В пятницу жестокий бунт унес жизни десятков людей в Андижане, ключевом городе на востоке Узбекистана, куда срочно выехал президент Ислам Каримов, и где солдаты расстреляли толпу, пришедшую поддержать восставших.

Недавно террористами-самоубийцами были совершены три теракта, потрясшие Ташкент, столицу Узбекистана. Атакам подверглись американское и израильское посольства и генеральная прокуратура, жертвами стали, по меньшей мере, два человека.

По официальному сообщению на Интернет-сайте, 'Исламское движение Узбекистана' взяло ответственность за эти теракты, подлинность информации проверить не удалось. В Ташкенте и на юге страны недавно начались два процесса против так называемых исламистов (всего 31 человек), по обвинению в терроризме и участию (это касается некоторых из них) в терактах, унесших жизнь 47 человек в марте.

Обвиняемые якобы 'признали свою вину', а представители правозащитных организаций выступили с разоблачением применения пыток (кроме того, информация о пытках подтверждается в докладе специального представителя ООН, сделанном на основе данных, полученных им в ходе пребывания в Узбекистане в конце 2002 года).

Шла ли речь о терактах, совершенных более или менее маргинальными группами, входящими в движение 'Аль-Каида', как часто склонны говорить об этом аналитики, или эта волна насилия свидетельствует о более глубоком кризисе режима, без сомнения, являющегося самым деспотичным и жестоким в регионе, свидетельствует о неуверенности в развитии стран Средней Азии, после падения того, что осталось от движения талибов, или даже говорит об абсцессе бесконечного палестино-израильского конфликта, который распространяется почти всюду?

Действительно, в конце марта теракты-самоубийства в Ташкенте, нападения с применением автоматического оружия и операции полиции, проведенные против предполагаемых организаторов этих акций, привели к смерти около сорока человек. Большинство нападений, некоторые из которых впервые были совершены женщинами, были нацелены на полицию, и власти обвинили в этих терактах радикальных исламистов, выдвинув предположение, что атаками без сомнения, руководили из-за рубежа. Власти обвиняют 'Хизб-ут-Тахрир' (Партию исламского освобождения), запрещенную в стране, в организации терактов, что представители этой партии отрицают.

'Хизб-ут-Тахрир' выступает за создание 'халифата' в Центральной Азии и отвергает как демократический путь, так и путь насилия. Внимание общественности приковано также к другой организации, которая, однако, ведет вооруженную борьбу, к 'Исламскому движению Узбекистана', уже обвиненной в организации терактов в 1999 году, которые унесли жизни 16 человек в Ташкенте, и были, похоже, направлены против самого президента. Главные силы этой организации, после участия в боях в Таджикистане во время гражданской войны 90-х годов, присоединились в Афганистане к талибам.

Ясно одно, режим Ислама Каримова целиком строится на репрессиях, и такие международные организации, как 'Human Rights Watch' и 'International Crisis Group' не перестают привлекать внимание международного сообщества к этому. Как недавно напомнил на страницах турецкого Интернет-сайта Абдурахим Пулат, лидер Народного движения Узбекистана 'Бирлик' ('Единство') вынужденный скрываться в США (в свою очередь, лидер другой партии 'Эрк', Мухаммед Салих, пребывает в изгнании в Норвегии), отсутствие демократического пространства открывает дорогу движениям протеста сугубо исламистского толка.

Всего за несколько дней до парламентских выборов, ни одна из оппозиционных партий, достойных так называться, не получила возможности участвовать в этих выборах официально, и члены этих партий стали жертвами преследования и репрессий; неправительственные организации полностью отказались от поддержки свободных выборов в силу нового законодательства; принята поправка к закону о партиях, запрещающая иностранным правительствам и неправительственным организациям сотрудничать с зарегистрированными политическими партиями.

Кроме того, проявляются многочисленные экономические и социальные проблемы: в частности, коррупция разъедает полицию; продолжается трафик наркотиков; имеет место серия политических процессов в лучших советских традициях, процессов, инспирированных больным и даже умирающим, как говорят, руководителем; неуверенность при переходе к рыночной экономике в связи с опасениями поколебать и без того хрупкие социальные отношения, - все это ставит вопрос о международном доверии к режиму. С 1991 года общий объем производства упал в среднем на 30%; городское население, рабочие и работники сферы обслуживания несут наибольшие убытки в этот переходный период. Другие затруднения: огромная зависимость по водоснабжению от Киргизстана и Таджикистана, и недостаток пахотных земель.

Среди региональных держав, сегодня именно Россия, бывший колонизатор, оказывает наибольшее влияние во всем регионе, и, следовательно, в Узбекистане. Центральная Азия под крылом Москвы, где Узбекистану принадлежит ведущая роль: такова концепция Ислама Каримова в той или иной степени открытая, в той или иной степени имплицитная. Можно вспомнить, о том, что ему принадлежала ведущая роль в победе неокоммунистов в кровавой гражданской войне в Таджикистане (где около четверти населения составляют узбеки), он потребовал от Москвы не выходить из конфликта, что привело к поражению коалиции демократов и мусульманских радикалов.

Несмотря на силу воздействия персидской культуры, о чем, среди прочих, свидетельствует роль таких городов как Бухара, Самарканд, Хива и Мерв, влияние шиитского Ирана остается ограниченным, по той причине, что руководство Узбекистана глубоко отвергает 'исламский фундаментализм'.

В новом мире, который стремится к однополярности, окажется ли влияние Запада решающим? Усиливается военное сотрудничество с США: в 1996 году был подписан договор с Вашингтоном об организации офицерской школы под американским руководством. Недавно созданная военная база на узбекской территории позволяет сохранять американский контингент в 1000 человек, не говоря уже о ежегодных учениях НАТО ('Баланс Ультра'), что также обеспечивает развертывание американских частей.

Один из решающих вопросов связан с планированием строительства нефтепроводов и газопроводов и участием в этом проекте Ташкента, который, конечно, не рискует полностью остаться в стороне от принятия решений в ходе консультаций, поскольку это касается производства (нефти и газа) и экспорта (газа). Дело в том, что в последние месяцы наблюдается небольшой кризис в американо-узбекских отношениях.

США, рассматривающие режим Ислама Каримова в качестве одного из главных политических и экономических бенефициаров в ситуации, сложившейся после падения талибов, сильно озабочены тревожной ситуацией с правами человека, и угрожают отказать Узбекистану в военной и экономической помощи, если ситуация не улучшится. Программа стратегического партнерства, по договору с Вашингтоном, строится на американской поддержке 'содержательному и продолжающемуся прогрессу' в сфере прав человека, и в установлении многопартийной системы, свободных выборов, свободного мнения и независимости СМИ.

Новый подход в американской политике в регионе дает пищу для разговоров. Речь идет об анализе, проведенном российскими специалистами, в том числе Евгением Мячиным по поводу 'managed conflicts', 'обуздания конфликтов', с целью ослабить потенциальных противников (в данном случае, Россию и Китай), - именно к этому прибегают американские спецслужбы, и даже некоторые европейские страны.

Вопрос состоит в том, чтобы узнать, стала ли Центральная Азия театром 'большой игры' между державами. Центральная Азия и, в частности, Узбекистан, далекие от того, чтобы быть 'пустым полем' или 'белым пятном' на карте, - являются сложным пространством, где сегодня делаются различные ставки. Развитие Узбекистана, как и большинства среднеазиатских республик, подчеркивает необходимость появления нового поколения руководителей, у которых не было бы условных рефлексов советских лидеров.

Семих Ванер - директор по исследованиям Центра международных исследований (Париж) и директор Института изучения Восточного Средиземноморья и тюрко-иранского мира (Cemoti)

__________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Уроки Узбекистана ("Khaleej Times", Объединенные Арабские Эмираты)

Огнем и мечом ("Die Welt", Германия)

Выдумываем аргументы в поддержку ташкентского мясника ("The Times", Великобритания)

Баланс террора ("The Guardian", Великобритания)

Резня в Узбекистане ("The Washington Post", США)

Сделка с деспотом ("Financial Times Deutschland", Германия)

Ветры перемен достигают Средней Азии ("The Financial Times", Великобритания)

События в Узбекистане - постыдная реакция на аморальное злодеяние ("The Independent", Великобритания)

Что вынуждает Запад поддерживать этого палача ("The Guardian", Великобритания)

Азиатская дыра ("La Vanguardia", Испания)

Нестабильный Узбекистан ("The Wall Street Journal", США)

Да здравствует ветер перемен в Азии ("The Independent", Великобритания)

Восстание в Узбекистане подавлено железной рукой ("The Times", Великобритания)

Напряженность в Ташкенте ("The Daily Telegraph", Великобритания)

Восстание, потопленное в крови ("Liberation", Франция)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.