26 апреля 2005 года - Тони Блэр стал самым плохим премьер-министром после Невила Чемберлена, политика, с которым у него очень много общего. Чемберлен был крайне самоуверенным и наглым политиком, великолепным оратором и глубоко религиозным человеком, имевшим прямой выход на Господа. У него было подавляющее большинство в парламенте, он был очень популярен в стране и возглавлял кабинет, укомплектованный ничтожествами.

Будучи незнакомым с внешним миром, он проводил собственную катастрофическую внешнюю политику, действуя по подсказке советников из секретных отделов, которые были такими же безграмотными, как и он сам. Стремясь умиротворить германское государство, представлявшее в то время главную угрозу миру во всем мире, он только разжигал аппетит этой страны к агрессии и экспансии. Его вопиющие ошибки сыграли немаловажную роль в развязывании Второй Мировой войны, ставшей главной трагедией 20-го века.

Блэр пошел по его стопам, и ему уготовано такое же место в историческом пантеоне бесчестья. Как и Чемберлен, он наглый и направляемый рукой божьей умиротворитель. Он непристойный союзник разнузданного государства, которое представляет из себя угрозу всему миру, как Германия в 30-е годы.

Вместо того, чтобы попытаться создать великий альянс для противостояния этой новой угрозе - 'коалицию нежелающих', которая могла бы включать в себя европейцев, русских и китайцев, Блэр встал на сторону империи зла. Он взял на себя роль главного заводилы, заставив Британию стать участницей американских агрессивных войн. Сегодня Лейбористская партия стала инертным пособником этой политики умиротворения, совсем как консерваторы в 30-е годы. Партию войны Блэра необходимо разгромить на выборах. Самый популярный сегодня лозунг звучит так: 'Блэр должен уйти'. Эта простая фраза звучит по всему политическому спектру - от консерваторов до либералов из левоцентристской коалиции 'Respect' (Уважение), она проникла даже в ряды самих лейбористов. Этот лозунг совершенно очевидно пользуется поддержкой большинства. Блэр - это военный преступник, которого следует заключить в камеру без права голосования, без права быть избранным. Однако сторонникам лейбористов, которые недолюбливают Блэра, предстоит проглотить еще более горькую пилюлю. Вся партия несет ответственность за своего лидера, способствовавшего развязыванию войны, и за его правительство, ставшее молчаливым соучастником преступления.

Новые лейбористы могут быть саморазрушительными, однако старая Лейбористская партия находится не в лучшем состоянии. Как напоминают нам недавние некрологи о Джиме Каллагане (лидер лейбористов и премьер Великобритании в 70-е годы - прим. пер.), лейбористы еще в 70-е годы находились в состоянии, близком к коллапсу. Мысль о том, что есть живая и активная партия, способная сплотиться вокруг Гордона Брауна (министр финансов и соратник Блэра - прим. пер.), это лишь жалкие мечты. Лейбористская партия сегодня - лишь жалкое подобие своего прошлого. Она понесла такие же потери и урон, как и профсоюзное движение, она не сможет играть заметной роли в 21-м веке. С учетом ее недавнего прошлого такой исход можно только приветствовать.

Конечно, и у тори положение не лучше. Ими тоже руководят военные преступники, которые поддерживают эту агрессивную войну. Но если бы в то время тори были у власти, их традиционная привязанность к арабам могла бы поубавить тот энтузиазм, с которым они приветствовали агрессию. Их пассивность по поводу войны пришлась на период более масштабного краха, поскольку консерваторы, как и монархия, как и англиканская церковь, как и Би-Би-Си, находятся в состоянии окончательного упадка. Не будет больше возврата к автоматическому большинству тори 20-го века. Даже аномальная по своей природе победа консерваторов не даст им продержаться у власти и года.

На прошлых выборах я предпочел поддержать партию воздержавшихся, и она одержала выразительную победу. Многие предпочтут ее и на этот раз, поскольку выбор небогат и непривлекателен. Вырождение британской политики и неспособность малодушного поколения членов парламента предотвратить сползание страны к войне по-прежнему вызывает волну неприятия выборов. Однако фоновым настроением этих выборов, которое не обязательно находит свое отражение в опросах общественного мнения, остается глубокое чувство возмущения и негодования, даже отвращения к правительству Тони Блэра. Это может заставить людей проголосовать, а не воздержаться, что способно дать неожиданные результаты.

В этом году из-за серьезного недовольства большой части электората, которая обычно считает голосование своим долгом, может появиться маленький, но довольно реальный шанс для перемен. Голосование, проводимое вдумчиво, а не по племенному признаку, может привести к прорыву, который не только разрушит правительство Блэра, но и создаст новые политические рамки. Каждый отдельный избиратель должен использовать свой голос, чтобы обеспечить в парламенте антивоенное большинство. Для достижения этой цели будет необходимо проголосовать: в большинстве случаев за либеральных демократов, в меньшей мере - за 'Respect' и Зеленых. Однако никто не должен стыдиться голосовать за консерваторов, поскольку они в парламенте голосовали против войны. Надо отставить в сторону былую враждебность, как это произошло в Палате Общин, которая низвергла с пьедестала Чемберлена.

Идеальным исходом был бы такой, при котором капризы существующей избирательной системы, требующей выбора членов парламента по территориальному принципу, а не по партийному, привели бы в новую Палату Общин примерно по 30 процентов парламентариев от каждой основной партии. Подвешенный в таком состоянии парламент вернул бы войска из Ирака, как это сумели сделать испанские избиратели. Это также дало бы и другие преимущества, освежив избирательный процесс и возродив интерес к политике на парламентской арене. Такое вряд ли произойдет, но это самый оптимистичный сценарий, который может стать результатом нынешней гонки.

Ричард Готт в соавторстве с Мартином Гилбертом (Martin Gilbert) написал книгу 'The Appeasers' (Умиротворители агрессора), изданную Phoenix Press

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.