19 мая 2005 года. Полагаться на деспота вроде Ислама Каримова всегда было опасно. Школа "реалистов" в дипломатии всегда утверждала, что отношение правящего режима к правам человека является всего одним - и никак не самым важным - из целого ряда факторов, которые должны обуславливать отношение к этому режиму демократического правительства. Географическое положение, доступ к нефти или другим природным ресурсам, потенциал для торговли, полезность в борьбе против коммунизма или фундаментализма - все это необходимо принимать в расчет прежде, чем предаваться справедливому гневу, к которому так склонны "идеалисты", моральные враги "реалистов". Даже могущественные страны вроде Америки, в конце концов, должны существовать в реальном мире, и нетрудно доказать, что господствующим в их национальных интересах является сохранение гармонических взаимоотношений с такими, например, странами, как Саудовская Аравия и Китай, в то же время заявляя время от времени официальные протесты против их более варварской практики.

Поэтому Америка и ее союзники могли убедительно доказывать, что существуют причины для того, чтобы снисходительно относиться к Исламу Каримову, сохранившемуся с советских времен правителю, который угнетал Узбекистан задолго до того, как тот в 1991 году обрел свою независимость. Когда в конце 1990-х годов он начал сажать за принадлежность к разного рода исламским организациям тысячи политических противников, критика на Западе была приглушенной из опасений, что по-настоящему опасное движение пытается создать исламский халифат в Средней Азии, в границах империи Тамерлана (Tamerlane). Его готовность после нападений 11 сентября 2001 года предложить Америке и Великобритании авиационную базу сделала его еще более полезным, несмотря даже на то, что он нарастил свои попытки запретить все формы оппозиции. Тот факт, что Узбекистан имеет крупные запасы природного газа, тоже имел определенное значение (хотя доставка газа из Средней Азии на мировые рынки является непростым делом). В 2003 году Европейский банк реконструкции и развития зашел настолько далеко, что оказал г-ну Каримову честь, проведя свою ежегодную встречу в его столице, Ташкенте.

13 мая с.г. г-н Каримов показал всему миру свое истинное лицо. Возможно, полная правда о том, что произошло в городе Андижан, станет известной через многие месяцы, если вообще когда-нибудь, однако представляется очевидным, что местные власти с экстремальной жестокостью подавили там народное восстание. Сообщается, что погибли сотни людей. Свидетели утверждают, что солдаты на улицах все еще стреляли по раненым спустя 3 часа после того, как прозвучали первые выстрелы. Это, вероятно, было самое сильное зверство, осуществленное правительством против демонстрантов со времен событий 1989 года на площади Тяньаньмынь.

Теперь даже закоренелые реалисты, должно быть, ужаснулись. Даже в самом своекорыстном расчете г-н Каримов представляется союзником, без которого Западу лучше было бы обойтись. Его помощь в войне против терроризма перевешивается тем ободрением, которое он дал радикалам всех мастей в Средней Азии и за ее пределами, а также тем ущербом, который сотрудничество с ним наносит репутации Запада. Так обстояли дела еще до Андижана: самый лучший из агентов по найму кадров для "Исламского движения Узбекистана" (главная организация, которая с 1990-х годов стремится дестабилизировать Среднюю Азию) был сам г-н Каримов. В любом случае, это движение было в основном уничтожено в 2001 году, когда афганская война свергла режим талибов, который его защищал. Узбекистан больше не представляет реальной стратегической важности. При наличии баз в Киргизии и Афганистане Америке едва ли нужен Ханабад, база, за которую она щедро платит г-ну Каримову. Нужно теперь сделать его парией, лишив его режим всех форм поддержки, а также и любой военной помощи. Когда его свергнут, что случится рано или поздно, тот, кто придет ему на смену, будет иметь мало оснований любить Запад. Но поощрение смены режима стало бы одним из путей для того, чтобы начать подготовку к свержению Каримова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.