Президент США может в любой день принять в течение 20 минут решение, которое приведет к применению самого разрушительного оружия в мире.

В настоящее время в мире вопрос об опасности ядерной войны предметом дискуссии не является. Но ядерные риски сегодня, больше, чем когда-либо раньше, заявили недавно в Нью-Йорке генеральный секретарь ООН Аннан (Annan) и генеральный секретарь венского органа, занимающегося атомной энергетикой, Мохамед Эль-Барадеи (Mohamed El-Bahradei). Эти опасения, очевидно, разделяет также часть истеблишмента США, о чем свидетельствует ниже приведенная статья Роберта Макнамары.

Макнамара являлся с 1961 года по 1968 год министром обороны США, после чего занимал пост главы Всемирного банка, пока не ушел в 1981 году на пенсию.

На мой взгляд, пришло время, чтобы Соединенные Штаты отказались от своей зависимости от ядерного оружия как типичного для периода 'Холодной войны' инструмента внешней политики. Я бы охарактеризовал нынешнюю ядерную политику США как безнравственную, незаконную, с военной точки зрения ненужную и опасную. Риск ошибочного применения ядерного оружия неприемлемо велик. Правительство Буша (Bush), не собираясь уменьшать эти риски, дает понять, что собирается рассматривать ядерный арсенал в качестве главной опоры своей военной мощи.

Когда я был министром обороны, командующий Стратегическим авиационным командованием (SAC) был на связи, где бы он ни находился, 24 часа в сутки, 365 дней в году. Этот телефон был связан с подземным командным пунктом Командования ПВО Североамериканского континента в Колорадо и с президентом Соединенных Штатов, где бы тот ни находился. В свою очередь, президент должен был постоянно иметь при себе код для применения ядерного оружия, который находился в портфеле офицера из сопровождения президента.

Командующий SAC имел указание подходить к телефону не позднее, чем после третьего звонка. Если после этого он получал информацию, что существует угроза ракетного нападения противника, то у него оставались две-три минуты, чтобы решить, является ли предупреждение обоснованным (США не раз получали ложные сигналы). Если оно подтверждалось, то у командующего SAC оставались еще приблизительно десять минут на принятие решения о том, что порекомендовать президенту для обсуждения обстановки с двумя или тремя ближайшими советниками (как правило, министром обороны и председателем Объединенного комитета штабов). Если решение принималось, оно должно было быть незамедлительно передано на стартовые площадки.

Каждый день, в то время, когда мы занимаемся своими повседневными делами, президент и сегодня находится в готовности дать в течение 20 минут указание, способное привести к применению самого сокрушительного в мире оружия. Для того, чтобы объявить войну, надо иметь решение Конгресса, чтобы вызвать ядерный Холокост достаточно 20 минут, необходимых президенту для консультаций со своим штабом. Так мы жили 40 лет.

Между тем, многие страны, в том числе потенциальные ядерные державы, задаются вопросом: зачем США и сегодня такое огромное количество ядерного оружия, почему часть его находится в состоянии постоянной боевой готовности? Не является ли это явным свидетельством того, что американцы всерьез о ликвидации своего арсенала не думают? Не целесообразно ли ограничить свои ядерные амбиции?

13 ноября 2001 года президент Джордж Буш заявил, что сообщил президенту Владимиру Путину о сокращении в США в ближайшие десять лет 'ядерных боеголовок оперативного назначения' с 5300 до 1700-2200 единиц. Доклад "О состоянии стратегических ядерных сил США", сделанный в 2002 году, содержит совершенно другую историю. В нем допускается, что количество стратегических наступательных вооружений в последующие десятилетия увеличится и составит больше, чем 1700-2200 единиц. Дополнительно к этому правительство Буша планирует реализацию ряда дорогостоящих программ для поддержания и модернизации ядерных сил. Некоторые члены правительства активно требуют разработки новых видов ядерного оружия. При этом ссылаются на необходимость расширения производства расщепляющихся материалов, нужных для наращивания арсеналов. Наконец, предусматривается интегрировать национальную противоракетную систему в новую триаду наступательных вооружений, чтобы увеличить способности страны для нанесения удара по противнику.

Администрация Буша, как известно, заявила, что у нее нет намерения требовать от Конгресса ратификации Договора о запрете ядерных испытаний. Хотя окончательное решение о возобновлении ядерных испытаний еще не принято, государственные лаборатории уже сегодня получили указание начать работу над новыми видами ядерного оружия и готовиться к подземным испытаниям в Неваде, если в будущем они потребуются. Джордж Буш открыто говорит о том, что ядерное оружие останется на ближайшие десятилетия составной часть вооруженных сил США.

Тем не менее, государствам, не владеющим ядерным оружием, говорят: 'Мы, имея самые мощные в мире обычные вооруженные силы, претендуем на обладание на долгие времена ядерным оружием, а вы, имея перед собой хорошо вооруженного противника, никогда не должны иметь права ни на одну единицу ядерного оружия'. Если Соединенные Штаты будут придерживаться такой позиции и впредь, то расползание ядерного оружия будет со временем неудержимым. Наряду с другими с большой долей вероятности ядерные программы объявят такие государства, как Египет, Япония, Саудовская Аравия, Сирия и Тайвань. Дипломаты и представители разведки считают, что неоднократные попытки заполучить соответствующие ресурсы предпринимал Усама бен Ладен (Osama bin Laden).

Буквально летом прошлого года бывший министр обороны США Уильям Перри (William J. Perry) сказал: 'Я никогда не боялся ядерного взрыва так, как сегодня. Вероятность ядерного удара по целям в США в течение ближайших десяти лет составляет более 50 процентов'. Я разделяю его опасения. Поэтому мы обязаны немедленно, по крайней мере, как можно скорее приступить к ликвидации ядерного оружия. К сожалению, у многих есть большое искушение придерживаться стратегии последних 40 лет, когда одна серьезная ошибка приводит к неприемлемому риску для всех государств.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.