Ноам Чомски (Noam Chomsky) считается одним из самых авторитетных лингвистов современности. Всемирную известность он приобрел в связи со своей крайне острой критикой внешней политики США и доктрины превентивных войн администрации Буша.

FREITAG: Сегодня в Ираке без стрельбы не проходит и дня. Вы всегда очень жестко критиковали агрессивную войну США против этой арабской страны, и не отказались от этого и после того, как все же были проведены всеобщие выборы.

Ноам Чомски: Да, поскольку вторжение Буша (Bush) не имело ничего общего с демократизацией в Ираке и в других арабских государствах. Первые свободные выборы в регионе прошли еще в 1999 году в Катаре, а самый мощный импульс демократизации пришел с телеканала al Jazeera. Впрочем, у меня создается впечатление, что администрация Буша пыталась всячески помешать проведению выборов в Ираке 30 января. Она заставила изменить конституцию и ввела систему делегирования, которую могла контролировать. Против этого было направлено массовое сопротивление - я имею в виду не террористов с их бомбами, - а пассивное, ненасильственное сопротивление во главе с символической фигурой аятоллой аль-Систани (al-Sistani), не оставившим американцам и британцам иного выбора, кроме как разрешить провести выборы 30 января. Оккупационные державы торпедируют процесс демократизации в Ираке, заявляя, что и далее вряд ли можно будет назвать дату, подходящую для вывода войск.

FREITAG: Как должны относиться к этой политике левые партии в Европе, особенно в Германии? Европа может стать независимой силой в мировой политике. . .

Ноам Чомски:. . . но именно этого и опасаются критики евро-империализма. Почему? Идти своим собственным путем, это не значит, что надо бороться против США, надо делать то, что правильно с точки зрения европейских интересов, например, на Ближнем Востоке. Если вновь обострится израильско-арабский конфликт, то ЕС поступил бы верно, проигнорировав США и решив там вопросы, которые поддаются решению.

FREITAG: Другими словами, Вы думаете о 'сценарии: хороший полицейский - плохой полицейский', который должны предложить нам Европа и США?

Ноам Чомски: Пойти на это - значит превратиться в жертву идеологии, рассматривающей государства в качестве некой единицы и игнорирующей людей со всеми их заботами. Ведь Европа и США как единицы не лишены внутренних противоречий. У людей и здесь, и там относительно одинаковые интересы, и они одинаково противостоят господствующему классу в своих государствах. Поэтому мы не должны обольщаться пропагандой, находящей удовольствие в том, чтобы говорить с заклинаниями о химере национального единства.

FREITAG: В США Вас обвиняют, не в последнюю очередь, в связи с Вашей позицией по Ираку в антиамериканизме. Вы любите Америку?

Ноам Чомски: Что за вопрос? Это же очевидно. Но что такое Америка? Если Вы подразумеваете под Америкой государственную власть, тогда я скажу: нет. Я нигде не люблю государственную власть. В принципе под разницей между проамериканизмом и антиамериканизмом имеется в виду концепция из арсенала тоталитарных технологий господства. Диссидентов в бывшем Советском Союзе тоже проклинали, охотно называя их 'антисоветскими' элементами. Представьте себе, что кто-то критикует в Италии Берлускони (Berlusconi), разве кому-то пришла бы в голову мысль назвать его 'антиитальянским' элементом?

FREITAG:Пока нет.

Ноам Чомски: Да, пока нет. Обвинение в антиамериканизме является забавным. Поэтому ответ на вопрос: 'про- или антиамериканский?' - является частью самого вопроса.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.