поднимается настроение', - сказал недавно в один прекрасный солнечный день Штумпф, стоя на вершине горы, откуда открывается захватывающий вид киргизской столицы.

Неортодоксальный подход к лечению наркозависимости - это изобретение Дженишбека Назаралиева, врача, и самого экзотического кандидата в президенты послереволюционной Киргизии.

Среди знакомых доктора Назаралиева - мастера йоги и важные шишки российского преступного мира. Врач-нарколог карандашом царапает размышления о жизни на стенах своего кабинета. И считает, что люди, называющие его колдуном, делают ему комплимент. Ему удалось свести воедино традиционную медицину и таинственные обряды своих предков-кочевников, благодаря чему он построил доходную частную клинику, которая занимается лечением наркоманов и алкоголиков, приезжающих из разных частей бывшего Советского Союза.

Общенациональная известность придала ему смелости, и у доктора появились политические амбиции. Он присоединился к разраставшемуся оппозиционному движению страны, писал язвительные открытые письма президенту Аскару Акаеву, которого когда-то поддерживал. Акаев бежал в Москву, сопровождаемый шквалом камней народного восстания, произошедшего в прошлом месяце.

Дальний прицел доктора Назаралиева на президентское кресло - это лишь один из признаков послереволюционных противоречий в этой среднеазиатской стране, занимающей стратегически важное положение между Китаем и Россией, размещающей у себя американские военные базы и имеющей большие запасы нефти. Два основных кандидата в президенты - исполняющий обязанности главы государства Курманбек Бакиев и бывший политический заключенный и глава службы безопасности страны Феликс Кулов - начали препираться по поводу будущего курса страны и своих личных амбиций вскоре после того, как их старый противник оставил стены президентского дворца. Формальная отставка Акаева, последовавшая в этом месяце, сняла последнее конституционное препятствие на пути проведения президентских выборов, назначенных на 10 июля.

Страсти в Киргизии не утихают и после победы революции. Поселенцы самовольно ставят палатки на окраинах столицы, надеясь на захват свободных земель. Переходное правительство получает помощь для проведения весенней посевной от России, Узбекистана и Казахстана. Президент, которого изберут в июле, должен будет выполнить революционные обещания по восстановлению законности, улучшению условий жизни и борьбе с коррупцией.

42-летний Назаралиев, в синей бейсбольной кепке, плотно сидящей на его крупной голове, представляет собой довольно необычную фигуру в Киргизии. Его энергичные политические проповеди можно услышать по радио. По всему Бишкеку расклеена реклама его ресторанов, клиники, а также плакаты против алкоголизма: 'Папа, не пей'. Утром 24 марта демонстранты перед своим триумфальным походом к президентскому дворцу собирались возле клиники Назаралиева - собирались по его приглашению.

В области медицины доктор Назаралиев внушает уважение своими достижениями, хотя оно смешано с подозрениями насчет действительной эффективности его необычного подхода к наркомании. Назаралиев, являющийся членом Российской Академии Наук, признает, что некоторые из его коллег, придерживающихся традиционной медицины, мало считаются с его 'знахарскими' методами. Он говорит, что ряд российских священников даже обвиняет его в поклонении дьяволу.

Вырос Назаралиев в южном киргизском городе Ош, находящемся в Ферганской долине. По этой долине проходит известный маршрут контрабанды наркотиков, берущий начало на маковых плантациях Афганистана, идущий через всю Среднюю Азию и оттуда - в Европу и США.

Ребенком Назаралиев слушал местные предания о традиционных целителях, надевавших обрядовые одежды, впадавших в транс и пытавшихся вылечить самые разные болезни странными движениями рук и танцами. Получив медицинское образование, он начал работать с алкоголиками и со временем открыл собственную клинику, занимающуюся лечением алкоголизма или наркомании.

Видеозапись, сделанная в его клинике, показывает, как Назаралиев проводит сеансы стрессовой терапии. Доктор, со страшным оскалом на лице и каплями пота, выступающими на лбу, водит руками вокруг загипнотизированного и стонущего пациента. 'Выдави все из себя, работай сильнее!' - говорит Назаралиев своим громким гортанным голосом. Он бегает по комнате, хлопает в ладоши, стучит ногами, изредка легко бьет по лицу трясущегося пациента. Тот наклонен вперед, голова его качается, глаза закрыты, а руки вытянуты. Техника лечения была разработана на основе методов традиционных племенных киргизских целителей.

Пару лет назад Назаралиев, испытавший на себе влияние восточной философии, обратился к магии камня, который, по старым китайским и японским поверьям, наделен мистическими силами. Он объездил всю горную Киргизию в поисках действительно необычных камней, камней странной формы, с выемками, необычными краями и разных цветов. За некоторые из них он платил тысячи долларов. Его письменный стол заполнен маленькими круглыми камнями. 'Легенда гласит, что в прошлом люди пользовались камнями для борьбы с дьяволами', - говорит Назаралиев. Камни среднего размера искусно разложены в ящиках на разровненном граблями песке в его новом японском ресторане, носящем название 'Камень в воде'. (Назаралиев владеет еще одним рестораном, где готовят бифштексы.) В саду второй клиники, находящейся за пределами Бишкека, собраны гигантские камни; там же находится водопад - тоже в обрамлении камней.

Именно там 26-летний наркоман из Германии Штумпф ведет свои беседы с камнем. Штумпф употребляет героин уже семь лет. По его словам, он обратился к доктору Назаралиеву, как к 'последней надежде'.

После того, как друзья по несчастью и одновременно пациенты клиники в большом костре сожгли его одежду - тапочки, майку, трусы - что должно было символизировать разрыв с прошлым, Штумпф на склоне горы разбил юрту - традиционное жилище киргизских кочевников. Он должен был провести в ней 48 часов в полном одиночестве и в молчаливом созерцании. Проведя два дня в юрте, Штумпф бросил свой камень, символическое скопище его проблем, в большую кучу других камней, и отправился домой в Германию.

Здешние врачи говорят, что значительная часть их лечения основана на современных медицинских знаниях, и что ритуалы добавляют духовный, психологический компонент, который важен не меньше, чем лекарства. В клинике заявляют, что по данным статистики, около 80 процентов их бывших пациентов не возвращаются к своим пагубным привычкам.

Большинство пациентов приезжает сюда из стран бывшего Советского Союза, хотя частыми клиентами здесь бывают и наркоманы с алкоголиками из Германии, США и Израиля - в большинстве своем советские эмигранты. Российский криминальный мир также стабильно поставляет пациентов, и у Назаралиева сейчас в нем есть широкие связи. Однако он предпочитает заниматься с мастерами йоги и говорит, что большинству его друзей за 70.

Трехнедельный курс лечения в клинике стоит 5000 долларов. Сегодня у Назаралиева есть возможность перепоручить значительную часть лечебной работы своим сотрудникам, что дает ему время и возможность заняться другими делами, например, баллотироваться в президенты.

Шум и суматоха во время революционного митинга в клинике в прошлом месяце вызвали волнение у некоторых его врачей и пациентов, которые пригрозили собрать вещи и уехать из больницы. Сотрудники опасались, что антиправительственные заговоры их босса приведут к закрытию клиники.

Среди этой толпы группа наркоманов, приехавшая лечиться из Грузии, революция в которой воодушевила киргизскую оппозицию, достала где-то революционный грузинский красно-белый флаг. Пациенты вывесили его из окна своей палаты в знак солидарности с киргизскими демонстрантами, выкрикивавшими лозунги внизу. Назаралиев, подготовившийся к худшему, сидел внутри клиники в пуленепробиваемом жилете и с автоматом в руках в готовности к бою. Однако автомат ему использовать не пришлось. В недавно опубликованной газетной статье доктор Назаралиев сравнил себя с другим врачом, ставшим революционером - с Че Геварой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.