После бегства Аскара Акаева и победы Курманбека Бакиева на состоявшихся 10 июля президентских выборах в Киргизстане стали заметны признаки демократии. В то же время эта страна как никогда прежде является причиной конфликта, возникшего между США, Китаем и Россией в Средней Азии.

Как подчеркивается в отчете Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), состоявшиеся 10 июля в Киргизстане президентские выборы продемонстрировали 'ощутимый прогресс в отношении соблюдения демократических норм'. Выявленные международными наблюдателями незначительные нарушения не ставят под сомнение их результат. 'Свобода слова и собраний соблюдались в ходе всего процесса выборов', - считает посол ОБСЕ в Бишкеке Любомир Копай (Lubomir Kopaj). Граждане впервые могли следить за телевизионными дебатами между кандидатами. Конечно, такой исход голосования не стал неожиданностью, поскольку большая часть населения уже давно сделала свой выбор.

Курманбек Бакиев, с 24 марта, когда был свергнут режим Аскара Акаева, являвшийся временно исполняющим обязанности президента и премьер-министра, победил на выборах, набрав, по официальным данным, 88,9% голосов. На юге, в таких городах как Ош и Джалал-Абад - родной город Бакиева - количество отданных за него голосов достигло 95%. Феликс Кулов в силу заключенного с Бакиевым предвыборного соглашения вскоре должен возглавить правительство. Этот профессионал спецслужб, посаженный в 2001 году режимом Акаева в тюрьму, освобожденный 'тюльпановой революцией' и немедленно реабилитированный, по представлению многих, скорее всего, является ключевой фигурой тандема. Необходимо еще, чтобы новоизбранный президент одобрил обсуждаемую в настоящий момент конституционную реформу, направленную на сокращение президентских полномочий и усиление власти будущего премьер-министра.

'Один из самых успешных 'экономических проектов', начатых в Киргизстане со времени обретения независимости'

Еще до выборов некоторые западные аналитики считали Кулова, связь которого с Москвой хорошо известна, главным козырем России в Киргизстане, а Бакиева, наоборот, - фаворитом Соединенных Штатов. Это несколько поверхностное представление совсем недавно было опровергнуто благодаря тому, что новый глава киргизского государства присоединился к позиции Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), в которую входят Россия, Китай, Казахстан, Киргизстан, Узбекистан и Таджикистан и еще три страны, имеющие статус наблюдателя - Иран, Индия и Пакистан. На проходившем 4 июля в столице Казахстана Астане саммите ШОС потребовала, чтобы США и возглавляемая ими в Афганистане коалиция рассмотрели вопрос об окончании их военного присутствия в Средней Азии. Госдепартамент США тут же высокомерно ответил, что по этому вопросу могут высказывать свое мнение только государства, которых он непосредственно касается, но никак не ШОС.

Помимо имеющихся у нее военных баз в Таджикистане, коалиция располагает также базами 'Карши-Ханабад' в Узбекистане и 'Ганси' в Киргизстане. Но после кровавой расправы в Андижане, учиненной режимом Ислама Каримова, отношения между Ташкентом и Вашингтоном разладились. В Бишкеке сразу после своего избрания Курманбек Бакиев пришел к выводу, что пора 'пересмотреть' вопрос о пребывании американских войск на территории Киргизстана, поскольку, по его мнению, ситуация в Афганистане стабилизировалась, что, правда вызывает сомнения.

В декабре 2001 года Киргизстан согласился на использование США и их партнерами военно-воздушной базы 'Ганси', расположенной по соседству с международным аэропортом 'Манас' в нескольких километрах от Бишкека. Там дислоцировались примерно 700 военнослужащих, более 30 транспортных и бензозаправочных и боевых машин, предназначенных для поддержки операций в Афганистане. Договор об аренде, заключенный сначала на год, затем был продлен на три года, причем к изначальной территории базы было добавлено еще 300 гектаров прилегающих земель. США якобы ассигновали около 35 миллионов долларов на оборудование и строительство объектов различного назначения. Кроме того, они модернизировали систему навигации самого аэропорта, поставили снаряжение и обучили киргизские войска, не говоря уже об увеличении размеров экономической помощи стране. Подобные мероприятия не укладываются в короткие сроки, совсем наоборот.

Выгодно ли это для страны? 'Один из самых удачных 'экономических проектов', осуществленных Киргизстаном с момента обретения независимости', - такую оценку дал в 2004 году один комментатор, напомнив о том, что ежегодный бюджет 'Ганси' - почти 500 миллионов долларов - это примерно треть ВВП Киргизии, который в 2003 году составил 1,6 миллиарда долларов. Немалые доходы извлекал из нее зять Аскара Акаева, поскольку вплоть до свержения его тестя одна их принадлежавших ему компаний являлась монополистом по обеспечению базы горючим. Совсем недавно, 2 июня, руководство аэропорта 'Манас' заявило, что получило в 2004 году на обслуживание 'Ганси' более 12 миллионов долларов.

Начиная с 2003 года, Москва возобновила свое военное присутствие в Киргизстане. Россия располагает здесь базой в Канте, мощности которой не идут ни в какое сравнение с 'Ганси'. Единственная значимая операция, проведенная находящимися там летчиками, - вывоз Аскара Акаева и его семьи, которые в марте этого года бежали из страны. . . Совершенно парадоксально, что предупреждению, сделанному Бакиевым Вашингтону, предшествовали упорные слухи о размещении еще одной иностранной военной базы, теперь уже неподалеку от Оша - главного города юга страны на окраине Ферганской долины. Будет ли она российской, а, может быть, китайской - мысль о чем приводит в ужас одного из московских комментаторов, который усматривает в этом 'неизбежную катастрофу' для России, - или ее возьмет под свою эгиду ШОС и руководимая Москвой Организация Договора о коллективной безопасности?

Приводились всякие версии. Некоторые российские СМИ приписывают авторство этой 'инициативы' людям, близким к Кулову, который опроверг такую возможность, в то время как Бакиев в туманных выражениях сообщил, что, если бы возникла такая необходимость, Ош стал бы неплохим выбором. Вопрос возник в конце мая, вскоре после андижанской трагедии, когда режим Ислама Каримова потребовал от Киргизстана силой вернуть на родину узбеков, бежавших на ее территорию.

Как выяснилось, Бишкек никому не делал официального предложения. Но идея витает в воздухе. Несмотря на то, что новоизбранный глава киргизского государства давно заявлял, что стремится сотрудничать 'на равных' как с Россией, так и с Соединенными Штатами и Европейским Союзом. . . Понятно, что Москва прилагает все силы к тому, чтобы стать более привилегированным партнером, чем остальные.

А пока Курманбек Бакиев осознает, что и он, и его правительство должны 'сделать все возможное, чтобы повысить уровень жизни населения'. Он пообещал в самом ближайшем будущем увеличить на 30%-40% зарплату учителям и медработникам. . . На одном из предвыборных плакатов он был изображен на фоне завода, из трубы которого поднимается столб густого дыма: 'Необходимо, - доказывал он в апреле этого года, - чтобы промышленные предприятия снова заработали, это единственное средство справиться с безработицей и высвободить ресурсы'.

В какой же отрасли? У Киргизии нет ни газа, ни нефти, если не считать узбекских анклавов, которыми испещрен юг страны. Но кое-какие сырьевые запасы у нее имеются: залежи железа, олова, золота. Помимо золотого рудника 'Кумтор', разрабатываемого филиалом 'Cameco corporation' (Канада), который обеспечивает 1500 рабочих мест и от 6% до 8% ВВП, 'в концессию можно было бы сдать и другие рудники'. В Бактенской области имеются запасы бокситов, и российский гигант 'Рус Ал' подписал в мае этого года протокол соглашения о строительстве в Киргизстане алюминиевого завода.

Бакиев говорит также о перегонке сырой нефти - 'Мы работаем над этим вопросом с китайскими инвесторами' - туризме, текстильной и пищевой отраслях, перерабатывающей промышленности. . . 'Стоимость рабочей силы здесь примерно такая же, как в Китае, киргизские и китайские товары, цены и качество которых примерно одинаково, конкурируют на рынках Казахстана и Сибири', - поясняет Роман Могилевский, руководитель Центра социально-экономических исследований в Киргизстане. Однако 65% населения пока еще проживает в сельской местности, где используемая система сельскохозяйственного производства обеспечивает лишь прожиточный минимум. На юге земельные наделы слишком малы, чтобы дать семьям достойное существование. Благодаря международным программам помощи, процент граждан, живущих за чертой бедности, снизился с 64% в 1999 году до 52% в 2003. Не слишком значительное улучшение.

В свете всего этого, 'самой животрепещущей проблемой, - продолжает Могилевский, - по-прежнему остается коррупция, но не та дань, которую взимали низкооплачиваемые чиновники, а коррупция, что свирепствовала при прежнем режиме на вершине власти'. Курманбек Бакиев и сам признает, что существует прямая связь между хищничеством сильных мира сего и обнищанием населения в 90-х годах. 'Руководство подписывало невыгодные для страны контракты, распродавало богатства страны с прибылью для себя, расхищая, таким образом, государственные деньги. Этим вопросом должен заняться суд. В будущем я рассчитываю на СМИ. Они должны стать важнейшим орудием в борьбе с коррупцией. Нам самим предстоит принять безотлагательные меры. Чиновники должны постоянно чувствовать неотвратимость наказания, если они поддадутся соблазну'.

Первые же активные шаги со стороны исполняющего обязанности генерального прокурора Азимбека Бекназарова заставили нескольких фаворитов предшествующего режима, в том числе бывшего госсекретаря и главу президентской администрации, вернуть в бюджет страны несколько десятков тысяч долларов. И все же депутат от Ошской области и одновременно представитель узбекской общины в Киргизстане Даврон Сабиров настроен скептически. 'Система коррумпирована до такой степени, что Бакиеву не удастся что-либо изменить, так как большинство личностей, свирепствовавших при Акаеве, остались на месте. Один только Кулов и мог бы действовать, но при условии, что президент даст ему такую возможность'. Так за самого ли Бакиева или против практики свергнутого режима отдала свои голоса большая часть населения?

'Новый глава государства, как никто другой, знает, что нет незаменимых руководителей, и поэтому должен сдержать свои обещания, - замечает руководитель неправительственной организации 'Будущее без коррупции', партнера 'Transparency International', Айгуль Акматжанова. - Иначе его ждет повторение событий 24 марта, и он это понимает'. Президент прекрасно отдает себе отчет в том, что, возможно, будут предприниматься и другие попытки со стороны 'контрреволюции', подобные той, которая была тщательно подготовлена и осуществлена 17 июня, чтобы позволить дочери и зятю Акаева вновь прийти к власти. А значит, ему необходимо заручиться поддержкой населения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.