Поддержка Западом узбекского режима демонстрирует опасную тенденцию - опору на тиранов и деспотов

Назовем это внешнеполитической традицией 'опоры на сукиных детей'. Рассказывают, что Франклина Рузвельта спросили, как относиться к многочисленным злодеяниям его союзника, никарагуанского диктатора Анастасио Сомосы (Anastasio Somoza). Президент ответил: 'Может быть, он и сукин сын, но это наш сукин сын'.

Сегодня, через 60 лет, эта фраза отлично подходит для определения политики США, а значит и Британии, по отношению к ташкентскому тирану Исламу Каримову, который правит центральноазиатской Республикой Узбекистан со времен распада СССР в 1991 г.

То, что Каримов сукин сын - факт бесспорный. Как и многие его предшественники-деспоты, он заимствует жесточайшие методы подавления инакомыслия из мрачных времен средневековья. В результате в его пыточном арсенале появился котел с кипятком: в 2002 г. Каримов сварил живьем двух своих критиков. Число политзаключенных в Узбекистане составляет 6000 человек, независимая экономическая деятельность подавляется, свобода вероисповедания жестко ограничена, свободной прессы не существует, интернет подвергается цензуре. 26 декабря, когда весь мир восхищался украинской 'оранжевой революцией', Каримов провел выборы, исход которых был ясен заранее - ведь все оппозиционные партии он запретил.

Но какое значение имеют 'кое-какие нарушения прав человека', если речь идет о друге. А Каримов - несомненно наш друг. Вскоре после событий 11 сентября он разрешил США создать военную базу в Ханабаде, внеся тем самым полезный вклад в подготовку войны против Афганистана. С тех пор он с удовольствием играет роль надежного гаранта поставок нефти и газа из Центральной Азии - столь вожделенных для США, которые стремятся сократить нефтяную зависимость от стран Персидского залива. Кроме того, он с готовностью согласился предоставить свои услуги для акции, которая носит стыдливое название 'передачи': лиц, подозреваемых в причастности к терроризму, вывозят для допроса в страны, где к пыткам относятся менее щепетильно, чем Британии или США.

Именно из-за этого Крейг Мюррей (Craig Murray), бывший посол Великобритании в Ташкенте, попал в немилость к начальству: этот смелый человек утверждал, что Англия 'продает душу дьяволу', используя информацию, полученную столь отвратительным способом.

Отмахнувшись от сомнений, высказанных Мюрреем, Лондон и Вашингтон по-прежнему испытывают к Каримову чувство признательности. В Ташкент потоком устремились высокопоставленные чиновники бушевской администрации, чтобы поблагодарить диктатора за оказанные услуги. Дональд Рамсфелд (Donald Rumsfeld) - ему, видно, недостаточно того, что в 1983 г. он уже фотографировался вместе с Саддамом Хусейном - восхвалял Каримова за 'отличное сотрудничество', а бывший министр финансов в кабинете Буша Пол О'Нил (Paul O'Neill) выразил восхищение 'мощным интеллектом' самодержца и его 'страстным желанием' улучить жизнь простых узбеков.

Впрочем, этот вопиющий пример 'опоры на сукиных детей' прошел бы практически незамеченным, если бы не события последних дней. Ведь водить дружбу с отвратительными субъектами можно только тогда, когда другие не слишком приглядываются к вашему приятелю - а на этой неделе весь мир увидел режим Каримова в действии. Когда в прошлую пятницу его оппоненты вышли на улицы, диктатор приказал войскам расстрелять демонстрантов. Узбекские официальные источники говорят о 169 погибших; правозащитные организации оценивают количество жертв в 500-750 человек: большинство среди них составили безоружные люди.

Массовые демонстрации в Ливане, Грузии и на Украине американцы приветствовали как проявление 'воли народа'. Однако на смелое народное выступление в Узбекистане они отреагировали по-другому. Вашингтон призвал обе стороны к 'сдержанности', ставя тем самым мирных демонстрантов на одну доску с теми, кто их расстреливал. Правда, за последние два дня тон Вашингтона слегка изменился. Теперь Госдепартамент требует от Ташкента 'проведения реальных реформ' и решения 'проблем с правами человека'. Нельзя, по крайней мере, исключать вероятность, что вскоре в Вашингтоне решат: Каримов стал слишком одиозной фигурой, и его следует заменить на другого, более 'удобоваримого' - но не менее надежного - лидера. Иными словами, чтобы был такой же 'наш', но не такой сукин сын.

'Опора на сукиных детей' всегда доставляла некоторые неудобства, даже во времена Рузвельта; она, конечно, плохо состыкуется с самовосприятием Америки как этакого 'луча света в темном царстве'. Но сегодня это противоречие - кое-кто назовет его лицемерием - велико как никогда. Ведь дело происходит в бушевскую эпоху, а главный постулат доктрины Буша - распространение демократии и 'неудержимого пламени свободы' повсюду, вплоть до самых дальних уголков планеты. Такую риторику трудно увязать с практикой - например финансированием диктатора, который варит своих врагов живьем.

Может быть, Бушу стоит порвать с традициями прошлого и вести свою борьбу за демократию чистыми, демократическими методами? Но такой вариант его пугает. Если позволить провести свободные выборы в странах, которые сегодня считаются надежными союзниками США - например, Египте, Саудовской Аравии, Иордании, Марокко - кто может поручиться за последствия? Вашингтон боится, что на смену пусть сомнительным, но друзьям придут непримиримые враги: радикалы-исламисты, которые, скорее всего, и выйдут победителями из любого демократического состязания во многих странах арабского мира.

Вопрос, конечно, сложный. Тем не менее, можно привести немало аргументов в пользу того, чтобы Америка, да и Британия, не просто говорили о демократии, но и вели себя как демократы - и не только идеалистического, но и прагматического свойства.

Во-первых, деспоты - ненадежные союзники: они слишком часто превращаются из друзей во врагов. Напомним о двух людях, некогда игравших для Америки роль 'наших сукиных детей'. В 1980х гг., США поддерживали Саддама в войне с Ираном и Усаму бен Ладена в борьбе с СССР. Именно США поставляли им оружие, которые те в конечном итоге повернули против самой Америки.

Во-вторых, прагматические 'сделки с дьяволом', по сути, неэффективны. Дело в том, что, угнетая собственные народы, тиранические режимы не подавляют, а провоцируют терроризм. Кроме того, подобные сделки, заключаемые во имя демократии, пятнают саму цель, которой они призваны служить. Поэтому либералам-реформаторам на Ближнем Востоке сегодня так трудно убедить в своей правоте арабские народы, подозревающие, что слово 'демократия' на деле означает американскую оккупацию, продажу нефти по дешевке и пытки в Абу-Грейб.

В-третьих, если демократия, как утверждается в доктрине Буша, действительно является панацеей от всех бед, то почему бы не позволить ей оказать свое магическое воздействие? Другими словами, правительство (какова бы ни была его политическая окраска), реально представляющее народ, не может не принести своей стране свободу и стабильность, о которых так мечтает Вашингтон. Пожалуй, западных лидеров должен бы успокоить хотя бы такой факт: на Ближнем Востоке даже сами демократы не призывают к немедленной революции - они понимают, что в условиях авторитарных режимов единственным пространством для общественной деятельности в их странах, помимо государства, является мечеть. Именно поэтому, если завтра в том же Египте состоятся свободные выборы, на них непременно победит исламистская группировка 'Братья-мусульмане'.

Но если Запад привяжет гигантскую финансовую и военную помощь, которую он оказывает этим режимам, скажем, к осуществлению трехлетней программы постепенной либерализации - отмене законов о чрезвычайном положении, снятию запретов на нормальное финансирование политических партий - то общественное пространство вскоре расширится, и эту новую 'территорию' займут не деспоты и не муллы, а совсем другие силы. Различные партии и движения смогут начать подготовку к будущим выборам, на которых у них теперь появится реальный шанс на успех.

С точки зрения распространения демократии такая политика, несомненно, представляется более логичной и последовательной, чем нынешний противоречивый курс 'опоры на тиранов'. И она вполне может доказать свою эффективность - даже в таком мрачном месте, как Узбекистан.

____________________________________________________________

Спецархив ИноСМИ.Ru

Что вынуждает Запад поддерживать этого палача ("The Guardian", Великобритания)

Кровь узбеков, лицемерие Запада и последний большой нефтяной захват ("The Independent", Великобритания)

На старт, внимание, марш: выдумываем аргументы в поддержку ташкентского мясника ("The Times", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.